О переводчиках, авторах и вообще....

Размер шрифта: - +

О переводчиках, авторах и вообще....

Перевод, и как с ним бороться.

 

Сразу оговорюсь, что автор статьи не претендует на истину в последней инстанции, однако желал бы высказать собственное мнение по поводу того, что в настоящее время называется переводом.

Согласно современному словарю, перевод — это процесс перефразирования высказываний, изменяющий предикаты одной системы представления на предикаты другой. Одним словом, переводчик заменяет текст иностранного языка, аналогичным по содержанию текстом родного. Или наоборот. Не будем сейчас рассматривать второй вариант, известно, что переводить литературное произведение на иностранный язык (а именно о литературных произведениях у нас идет речь) могут единицы, в совершенстве владеющие этими самыми иностранными языками. Мы же поговорим о переводах иноязычных произведений на русский.

 

Кто виноват? Переводчики?

Случилось так, что изначально читатель России интересовался зарубежными произведениями гораздо больше, нежели европейский читатель — русскими. В силу сложившихся традиций переводами занимались весьма выдающиеся писатели и критики XIX-го века, не только знавшие и любившие собственный язык, но и владевшие поистине энциклопедическими знаниями во многих областях. Именно с тех давних пор в России сложилась традиция, что литературный переводчик — нечто большее, нежели просто переводчик. Переводчиков вообще много, в наши дни почти в каждом средних размеров городе имеется институт, академия или университет, которые ежегодно выпускают из своих стен энное количество переводчиков, в основном в сфере экономики, медицины, юриспруденции, бизнеса, а также синхронистов, однако далеко не все они могут заниматься именно литературным переводом.

Разговаривая с директором одного из самых престижных издательств нашей страны, я была несколько удивлена, услышав его сетования по поводу нехватки квалифицированных кадров. И это в Москве? Позвольте, а как же МГУ и множество иных университетов? Однако, как выяснилось, знать иностранный язык — не самое главное. А что же главное? Какими качествами обязан обладать литературный переводчик?

Знанием собственного языка. И иногда это бывает гораздо важнее знания иностранного. Как же так? — воскликнет читатель. — Зачем же тогда пять лет изучать язык в университете? А затем, дорогой мой, чтобы в достаточной мере точно определять разницу между иностранным языком и родным русским. Поскольку в наши дни английский все больше проникает в нашу жизнь, то именно о нем мы и будем говорить.

Открываем роман Агаты Кристи (перевод Владиславы Селиной, 1992, ИПК «Царицын») «И тогда никого не осталось» (”And Then There Were None”). Первая же страница, читаю: «К несчастью, новая третья жена американского миллиардера оказалась плохим моряком, что привело к тому, что он выставил остров на продажу». Не коробит? Нет? Уже привыкли. Но в русском мы скорее скажем: «…третья новая жена миллиардера оказалась скверным моряком, а в результате вдовцу пришлось выставить остров на продажу». Почему так получается? Потому, что английские обороты все больше укореняются в нашем языке, мы даже не замечаем, когда произносим совершенно английскую по стилистике фразу: «Я вчера был слишком уставшим, чтобы смотреть телевизор». Как, вы еще так не говорите? Да полноте! Пора. Весь англоязычный мир так говорит. Что ж мы — хуже что ли? Правда, было бы куда более по-русски сказать: «Устал я вчера, даже телевизор не мог смотреть» или «Не до телевизора мне вчера было, устал, как собака».  Второе даже более предпочтительно, поскольку эмоциональная окраска придает негативный оттенок и отношение говорящего к ситуации. Но нам не до эмоций, нам информацию подавай. И забывает рядовой русский читатель, что слово «чтобы» в родном языке используется только в придаточных предложениях цели. Например: «Я заперся в кабинете, чтобы разобрать корреспонденцию и поработать над отчетом».

Но где уж нам помнить о таких тонкостях родимого языка, когда в школе мы его изучаем не ахти с каким рвением, а выйдя из оной, мгновенно его выбрасываем из головы за ненадобностью. С этим «чтобы» возникают совсем уж чудовищно нелепые ситуации. В одном из детективов читаю буквальный перевод: «Он вернулся с работы слишком рано, чтобы застать свою жену в постели со своим другом». Просто супер! Что-нибудь поняли? Вернулся или не вернулся? Застал или не застал? Оказывается, застал. Дальше — больше, набил морду своему сопернику, заодно сломал нос жене, чтобы, значит, не портила крепкую мужскую дружбу. Тогда почему предложение до такой степени нелепо, что смысл абсолютно теряется? Владеющий английским в этом буквальном переводе сразу уловит присутствие инфинитивного оборота, который на русский язык должен переводиться чем угодно — придаточным предложением, деепричастным оборотом — но никак не придаточным цели. Предложение должно звучать таким образом: «Он рано вернулся с работы, застав жену в постели со своим другом». Понятно, четко и главное — по-русски.

Совершенно бездумное калькирование чужеродной стилистики доводит до абсурда форму выражения мыслей. Вот приблизительная таблица таких оборотов:

 



Ксарра Хойт

#2948 в Разное
#750 в Юмор

В тексте есть: пародия

Отредактировано: 22.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги