Об интеграции и адаптации ведьм в иномирном обществе

Размер шрифта: - +

ЭПИЛОГ

В этот раз мир погрузился в Магическое Истощение Граней на три года, и многим это показалось почти вечностью. Лишь узкий круг приближенных Императора знал правду: три года в сравнении с семнадцатью - мелочь.

Хотя по правде сказать и эти три ещё не истекли. На сегодняшний день прошло два с половиной. Да и по поводу трёх лет Ист сказал лишь приблизительно. Еще сказал, что с Маргаритой мы сможем увидеться только после того, как Грани вновь напитаются энергией. Это было последнее, что я от него узнала, прежде, чем наша связь оборвалась, и, вполне вероятно времени на восстановление понадобится больше.

К сожалению, история вновь повторялась, и то тут, то там через пару месяцев начали вспыхивать народные восстания, хотя пока их и удавалось сдерживать. Я очень надеялась, что Грани успеют восстановиться до того, как здесь грянет полномасштабный тысяча девятьсот семнадцатый. А то только буржуазно-демократической для полного счастья не хватало.

Вторую жизнь получили города-крепости. Рвы их вновь ощетинились кольями, на стенах поблёскивали наконечниками аркбалисты и гордо вышагивали усиленные патрули стражников. Въезд и выезд теперь были делом затруднительным.

Ведьмакам и магам без привычной одаренности было тяжело. В срочном порядке они осваивали оружие, кто какое мог, вспоминали времена своей молодости, с обязательной военной подготовкой в период обучения, и передвигались только группами. Большая часть одаренных сконцентрировалась в столице. Здесь же были и мы с Лерой.

Тогда, в тот странный летний день Магического Истощения Граней, моё сердце вновь забилось и я задышала. Правда в себя так и не пришла. Я провалялась в беспамятстве еще неделю, очнулась уже в Императорском дворце в покоях Танилера. Стоило шевельнуться, и в меня вперились два взгляда: серо-голубой и темно-карий.

А потом на меня налетел настоящий смерч. Он ощупывал меня всю с ног до головы, пытаясь убедиться, что я действительно вернулась. Целовал и всё шептал, шептал не умолкая. А я широко улыбалась и плакала, не в силах поверить, что всё закончилось.

Наконец Лерка замер, прижавшись лбом к моему лбу и, зажмурившись, прохрипел:

- Никогда больше не смей так делать. Ни-ко-гда.

Измотанный, с чуть впавшими щеками и синяками под глазами... но только мой.

И в ответ я лишь молча потянулась к его губам.

Люблю. Люблю так, что вернусь к нему отовсюду, куда бы не занесло. Лишь бы к нему.

Когда я наконец-то смогла оторваться от своего ведьмака, и оглядеться, то наткнулась на самые печальные на свете карие глаза. Мрак пристроился у изножья кровати. Даже в просторных дворцовых апартаментах места для ганатарца было непростительно мало, и видно было, что ему пришлось неудобно поджать ноги, но он лежал, не двигаясь. Жеребец похудел. Красивая лоснящаяся раньше шкура сейчас потеряла свой блеск, и обтягивала заметно проступившие рёбра. Кое где виднелись следы уже подживших ран. Ганатарец был сильно потрёпан.

- Он пришел на второй день и сумел прорваться во дворец. Даже стража не остановила. - тихо сказал Лера.

С усилием пододвинувшись вперед, я неловко сползла с кровати прямо на пол и, обхватив шею своего верного друга, уткнулась носом в смоляную шкуру, по которой тут же скользнули мои горячие слёзы. Я гладила Мрака и шептала, что всё закончилось, что теперь всё будет хорошо, стараясь убедить не только его, но и себя.

Лерка перегнулся на противоположную сторону, подхватил какой-то таз и, перебравшись на пол позади меня, сообщил:

- Этот упрямец отказывался от еды.

Мрак тяжело вздохнул, обдавая мою спину влажным теплом сквозь тонкую сорочку.

В тазу оказались хафиры, и когда жеребец приступил к трапезе, я повернулась к ведьмаку.

- И что-то мне подсказывает, что не один он не ел. - укоризненно прошептала я, касаясь заострившихся скул.

- Это не важно. - ведьмак закрыл глаза, впитывая мои прикосновения.

Прижав мою ладонь к губам, он поцеловал мои линии Жизни и Сердца.

- Я бы ушел следом.

- Знаю. Я бы не оставила тебя. Ни здесь, ни там, независимо от исхода.

Подтянув меня к себе на колени и сжав в объятиях, ведьмак уткнулся мне в шею, вдыхая мой запах и постепенно успокаиваясь.

И мы остались у Локловирея. Столичная резиденция на данный момент была самым безопасным местом.

Я потихоньку восстанавливалась. Первые три недели Лера от меня не отходил ни на шаг, утверждая, что у него «медовый месяц» и он имеет полное право не разговаривать ни с кем, кроме жены. И по началу это даже работало. А потом моего ведьмака начали осаждать Император, Дакраир, гвардейцы, советники, главы военных штабов и еще несметное количество просителей. Кому-то нужна была консультация, кто-то приходил с просьбой о непосредственном участии в операции или походе, а кто-то (не будем показывать пальцем) не с просьбой, а с приказом. Представитель Воинов без тени в это неспокойное время оказался очень востребован, и пришлось признать, что наш маленький отпуск подошел к концу.

Танилер занялся поиском магов, участвовавших в сговоре. Сейчас, когда они лишились своих сил, были растеряны и дезориентированы, просвещать их в отношении принципов общемирового равновесия, казалось, самое время. Почему-то когда Дак мне это объяснял, я представляла кота Леопольда в боксёрских перчатках, монотонно вбивающего в голову собеседника «Ребята. Давайте. Жить. Дружно»... наверняка виной тому было жабо, которое второй гвардеец Его Императорского Величества в этот день на себя нацепил.

Особое внимание было уделено верхушке, шестнадцати представителям магов. Хотя охотился мой ведьмак не на всех: если последние слова Иста мне были о встрече с Марго, то Лерке он передал сведения о пятом маге Совета. Источник настоятельно просил попридержать гончих, и не устраивать охоту на лис, потому что Ильвару нужно воспитать внука. Внука, который сыграет важную роль в вопросе налаживания отношений со Степью. Ведь нам не нужна война, правда?



Дарья Остольская

#4499 в Фэнтези
#2467 в Любовные романы

В тексте есть: ведьмы, романтика

Отредактировано: 02.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги