Оазис

Размер шрифта: - +

Глава 3

 

Прошлую ночь Юна не спала, ворочалась и ворочалась, пока взбешенный Юл не шикнул на неё и не попросил лежать тихо. Разговор с Кальдом Варро не выходил из головы. Господин из Оазиса был прав: такая удача случается лишь раз. И вот она отказалась от неё.

Юна вздохнула, ковыряясь ложкой в каше, приготовленной матерью на завтрак. Сомнительная работа, которая приведет к тому, что её, как и Вэлику, накроют белой тканью. Хотя даже такой участи для неё не будет — преступников выдворяли из Оазиса в пустыню, туда, где прикормленные твари уже поджидали грешников, желая полакомиться их потрохами.

Конечно, воображение рисовало ей и другие более заманчивые картины, в которых она получала векселя на всю семью и они счастливо начинали новую жизнь. Ей бы этого хотелось больше всего на свете, видят боги, но Юна не могла рисковать. Варро ни слова не сказал о том, что конкретно ей предстоит делать, лишь намекнул, что это связано с тем, чем она занималась в Предместье. Да, она рисковала и там, каждый раз, когда ловко цепляла пальцами тугие и не очень кошельки и предавала их Люцу. Её также могли поймать за руку, перерезать горло, и пойти себе спокойно дальше. Только Предместье — это не Оазис, да и господин Варро не просто подвыпивший легкомысленный гуляка. Она правильно сделала, что отказала.

День вышел долгий. Он тянулся в бесконечных раздумьях, в которых Юна склонялась то в одну сторону, то в другую. Она никак не могла решить, предложение было уж слишком заманчивым, да и все то, что Кальд Варро сказал ей на счет отца, Крины и брата, все это правда. Она не могла не думать об этом, каждым своим словом он попал в цель, а тут такая надежда. Господин Варро бесспорно не нуждался в деньгах, и занимал высокое положение в Оазисе. Представителей для ритуала Прощения отбирали из самых достойных. Если ему нужна хорошая воровка, то это явно не про Юну – она продемонстрировала это в первую же встречу. Значит, она неправильно его поняла, и дело вовсе не в том, чем она занималась в Предместье? Соблазнять богатых мужчин? Тогда как же обещание, что никаких интимных дел не будет. Может быть, ему просто нужна помощница, вот, как тот парень, что принес ей послание, но не слишком ли большая плата тогда? На какое-то мгновение Юна попыталась даже представить, что господин Варро настолько богат, что для него сущий пустяк эти пять векселей, которые он пообещал. Он ведь спас Крину и её, стало быть, хороший человек.

Жест доброй воли?

Вечер застиг Юну позади дома, когда она обрабатывала крошечную грядку, выдергивала сорняки. Солнце еще не полностью село, облака, окрашенные красно-оранжевым цветом, мирно плыли по небу. Закат выдался красивым, засмотревшись на небеса, Юна не заметила, как пришел Люций.

Она широко улыбнулась, приветствуя его, а он наоборот был довольно мрачен.

— Что-то случилось? — встревожено спросила Юна.

— Где ты была ночью?

От неожиданности Юна проглотила язык и не смогла произнести ни слова. Люц был зол: жесткая линяя губ, взгляд колючий, он стоял, сложив руки на груди и буравя её взглядом.

— Понимаешь я… — Юна запнулась и замолчала, пытаясь найти нужные слова.

— Не понимаю, — Люций ничем не помогал ей, его тон и взгляд вызывали желание у Юны, сбежать и не показываться ему на глаза, пока не остынет. — Не понимаю, — опять повторил он. — Поэтому постарайся объяснить все получше. Марек сегодня сделал мне замечание, что не стоит так долго гулять, ведь ты совсем недавно оправилась от тяжелых травм. Твой отец считает, что ты была со мной, но мы вчера не виделись...

— Ты сказал ему, что не был со мной? — сердце Юны заколотилось, и жар окрасил щеки, если Люцу она как-то сможет все объяснить, то что скажет родителям?

— Это тебя сейчас больше всего интересует? — Люц, кажется, был готов взорваться: губы сжались плотнее, а крылья носа раздулись.

Конечно, её это волновало, но умом Юна понимала, что он не стал бы говорить Мареку, что его дочь ночью шлялась где-то в одиночестве или того хуже с кем-то другим.

— Сказал или нет? — спросила она еще раз, осмелившись.

— Нет, — Люций раздраженно дернул плечом, он ждал объяснений, а она все медлила.

Ну, как ему такое расскажешь?

— Юна, — голос его звучал строго, словно она была ровесницей Крины и разбросала свои игрушки по дому.

Она вздохнула:

— Только дослушай меня до конца, пожалуйста.

Люц кивнул.

Нужные слова никак не приходила на ум. Солнце уже почти село за горизонт. Юна неловко переминалась с ноги на ногу.

— Господин Варро он спас Крину и меня, — наконец, начала она.

Люц знал это, конечно, он тоже был благодарен господину из Оазиса за спасение своей невесты, как и вся её семья. Только вот он понятия не имел, что храбрый посланец и тот, кого они обокрали в Предместье, один и тот же человек.

— Он позвал меня встретиться, — выпалила Юна на одном дыхание. — Я ходила к нему, только ничего не подумай. Я должна была его поблагодарить.

— Ночью? — глубокая складка залегла между бровей Люца.

— Мы были в людном месте.

— Зачем он тебя звал, послушать твои благодарности?

— Нет, — пропустив колкость, как можно спокойнее ответила Юна. — Вот за этим.

Она достала из кармана платья сложенный пополам вексель и протянула Люцу. Выражение лица парня изменилось, как только он раскрыл лист. Злость и недоверие сменилось на растерянность.

— Что это? — только и смог произнести Люц.

— Господин Варро предложил мне работу в Оазисе. Этот вексель он подарил мне.

Юна успела только ахнуть, когда Люц резким движением смял вексель и разорвал его пополам.



Катерина Небесная и Лилия Захарко

Отредактировано: 12.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги