Нянька для Радуги

Размер шрифта: - +

Глава 8. Договорённости союзников или Ответная диверсия №1

Глава 8. Договорённости союзников или Ответная диверсия №1

 

 

Яркие лучи полуденного солнца нещадно нагревали  и без того горячий воздух, делая нахождение вне тени сущим самоубийством. На улице пекло так, что впору заматываться в паранджу и сидеть в каком-нибудь холодном подвале. Или хотя бы в помещении с закрытыми окнами и работающим кондиционером. Наверное, все нормальные люди именно так бы и поступили в столь знойный день, а ненормальные…

А вот ненормальные обильно мазались маслом для загара и, лёжа у бассейна, старательно изображали «куриц гриль». Их ни капли не смущало, что ртутный столбик на термометре уже почти дошёл до отметки в плюс пятьдесят и опускаться явно не собирался. Они просто загорали.

Когда же становилось совсем уж жарко и казалось, что кожа уже просто обуглилась, девочки поднимались с шезлонгов и дружно запрыгивали в приятную прохладу бассейна. И так до самого вечера.

Поначалу Машу немного напрягало подобное времяпрепровождение. К тому же, их с Мирой общение было, мягко говоря, натянутым. Но после целого дня, проведённого вдвоём, она стала относится к этой чудной блондинке с гораздо большей теплотой. И как бы странно это ни звучало, но у Маши сложилось странное впечатление, что на солнце ледяной панцирь Мирославы начинает таять. И из злобной холодной фурии она непонятным образом превращается в обычную девушку, пусть немного взбалмошную и импульсивную.

Уже через несколько часов вот такого совместного отдыха, Мария поняла, что подопечная её брата на самом деле крайне весёлое и позитивное создание. Мира с озорной улыбкой рассказывала ей о своих чудачествах, о глупых ситуациях в которые попадала. Маша же слушала её с явным удовольствием, всё больше поражаясь патологической невезучести этой девушки.

- Как ты так живёшь? – всё-таки спросила она после очередной весёлой истории. – Получается, что слово «везение» для тебя – сказка? Небылица? И что ни разу не случалось чего-нибудь такого, о чём можно было бы сказать, что тебе повезло?

- Нет, - отозвалась Мира, пожимая плечами. – Ни единой монетки на дороге не находила, ни разу не получала халявных призов и подарков, не побеждала в конкурсах, не сталкивалась с «парнем своей мечты». Я даже в беспроигрышной лотерее умудряюсь вытянуть самый ненужный приз.

- Жесть, - весло ответила Маша.

- Да, так вот и живу, - улыбнулась Мирослава.

- Ну, знаешь. Ты ведь родилась в семье богатого человека. Живёшь в шикарном доме. У тебя свой огромный бассейн. Разве это ни везение?

- Возможно, - Мира сильнее надвинула на лицо широкополую шляпу и прикрыла глаза. – А может, и нет. Ведь фактически получается, что моя мать жила с отцом только потому что он её обеспечивал. Они постоянно ругались, и куда больше были заняты выяснением отношений, чем моим воспитанием. Я не гуляла со сверстниками, потому что в этом районе не было никого моего возраста. К подружкам мама меня не отпускала, и сюда я тоже никого не могла привести. Да и вообще, росла довольно замкнутой. Первая подруга у меня появилась уже в старшей школе. Да и та… - она вздохнула и не стала договаривать. – Повезло мне лишь в том, что отец меня любит. Хотя… теперь я уже и в этом не уверена.

- А твоя мать? Где она сейчас? – осторожно поинтересовалась Маша.

- В Афинах. Вышла замуж за какого-то грека и укатила жить к нему, - безразличным тоном ответила Мира.

- И давно?

- Я школу как раз заканчивала.

Мирослава скинула с головы шляпу, неспешно поднявшись, подошла к краю бассейна и сиганула в воду. И видя такую реакцию, Маша пришла к выводу, что на этом разговор закончится. Что данная тема для Миры – больная, и ей неприятно рассказывать, потому и не стала задавать вопросы. Тем временем невезучая хозяйская дочурка сплавала к дальнему борту и, вернувшись, зацепилась руками за прутья лестницы. Из воды она не вылезала, продолжая нежиться в её прохладе. А потом вдруг снова заговорила…

- Я после их развода осталась с мамой. Но, поверь, пожалела о своём выборе уже через пару дней, - сказала, сдавленно хихикнув. – Она и до этого сильно ограничивала мою свободу, но теперь стала контролировать каждый шаг. Это было невыносимо! Моя жизнь проходила строго между школой и домом. И бедная я, если вдруг решусь задержаться хоть на минуту.

Она отцепилась от трубы, подплыла к небольшому синему матрасу и, забравшись на него, улеглась на живот.

- Ей что больше заняться было не чем? – спросила наблюдающая за ней Маша. – Получается, что после развода, она полностью сосредоточилась на твоём воспитании?

- Нет, она просто до жути боялась остаться одна, - заметила Мирослава со злой усмешкой. - Считала, что гипотетические друзья, подруги или, того хуже,  парень, вытеснять её из моей жизни.

- Глупость какая!

- Угу, и я полтора года жила с этой глупостью, - Мира усмехнулась и подплыла ближе к борту.

- А потом она вышла замуж за грека? – предположила Маша.

- Да. Её какая-то подруга с ним познакомила. Он вроде как моряк. По каким-то делам в нашем порту ошивался. Я не интересовалась подробностями. А через неделю после знакомства он предложил ей уехать с ним. И… она уехала.

- А ты перебралась жить к отцу.

- Именно. - Мира вздохнула, а на её лице тут же расцвела шальная весёлая улыбка. – Здесь меня уже почти никто не контролировал. И началась настоящая жизнь.

Маша же её веселья не разделяла. Ей было совершенно непонятно, чему можно радоваться в этой ситуации. Родителям Мирославы, по сути, оказалось наплевать на дочь, а она будто только этого и ждала. Понятное дело, что не последнюю роль здесь сыграла чрезмерная опека матери, которая связывала юную Миру по рукам и ногам. И не удивительно, что когда эти оковы спали, девушка сразу же поспешила наверстать упущенное время. Вот только ни к чему хорошему это не привело.



Татьяна Зинина

Отредактировано: 24.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги