Оазис

Размер шрифта: - +

Глава 5.1.

— Магия? Этого не может быть, — Юна помотала головой, мысли сменялись одна другой, но, ни одна из них так и не оформилась во что-то конкретное. Пытаясь найти опору, Юна вцепилась в спинку рядом стоящего кресла. Накидка, которая согревала её на улице, и так и осталась на плечах, сделалась тяжелой и давящей. Поселковая протянула руку и дернула атласные ленточки, что были завязаны почти под самое горло.

Кальд уселся за стол, предварительно небрежно скинув пальто на спинку высокого стула. Он меланхолично отодвинул от себя стопку книг, расчистив пространство так, чтобы беспрепятственно смотреть на Юну. По его лицу поселковая ничего не могла определить. Он был спокоен, в отличие от неё самой.

— Око еще называют Родительским, — Кальд заговорил, видимо решив, что Юна достаточно оправилась от удара и готова слушать дальше. — С помощью него древние могли следить за своими новорожденными детьми, если находились в другой части дома. Око работает в паре со вторым. Когда-то это было простой безделушкой, частью быта, но теперь эта вещь стоит хороших денег. Каждый ценитель древности захотел бы иметь такую вещь у себя в коллекции. Хотя, как ты понимаешь, толку от неё никакого, если ты не маг, конечно.

Юна опустилась в кресло, стоять не было сил. В голове теперь завывал ветер, она отказывалась понимать что-либо из слов Кальда Варро.

— Значит, ты говоришь, оно сработало в моих руках?

— Да.

— Тогда это означает, что я маг, — Юна хохотнула. Смех вышел нервным и каким-то неуместным, но поселковую это мало волновало. Ей хватило уже на сегодня откровений, но последняя новость превзошла все предыдущие. Это было похоже на бред или глупую шутку. Только человек напротив не походил ни на шутника, ни на безумца.

— Да, — с убийственной невозмутимостью повторил Кальд. — Ты – маг.

Варро выглядел слишком спокойным. И хотя она уже тысячу раз поклялась себе не забываться о том, кто такой Кальд Варро, Юна снова почувствовала, как влипла в паутину его лжи. Она ведь знала, что ему нельзя доверять, и что цена в пять векселей слишком высока. Теперь она понимала, почему он решил заплатить такие деньги. Этот мерзавец даже сэкономил.

— Значит, поэтому ты выбрал меня? — Юна посмотрела на Кальда в упор. На смену растерянности пришла злость, окрасив щеки поселковой румянцем. — Мне что же теперь нужно будет «выступать» на высоких приемах и жить во имя своего господина? — Последние слова поселковая произнесла, старательно копируя манеру Кальда Варро, когда тот в карете рассказывал об участи мага по имени Блез и других.

— Надеюсь, ты не собираешь устраивать истерику? — Варро добродушно улыбнулся. — Ты права, я выбрал тебя, потому что у тебя есть дар. И работа тоже связана с ним. Но я не собираюсь делать из тебя ручного зверька и выводить на потеху публики. Не стоит делать меня хуже, чем я есть. — Кальд поднял руки ладонями вперед, словно безоружный.

— Я… Я не могу быть магом! — Юна не была уверена, что не собирается устроить истерику. — Не хочу.

После всего увиденного на празднике и особенно после случайно подслушанного разговора поселковая не могла принять этого знания. Ей хотелось ущипнуть себя и проснуться от кошмара в лачуге рядом с родными.

— Мы можем сохранить это в тайне, если ты успокоишься и начнешь мыслить, как прежде. — Кальд откинулся на спинку, примяв пальто спиной; утром служанке придется не один час потратить, чтоб привести дорогой наряд в порядок. — Вспомни наш уговор: твои услуги взамен на пять векселей. Взаимная выгода. Теперь, когда карты раскрыты, только тебе решать: жить ли в Оазисе с семьей, как простая молодая девушка, выйти замуж и обзавестись кучей детишек или же пойти завтра в Собор и стать магом Оазиса. А твоей силы хватит, чтобы произвести там фурор, поверь мне. — Юна хмыкнула, а Кальд продолжил:  — Только я надеюсь, ты еще не забыла Блеза? И порошок, что он принимает?

Юна кивнула. Конечно, она помнила обрюзгшего мужчину в белом одеянии с безумным блеском в глазах и то, что с ним случилось. Все это надолго еще останется в её памяти.

— Порошок, с красивым названием «Лунная пыль», на деле всего лишь наркотик. С помощью него ты очень скоро перестанешь беспокоиться о семье. У правителя такой своеобразный способ контроля над магами, но очень действенный, надо признать. «Лунная пыль» усиливает дар, и в то же самое время отнимает жизнь капля за каплей. Вкусив однажды настоящую силу, тяжело от нее отказаться. Не хочу, чтобы у тебя остались иллюзии, если ты вдруг передумаешь и решишь заявить о своем таланте. Я верю в твою разумность, и знаю, что ты сделаешь правильный выбор.

— Словно у меня он есть, — Юна усмехнулась.

Правитель и неприятная правда о нем, о которой поселковая узнала случайно  — с одной стороны, Кальд Варро — с другой. Все чего хотела Юна сейчас — это повернуть время вспять и отвергнуть в тысячный раз предложение Кальда. Ей давно пора понять, что Варро ей не переиграть, что бы ни происходило он все равно на три шага впереди. Может перестать пытаться?

— Когда ты узнал, кто я?

— Во время ритуала Прощения.

Юна закусила губу. Ей все еще хотелось поймать Кальда, уличить его во лжи и избавиться от возможности оказаться магом.

— Как? Никаких магических предметов я не касалась и на лбу у меня не написано.

— Я бы не утверждал на счет последнего, — Кальд улыбнулся, но улыбка быстро пропала, когда хмурый взгляд Юны стал еще угрюмее. — Ритуала Прощения — не совсем такой, каким кажется. Не прощенного богами ищут посланники, они ищут того, в ком проснулась магия.

Юна напряглась, стараясь понять Варро.



Катерина Небесная и Лилия Захарко

Отредактировано: 12.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги