Обхитрить Лису

Размер шрифта: - +

Глава 10

До аэропорта мы добрались в рекордные полчаса: я продемонстрировала все свои навыки езды, весело смеясь, Макар же нервно пристегнулся (поначалу он решил, что это лишнее) и умолял почаще смотреть на дорогу. В общем, к аэропорту мы подъезжали практически лучшими друзьями. Вот только дружбой ни с какой стороны не пахло. Мое экстравагантное семейство не заставило себя долго ждать, приехав практически следом за нами.

— Март, зря ты вышел из дома. Теперь наверняка снег повалит, а сейчас  самый разгар лета, — тепло поприветствовала я брата.

— И тебе привет, моя бесчувственная, эгоистичная, самовлюбленная, циничная и стервозная сестренка.

— Ох, ты такой подлиза, — махнула я рукой и смущенно улыбнулась. Правдивые комплименты – моя слабость.

Папуля сделал вид, что мы не его дети, пройдя мимо в здание аэропорта, это его обычное поведение, когда мы с Мартом начинаем «приветствовать» друг друга на людях, мама недовольно покосилась на Макара, наверняка прикидывая, что он о нас думает и можно ли это как-то исправить, и прошла за папой, так ничего и не решив. Наверняка пригласит его на ужин, чтобы загладить вину. Сам же Макар старался тоже от начальства не отставать, поэтому мы остались с братом наедине.

— Уже слышала про Гана? — едва родственники скрылись в здании аэропорта, поинтересовался брат.

— Даже видела.

Он нахмурился, но быстро с собой справился и закатил глаза:

— Господи, и как это вышло?

— Высовывай ты нос из дома хоть иногда, знал бы, что чем чаще это делаешь, тем больше риск вляпаться в неприятности. Теория вероятности, Март.

— Не увлекайся. Скажи лучше, чего теперь ожидать?

Я на минуту задумалась:

— Ну вообще, смерть Гана нам побоку. Конечно, он был на нашей стороне, и его смерть – это большая трагедия… для кого-то… наверное… но в конце концов это не столь важно: Ган и его делишки не имеют к нам никакого отношения.

— Надеюсь, у твоего Ромки хватит ума, чтобы все сделать правильно.

— Не трогай Ромочку, — обиделась я за друга.

— Никогда не понимал, что ты в нем нашла.

— Куда тебе, у тебя то за всю жизнь был лишь один друг, и того родителя навязали. Уверена, будь у него выбор…

— Присматривай за своим твердолобым дружком, — перебил Март, который напоминаний и погибшем несколько лет назад друге детства не выносил, — Помни про отца: ему может хорошенько навредить, если его дочь свяжут с убийством типа вроде Гана.

— То, что его сын идиот, пока не вредило, — огрызнулась я: не люблю, когда кто-то начинает раздавать бесплатные советы, тем более непрошенные, а Март еще и Ромочку обозвал.

Братец усмехнулся и первым прошел за семейством, мне ничего не оставалось, как последовать за ним. Пока мы провожали папулю, я успели трижды проклясть того, кто вообще придумал этот дурацкий обычай: провожать кого-то в путь. Уверена, папуля и один бы прекрасно справился. Даже намного лучше, тут считай перед дорогой дополнительный стресс: мы все увлеченно ругались прямо до тех пор, пока папуля не скрылся в комнате отдыха. После этого мамуля красочно всхлипнула, не забывая про макияж, потому что прежде всего она актриса, Макар приобнял ее за плечо и принялся успокаивать. Его игра в парня-рубаху раздражала все больше с каждой минутой, так что я первая вылетела из здания аэропорта, прыгнула в свою красавицу и уехала. От греха подальше, пока я разыгрываю между нами перемирие, было бы странно, побей я его в аэропорту. И маме бы это вряд ли понравилось. Ей позвоню позже: она актриса, а людям подобной профессии нужно время, чтобы отойти от роли.

Разумеется, первым делом я набрала номер Ромки:

— Ну что, сбагрила папулю? — вместо приветствия поинтересовался он бодрым голосом.

— Само собой. Есть новости?

— Кое-какие. Встретимся, или так прослушаешь?

— Ты и так в последнее время постоянно перед глазами маячишь, и между прочим, два дня подряд в одной и той же футболке. Это мерзко и неприятно, так что лучше прослушаю, — решила я.

Ромку мой комментарий не впечатлил:

— Ну первая новость отличная: архив Боярышника теперь наш. Там осталось не очень много полезного, но достаточно. В частности, у него хранилось кое-что на твоего отца. Любопытное, думаю, тебе лучше взглянуть. На Гана и многих других наших общих знакомых тоже документики имелись.

— Забавно, если он знал что-то про отца, почему не использовал?

Ромка задумался, но потом выдал:

— Боялся, я думаю.

— Хорошо, ты меня заинтриговал, — вздохнула я, — Сегодня заеду к тебе. Еще новости есть?

— Есть. Сразу после нашего ухода к Гану наведался его друг и соратник. Он же и вызвал полицию.

— Рано или поздно это должно было произойти. Не все же трупы нам топить в Глубоком, этак оно из берегов выйдет скоро.

— Сплюнь, а, — взмолился Ромка.

— Ты всерьез думаешь, если я плюну, но все проблемы решаться сами собой?

— Не придирайся к словам. Так говорят…

— Всякие глупцы, — отрезала я.

— А кто недавно умолял меня не свистеть?

—  Твой свист меня раздражал!

— Опять выкрутилась… забудь что я сказал, — разозлился Ромка, хотя мог бы уже и привыкнуть, — В общем, возвращаясь к нашему трупу: полиция уже успела опросить соседей, так вот, удачливая ты моя, про тебя пока никто и словом не обмолвился. Зато старушка, что гуляла во дворе примерно в то время, когда его застрелили, утверждает, что видела жутко подозрительного типа в серой толстовке.

— У бабулек все жутко подозрительные.



Саша Малинина

Отредактировано: 11.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги