Оазис

Размер шрифта: - +

Глава 6.3.

У обшарпанного здания Юну ждали: Ксантэ, подпирая стену плечом, беседовал, с уже знакомым поселковой, кучером, экипаж которого перегородил улицу. Кая не было видно. Поселковая спрыгнула с повозки, что привезла ее от Люция, и если бы извозчик позади не разразился отборной бранью, то избежать расспросов бы не удалось. Ксантэ подозрительно прищурился и покачал головой. Юна понимала, что об ее исчезновении теперь непременно узнает Кальд, но ей было все равно. По крайней мере, сейчас.

Ничего не говоря, поселковая забралась в карету и лишь, когда колеса размерено застучали по мостовой, спросила:

— А почему Кай не приехал за мной?

Извозчик прочистил горло, и, не оборачиваясь, пробасил:

— Не могу знать. Господин Варро распорядился забрать вас.

Юна снова погрузилась в свои мысли. Перед глазами проплывали уже привычные пейзажи, перед которыми она больше не испытывала восторга. Красота городских улиц не радовала, а наоборот вгоняла в тоску. Об этом она мечтала. И что с того? Теперь она и Люций, они оба в Оазисе — мечта осуществилась, но почему же от этого так гадко?

Госпожа Лаэт, как всегда встретила поселковую в идеально отглаженном черном платье, и с безукоризненной прической волосок к волоску.

— Господин Варро сегодня будет поздно, — уголки губ домоправительницы слегка опустились, словно этот факт был ей неприятен. — Но он просил передать, что «его отсутствие не предполагает твоего безделья», — больше никаких эмоций: лицо госпожи Лаэт снова приобрело строгий нейтральный вид. — Это дословно то, что господин Варро сказал.

Юна кивнула.

Чего тут не понять — гора скучных талмудов ждала ее наверху.

— А где Кай?

— У него свои дела.

Юна поднялась наверх. Дом казался на удивление пустым: прислуги не было слышно и видно, никакого постороннего шума, только тишина, которая давила на уши. Найдя в себе усилия переодеться и ополоснуть лицо, поселковая спустила в столовую. Обед был подан для нее одной. Кливия, которая появилась, словно из пустоты, принесла тарелки с едой и оставила на столе серебряный колокольчик, в который следовало позвонить, если понадобиться что-то еще.

Как ни странно, но Юна почувствовала себя легче, оказавшись в доме Кальда. Здесь она могла бесконечно напоминать себе о сделке между ней и Варро, и о своем долге перед семьей, а также запретить себе думать о Люце. К тому же на сытый желудок злилось хуже. Она не успокоилась и не простила, но еда будто придавила собой тот, жгучий комок, который свербел всю дорогу до особняка.

Чтобы не думать о ненужном, и понимая, что книги не отвлекут от мыслей о Люце и их недавнем разговоре, после еды Юна приняла решение заняться поисками магических предметов. Настроиться на нужный лад оказалось не так уж и просто: магию Юна почувствовала не сразу. Она уловила её, словно слабый аромат, который едва различим в сотне других запахов. Она пошла по его следу, который привел в гостиную на первом этаже. Поселковая огляделась, ничего необычного тут не было, но глазами — артефакт не увидишь.

Легкое покалывание в пальцах, сильнее в правой руке. Справа стоял стеллаж с посудой, которая предназначалась лишь для услады глаз и внеочередной демонстрации богатства Кальда Варро. На многочисленных полках с расписными тарелками и кружками, Юна заметила хрустальную фигурку маленького человечка. Покалывания усилились, она была уверена, что эта фигурка наделена магией. А еще она была уверена в том, что фигурки тут раньше не было. Должно быть, Кальд специально запрятал её ради тренировки, он не стал бы хранить магические артефакты где попало, и особенно использовать их в качестве украшений интерьера.

Осторожно достав хрустального человечка, Юна сунула его в карман платья. Ограничиваться одним трофеем она не собиралась, иначе придется вернуться в свою комнату, а там до слез и самокопания не далеко. Уж лучше работа и голова, занятая другими проблемами.

Распалив в себе искру, Юна вдруг поняла, что ей приятны эти странные ощущения.

Если проявления магии пугали ее прежде, то теперь она словно примирилась с силой внутри себя. След артефактов повел ее наверх, прямиком к спальне Кальда. Поселковая чувствовала: за закрытой дверью она найдет не один необходимый ей предмет, только не была уверена, стоит ли без разрешения копаться в комнате Варро.

Юна развернулась и пошла назад. Если он захочет, она найдет там все позже.

На лестнице поселковая столкнулась с госпожой Лаэт.

— Молодой человек у ворот, — начала домоправительница сходу. — Хочет видеть тебя...

Юна опешила, через секунду сердце забилось от неприятной догадки.

— Реши эту проблему, как можно скорее. Это неприемлемо, — последние слова госпожа Лаэт произнесла ледяным тоном, и Юна подавила в себе желание съежиться.

Поселковая преодолела пролеты лестницы за считанные секунды и тоже самое до кованых ворот.

Ее действительно ждал Люц: светлые волосы выбились из-под поношенной кепки. Простые темные штаны, заправлены в пыльные сапоги, рубашка топорщилась в районе груди — в какой-то момент Люц неверно застегнул пуговицу, и видимо у него не было времени обнаружить ошибку.

— Ты не должен сюда приходить! — Юна огляделась по сторонам.

На противоположной улице, у светлого двухэтажного дома с высокими окнами, поселковая заметила мужчину в темном костюме, он опирался на трость. Сердце забилось быстрее от невольной мысли: «что если за домом Кальда следят?».

— Уходи и забудь сюда дорогу, — поселковая развернулась, желая быстрее скрыться за кованной калиткой, но Люц схватил ее за запястье.

Мужчина с тростью все еще стоял на месте, и Юне казалось, что теперь он смотрит прямо на них. Даже самый глупый человек не принял бы Люца за торговца или бедняка просящего у госпожи каких-либо благ.



Катерина Небесная и Лилия Захарко

Отредактировано: 12.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги