Нижние Земли

Размер шрифта: - +

Часть 4. Подъем по всем показателям

Кристо любил, чтобы все было организовано по высшему разряду.

Вот и для начала отпуска Тео он запланировал ужин «как в лучших ресторанах высокой кухни». Потому что «первый отпуск за сколько-сколько лет?» нужно отпраздновать.

Тео не возражал –  на самом деле, Кристо и не принимал возражений, особенно если был твердо намерен причинить добро ближнему своему.

– Признайся, ты всех своих жен именно этим и брал, – сказал Тео, пряча улыбку за бокалом с темно-красным вином – сладковато-кислым с еле заметным пряным привкусом, остающимся на языке исчезающей горечью.

Кристо пожал плечами, зажигая свечи в тяжелом канделябре. Щелчок зажигалки осветил спокойное лицо, одновременно бросив густую тень, так что Тео на миг показалось, что вместо глаз у Кристо черные провалы с ярко-красными искорками на дне.

– За время нашего знакомства, – поучающим тоном сказал Кристо, зажигая последнюю свечу, – ты давно уже должен был понять, что к женщинам и друзьям я отношусь по-разному.

– О да.

Тео расхохотался и откинулся на спинку стула. Напряжение, не отпускавшее его все эти месяцы, действительно начало уходить. Может быть, за это стоило благодарить вино – Кристо наверняка воспользовался комиссарскими связями и достал что-то из запрещенного, за что Инспектор вряд ли бы погладил его по головке. Может, дело было в том, что Тео мог на какое-то время забыть – или, как минимум, постараться забыть – все, что занимало его мысли: убийства, маньяка, коллег из Херцланда, вампиров, магов, все остальное.

– Как минимум, друзей ты меняешь реже, – посмеиваясь, сказал Тео.

Кристо серьезно кивнул и, устраиваясь на стуле, сунул за вырез футболки сливочно-белую салфетку с темной каймой.

Тео окинул рассеянным взглядом стол, сервировка которого полностью соответствовала торжественности момента, заданной старинным канделябром: фарфор, серебряные приборы, несколько блюд, накрытых массивными металлическими крышками. Не хватало разве что высокомерного дворецкого, чтобы почувствовать себя в точности как в романах викторианской эпохи.

– Взгляни на этот канделябр, Тео, – почти вторя его мыслям, сказал Кристо.

Тео послушно взглянул.

– Ты же знаешь, я не особо разбираюсь… – начал он.

Кристо нетерпеливо взмахнул рукой.

– Я не прошу тебя оценивать его с точки зрения художественной или исторической ценности, – слегка брюзгливо сказал он. – Посмотри на него как маг. Как комиссар.

– Ты же не хотел говорить о работе, – мигом поскучнев, ответил Тео.

Он сделал еще глоток. Вино осталось таким же пьяняще вкусным, разве что горечь стала чуть более отчетливой, или это просто Тео уже привык к ней.

– Взгляни на это.

Кристо взял нож и провел его кончиком вдоль ножки канделябра от стола к тому месту, где она разветвлялась, разделяясь на несколько подсвечников.

– Что тебе это напоминает?

– Канделябр с несколькими свечами, – честно ответил Тео.

Кристо фыркнул, как обычно, показывая свое недовольство умственными способностями напарника.

– Практически во всех культурах, – сказал он, задержав руку с ножом напротив пламени одной из свечек, – есть образ дерева. Даже не так – Дерева. Древа. Он отражается в легендах, традициях, предметах обихода. Генеалогическое древо. Древо жизни. Древо познания добра и зла. Иггдрасиль. Им несть числа, этим образам. И этот канделябр – всего лишь бледное отражение сути, даже нет, половины этой сути.

Тео покивал в знак того, что внимательно слушает, но Кристо это, казалось, не требовалось. Он задумчиво и медленно водил лезвием ножа над свечами, разрезая пламя каждой из них и заставляя его трепетать, пригибаться и снова упрямо подниматься.

– Древо – это не просто ствол и ветви, – сказал он, наконец опустив нож. – Древо начинается с семени – одного маленького семечка, которое дает жизнь ростку. Росток крепнет, набирается сил, пускает корни, а затем – ветки. Ты понимаешь?

– Не очень, – признался Тео.

Кристо хмыкнул, отложил нож и поднял крышку с одного из блюд.

Сначала Тео показалось, что он смотрит на выложенные горкой яблоки, почему-то белесо-белого цвета.

Кристо жестом показал, что ждет его тарелку, и Тео машинально подал ее. Он молча смотрел, как Кристо лопаточкой поддевает несколько «яблок» и осторожно укладывает их на тарелку, слегка прижимая, чтобы не укатились.

Одно из «яблок» все же откатилось на край тарелки и остановилось, повернувшись к Тео черным зрачком, окруженным радужкой, в которой – нет, ему не показалось – вспыхивали разноцветные огоньки.

Такие же, какие Тео привык видеть и в зеркале, и в глазах других магов.

– Я пытаюсь объяснить, почему тебе так сложно было совладать с ведьмами там, в канализации, – сказал Кристо, подавая ему тарелку.



Владислав Чупрасов и Римма Храбрых

Отредактировано: 07.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться