Нижние Земли

Размер шрифта: - +

Часть 2. Десерт для каждого

В марте весна вступила в права уже полностью, нахально лезла в глаза солнечными лучами, пока не жаркими, но уже ощутимо греющими лицо и спину. Оборотни приходили на службу в легких куртках. Первым без привычного утепления явился Бернар. Остальные постепенно следовали его примеру, только стажер Густаф Локхорст до последнего не расставался с тяжелым пальто. В другой ситуации Марк или Ларс не упустили бы случая, чтобы беззлобно поддеть его на эту тему. Мол, просто хочет выглядеть старше и серьезнее, и еще вопрос, перед кем: то ли перед комиссаром Ордом (которого он довольно долго не решался называть просто по имени, как привыкли уже все остальные тройки), то ли перед айтишницей Элис Бердников.

Конечно же, если бы Марк – или Ларс – отпустили хоть одну шуточку в этом духе, Густаф наверняка нашел бы, что им ответить. И то, что ему не нужно пытаться казаться взрослее, ведь он и так уже получил признание, когда Тео самолично пригласил его на стажировку, не дожидаясь вручения диплома. И то, что Элис ценит в нем совсем не внешний вид, вернее, и внешний вид тоже, но ее гораздо больше привлекает то, что находится в его, Густафа, черепной коробке. И то, что взрослость – это как раз не стремление выглядеть по-пижонски, а бережное отношение к своему здоровью.

Густаф нашелся бы, ведь он уже достаточно хорошо проникся общей атмосферой Третьего децерната, где о субординации имели очень своеобразное представление.

Вот только тройкам было совсем не до шуток.

А судя по их внешнему виду, еще и не до сна.

Марк как-то резко потерял свое место признанного эталона невыспанности. Остальные – в основном, оборотни – были такими же помятыми, небритыми (даже те, кто не брился вовсе) и красноглазыми. Только Тео Орд, казалось, обрел второе дыхание и с легкостью справлялся с выросшей нагрузкой, успевая подбадривать подчиненных.

Подчиненные принимали эти подбадривания с благодарностью и в свою очередь старались по максимуму облегчить своему комиссару жизнь.

Вплоть до того, что никто даже и не подумал что-то спросить или вообще выразить вслух свое удивление, когда автобус, в котором они ехали спустя недели две после той схватки в канализации, затормозил на вечно запруженном перекрестке, и Тео резко встал, подошел к водителю и, наклонившись к окошку в прозрачной перегородке, что-то ему сказал.

Никто не расслышал, что именно, да и не вслушивался в его слова. Тройки озадаченно проследили взглядами, как Тео скользнул между створками передних дверей, не дожидаясь, пока они полностью разойдутся в стороны, и заспешил между машинами к зданию Второго децерната – от него до кладбища было рукой подать. Проследили, переглянулись и ничего не сказали.

Так и промолчали остаток дороги туда и всю дорогу обратно.

Уже в децернате, спустя несколько часов, показавшихся, кажется, всем без исключения, вечностью, их встречал уже прежний Тео Орд. Первый комиссар Третьего децерната, штатное солнышко в окошке, улыбчивый, спокойный и очень надежный. Как будто «ситуации один-ноль» никогда и не случалось.

– Он вообще человек? – шепотом спросила Агнешка у Марка, когда оборотни тесной гурьбой заходили к себе в раздевалку.

В своем «логове», как они называли раздевалку сами, а от них это название переняли и остальные, оборотни чувствовали себя хорошо и спокойно. Настолько хорошо и спокойно, что могли и позубоскалить по поводу начальства, тем более что это начальство всем своим видом и поведением давало понять, что зубоскалить уже можно.

Или даже нужно.

– О-о, – многозначительно сказал Марк. – Этого никто точно не знает. Ходят слухи…

Он сделал паузу и состроил страшные глаза.

Агнешка скептично посмотрела на него и фыркнула.

– А вот зря ты, – присоединился к Марку Бернар, уже устроившийся в своем любимом углу в обнимку с бронежилетом. – Наш обер врать не будет.

Агнешка фыркнула еще раз, вложив в короткий звук все, что думала по этому поводу.

– Нет, серьезно, – Марк поймал ее за руку и легонько погладил по запястью.

Если бы Агнешка сейчас была в форме волка, можно было бы воочию увидеть, как вздыбленная шерсть на ее загривке укладывается обратно, а сама Агнешка успокаивается от прикосновений обера.

– Никто не знает, кто же такой Теодор Орд на самом деле, – негромко сказал Марк. – И никто не рискует пытаться узнать. Потому что если хоть один смельчак попытается…

Он сделал еще одну паузу.

– Теодор Орд превратит в его лягушку! – раздался за его спиной веселый голос.

Агнешка дернулась, вырывая руку из лап Марка, и обернулась к двери, в которой маячил Тео собственной персоной, слегка нагнувшись, чтобы не зацепить притолоку.

– Дали же боги начальство, – пробурчала Агнешка и, раздраженно мотнув косой, удалилась в угол, не занятый Бернаром и бронежилетами.

– Отличное начальство ведь, – сказал Тео и ухмыльнулся Марку.

Тот ухмыльнулся в ответ, полностью разделяя его мнение.



Владислав Чупрасов и Римма Храбрых

Отредактировано: 10.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться