Нянька для Радуги

Размер шрифта: - +

Глава 24. Сожжённые мосты

Глава 24. Сожжённые мосты

 

 

- Папа! – восторженный голос Миры прозвучал так, что у стоящей рядом Маши возникло непреодолимое желание заткнуть уши. Но, видимо, Мирослава действительно очень соскучилась по родителю, и едва услышав его голос в гостиной, тут же закричала и сорвалась с места.

Встречать отца в аэропорт она не поехала, предоставив это дело Максиму. Сама же заботливая дочь в это время тщательно колдовала над приготовлением лазаньи и нескольких салатов. Маша же в основном просто подсказывала, стараясь не вмешиваться в процесс. Она понимала желание Миры удивить папочку. Ведь он даже не подозревал, что за время его отсутствия она умудрилась научиться готовить.

Сама Маша ни о каком ужине думать не могла. И пусть весёлая болтовня Мирославы всё-таки умудрилась отвлечь её от застившей душу темноты, но стоило остаться одной и невесёлые мысли тут же поспешили вернуться обратно. Она даже хотела сослаться на плохое самочувствие и под этим предлогом отправиться в свою комнату в гостевом домике. Но неугомонная блондинка с радугой в волосах была непреклонна.

Единственным, кто сегодня выглядел ещё счастливей Мирославы, оказался её отец. Тот никак не мог оторвать взгляда от сияющей трезвой дочери и постоянно косился на фартук, который та, видимо, забыла снять. Василий Фёдорович смотрел на Миру и улыбался. И возможно, если бы не Максим, деликатно напомнивший им обоим об ужине и необходимости хотя бы отнести чемодан шефа наверх, они бы так  и стояли тут до поздней ночи. А так им пришлось разойтись по своим делам на целый час, в течение которого Мира раз двадцать подбегала к Максу и, явно нервничая, на несколько секунд прижималась к нему всем телом. Будто это могло помочь ей справиться с той жуткой нервозностью, что пришла на смену первой радости от долгожданной встречи.

 Но, как оказалось, она переживала зря. Ужин прошёл в очень тёплой почти семейной  обстановке. Василий Фёдорович постоянно упоминал, как рад, что столь длительная командировка завершилась на целый месяц раньше, хвалил Максима за чёткую и своевременную помощь с делами, долго восхищался кулинарными изысками своей дочери. А Мира в ответ рассказывала ему о новом университете, насыщенной жизни студенческого актива и о Максе, который столько всего для неё сделал.

В итоге Маша ушла домой сразу, как только закончился ужин. Василий Фёдорович тоже рано отправился отдыхать, посетовав на усталость от двух перелётов и необходимость завтрашнего раннего подъёма. А Мира с Максом, следуя уже выработавшейся  у обоих привычке, отправились к бассейну.

В последний месяц они часто приходили сюда по ночам. Им нравилось вот так наслаждаться тишиной и обществом друг друга, ощущать доносившийся с моря свежий бриз и смотреть на россыпь звёзд на тёмном куполе неба. Пару раз они даже засыпали прямо на шезлонге, согретые объятиями друг друга. И оба искренне ценили такие вот ночные посиделки, ощущая в них какую-то скрытую магию.

Но сегодня между ними появилось  непонятное напряжение. Оба понимали, что уже завтра всё для них изменится. Хотя, чего говорить, ведь всё уже изменилось. Теперь Мира не могла себе позволить провести ночь в гостевом домике, прекрасно зная, что после этого количество их проблем только увеличится. А Макс… уже по первому взгляду на него Василия Фёдоровича отчётливо понял, что тому известно о них с Мирой. И велика вероятность, что уже завтра шеф выгонит Максима взашей, причём с самыми худшими рекомендациями. Но, что странно, даже осознавая всё это, Макс ни о чём не жалел. Ему  ещё ни с кем не было так хорошо, как с Мирой, и эти два месяца, что он провёл в её доме, стали для него самыми яркими и счастливыми за всю предыдущую жизнь. И пусть его завтра уволят, это ничего не сможет изменить. Ведь эта девушка… Мирослава… его Радуга, уже давно вошла в чёрствое сердце Максима настолько глубоко, что уже ничем не вытащить.

- Макс… - она с какой-то потаённой грустью, посмотрела в его глаза и придвинулась ближе. Её руки сомкнулись за его спиной, а сама девушка прижалась так сильно, что ему стало больно. – Я не хочу, чтобы ты переезжал. Так привыкла, что ты всегда рядом.

- Боюсь, Василий Фёдорович твоего желания не разделит. Маша уже, кстати, почти все вещи собрала. Да и пора нам въезжать в свою новую квартиру.

Она молча кивнула и отвернулась, а спустя минуту всё же не выдержала и продолжила.

- Я понимаю, но… боюсь, - почти прошептала Мира.

Он осторожно повернул к себе её грустное лицо и спросил.

- Чего же?

- Того что стану тебе не нужна, - она так и не подняла взгляд, делая вид, что старательно изучает шнурок с крестиком  на его шее.

Для Миры оказалось большим шагом признаться в таком своём страхе, и Макс понимал это. Как и то, что не может, не имеет права что-то ей обещать. Они всегда были слишком разными, и сейчас мало что изменилось. И никакие чувства, даже самые сильные не могли на это повлиять.

Мира – «принцесса», а Макс… сирота. Брошенный мальчик, от которого отказалась даже собственная мать. Всё что у него есть – это квартира, купленная напополам с сестрой. И что, спрашивается, он может дать такой как Мирослава? Ведь даже если они останутся вместе,  рано или поздно она поймёт, что её не устраивает та жизнь, которую он предлагает. Мира рождена блистать, а рядом с Максом она, в конце концов, просто потухнет. А он меньше всего хотел снова увидеть ненависть в смотрящих на него любимых глазах.

Тем не менее, он ответил ей совершенно честно.

- Я не уверен, что хоть когда-нибудь смогу отказаться от тебя по собственной воле, - прошептал он ей в губы и тут же поцеловал. Медленно и очень чувственно. С откровенным всепоглощающим наслаждением.

Больше никто ничего не говорил. Они просто сидели, уткнувшись  друг в друга, и думали, каждый о своём. Наверное, где то глубоко на подсознательном уровне оба чувствовали, что волей судьбы их отношениям уже вынесен приговор, и очень скоро он будет приведён в исполнение.



Татьяна Зинина

Отредактировано: 24.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги