Об интеграции и адаптации ведьм в иномирном обществе

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 4

- Я тебе сейчас просто башку откручу, - прорычал Танилер, стремительно впечатывая друга в стену.

Рука на горле Дакраира сжалась, и глаза полубога полыхнули бирюзой. Никак не ожидавший подобной реакции, второй гвардеец Его Императорского Величества судорожно хватал ртом воздух.

- Вы даже смотреть в её сторону не имеете права, не то что касаться. - оскалился ведьмак, не разжимая тисков.

- Нил, - прохрипел из последних сил шатен, так уверенно и опрометчиво требовавший только что свою награду.

Награду, которая была «шкурой не убитого медведя». И за это он вполне мог дорого заплатить. Своей собственной шкурой. В последний раз.

- Она моя, - ощерившись удлинившимися клыками, выдохнул Танилер в синеющее лицо.

- Да, - с этим словом, с последним выдохом мужчина обмяк и глаза его закатились.

Человек перестал сопротивляться и тот, чья демоническая кровь сейчас кипела в жилах, разжал пальцы. Однокашник кулём повалился к его ногам. Друг? Всего лишь человек, один из сотен, тысяч. Демону нет дела до людей. И до других существ тоже нет дела. Есть только два приоритета: он сам и его женщина. Точнее: ЕГО ЖЕНЩИНА и он сам.

- Придурок. - прохрипели возле ботинок, - Нил, ты при перемещении мозги на Земле оставил? Дебил...

Шипя и матерясь, второй гвардеец его императорского величества встал на четвереньки. Сердце полубога успокаивалось, замедляя бег. Зрение, сузившееся до тоннеля, в другом конце которого был враг, постепенно возвращалось в норму. Клыки и когти втянулись, и Лера смог осмыслить произошедшее трезво. Он поджал губы, выдохнул, и подал Даку руку, помогая подняться. Гвардеец руку принял, встал и тут же толкнул его в плечо.

- Что ж ты делаешь-то?! - негодующе вопросил шатен.

Голос был сиплым, и слова Дакраир теперь выговаривал с трудом. А еще он четко решил, что спор он не выиграет. Даже если сможет приготовить этот чёртов обед. Поцеловать Василису, всё равно что поцеловать эгерскую кобру: жить ему после такого считанные секунды. Неееет, это пари он уже «проиграл».

- Друг называется... - отгавкивался шатен, проходя следом за хозяином через холл в гостиную.

- Могу сказать то же в ответ.

- Да я даже не сделал ничего!

Глаза полубога опасно сузились.

- Не, в смысле... Нил, мы с тобой знакомы уже столько, сколько не живут, а ты меня сейчас как щенка мордой в пол.

- Василиса значит для меня слишком много.

- Вот именно, что «слишком». - недовольно буркнул гость. – Это-то и настораживает.

- Дак, ты прав в одном: мы давно знакомы. Так давно, что я успел вдоволь налюбоваться на твои похождения. К Василисе не подпущу. Лучше ближе чем на два метра к ней вообще не подходи.

- Псих.

- Бабник.

- Ты так произнёс это слово... Вообще-то это достоинство.

- Это достоинство только до тех пор, пока оно не касается моей женщины. Потом - это приговор.

- Точно псих. - подвёл итог Дакраир, падая в широкое изумрудно зеленое кресло, и дотрагиваясь длинными тонкими пальцами до распухшего горла.

Лера остановился возле окна, и, стоя к другу спиной, тихо ответил:

- Ты просто пока еще не нашел «её».

- И после такого шоу я сомневаюсь, стоит ли торопиться «её» искать.

Полубог не сдержал грустную улыбку. Месяца два назад он бы сам в первых рядах крутил пальцем у виска, глядя на подобное. Потеря контроля вызвала бы лишь презрение, а фонтан эмоций - кривую усмешку. Это слабость. Слабость, которую не имеет права показывать мужчина. А что сейчас? Он готов был убить лишь за неосторожно сказанные слова.

- Василису нельзя привозить в столицу иначе лишится твой дядя своего детища. И, что-то мне подсказывает, что и подданных тоже. А он так долго облагораживал эти поганые улочки, садики...

- Я возьму себя в руки. Просто прошло слишком мало времени.

- Нил, не обманывай себя. Ты же весь как оголенный нерв, даром, что не пульсируешь.

- Это не самообман. Это надежда.

- Долбаный философ, - выплюнул гвардеец, вновь ощупывая шею. - Ну и какой кинжал ей дарить?

Полубог хмыкнул. Дак, конечно, бабник, но не просто так он его друг: он достойный человек с острым умом и, пусть своеобразными, но принципами. Теперь Василиса для него станет сестрой.

- Пусть сама выберет.

- Хорошо. Но в четвёртый зал я её не пущу.

- Она и в третий не пойдет. Пусть выбирает из первых двух, не магических.

- Договорились. Будет вам подарок на свадьбу.

Дакраир смог наконец сконцентрироваться, на кончиках пальцев заискрился иней и он провёл холодными руками по горлу. Боль сразу отступила, а отёчность начала спадать.

- Ладно, - вздохнул Танилер, - Что там у Императора?

***

- Родная.

Я не слышала, как Лера подошел, и вздрогнула, стоило его рукам коснуться моих плеч.

- Напугал?

- Немного, просто не ожидала - ответила я оборачиваясь, - Всё в порядке?

Лера хмурился, и очень хотелось дотронуться до его переносицы, подняться пальцами до треугольника морщин меж бровей, чтобы лицо его вновь стало расслабленным.

- Вась, мне придётся уехать.

Не хотелось его отпускать, но я улыбнулась и лишь понимающе кивнула. Заикнись я сейчас, что мне неспокойно, что я волнуюсь, и он останется. Но Дак был настроен решительно, и значит присутствие моего полубога необходимо.

Широкая горячая ладонь легла на талию. Притянув меня к себе, он ласково обвёл костяшками мою скулу.

- Ты помнишь своё обещание? - шепнул ведьмак, склонившись к моим губам.

- Обещание?

Я вообще сейчас ничего не помню. И соображаю не очень хорошо. Из-за его запаха, из-за его близости. Когда тепло его тела пронизывает каждый миллиметр кожи. Когда волна горячей стыдливости накрывает, и вспыхивают щёки. И этот жар постепенно опускается вниз, замирая... там... наливаясь тяжестью...



Дарья Остольская

#4270 в Фэнтези
#2374 в Любовные романы

В тексте есть: ведьмы, романтика

Отредактировано: 02.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги