Обхитрить Лису

Размер шрифта: - +

Эпилог

Всю следующую неделю мы провели в томительном ожидании. Отец звонил мне каждый день, но пока я не желала с ним разговаривать: такое настырное вмешательство в мою жизнь было обидным, можно было подумать, что папуля считает меня дурочкой, которой постоянно нужна его помощь. Но обратно он вроде как не собирался (мама поделилась информацией, сама того не подозревая), и это было подозрительно: насколько я знала, Макар все еще находился под следствием. То ли отец был не в курсе, что тут у нас происходит, то ли на судьбу своего протеже ему плевать (что очень сомнительно).

Пришлось выуживать аферюгу самостоятельно. Просто забрать заявление оказалось недостаточно, пришлось изрядно потрудиться, но для не меня не было невыполнимых задач. При известном старании можно добиться чего угодно. Я ожидала его возле серого потрескавшегося здания и нетерпеливо поглядывала на часы: сегодня пришлось приехать заранее (мало ли), но время уже десять минут как вышло, а Макара все не было. Специально для нашей встречи я одела на себя скромное платье в превеселенький цветочек: нежно розового цвета, и кроя как у куклы Барби, оно убавляло мне лет этак шесть, а так как я и без того выглядела куда моложе своего возраста, в итоге мне можно было смело дать лет пятнадцать. Две «творчески беспорядочные» косички и минимум косметики довершали мой образ. Он не сможет на меня злиться всерьез, определенно.

Наконец, он появился: выглядел неплохо для того, кто просидел тут целую неделю. Возможно, это даже пошло ему на пользу: синяки наконец-то сошли с его лица, осталась лишь небольшая желтизна справа. Он казался расслабленным, но ровно до того момента, как увидел меня.

— Надеюсь, ты довольна? — спросил он, прежде чем я успела открыть рот.

— Твоей свободой? Конечно, — я с энтузиазмом кивнула, шагнула к нему и прижалась к груди, потом подняла глаза, как меня учил Ромка и выдала, — Больше такого не повторится, честно, я понимаю, что тут есть и моя вина.

Изначально в моем сценарии ничего подобного не было и не могло быть, но Ромка настоял, чтобы я раскаялась, хоть мне и не было понятно, в чем именно я должна была раскаяться. Я же его спасала, мало ли на что способен Вишневский. Но раз Ромка сказал, что так надо, лучше его послушать: следует помнить, что мужчины с другой планеты, и до нас в плане духовного развития им далековато будет.

Макар вздохнул:

— Мы оба знаем цену твоей честности, Бри. Слова – ничто, кажется, так ты говорила?

Черт, и когда я только успела?!

— Вообще-то я хотела извиниться.

— Так извиняйся.

— Это и было извинение, — нахмурилась я.

— Слова ничего для тебя не значат, но ты не можешь выдавить из себя «прости»? Забавно, — усмехнулся он.

— Тебе не кажется, что это ты должен извиняться?  — реплика вырвалась сама собой, ее в моем сценарии тоже не было, сценарий вообще полетел к черту, — То есть, я конечно понимаю, на что ты мог обидеться, но разве это справедливо? Тебя арестовали, потому что я хотела выйти на Андрея Вишневского…

— И как, успешно?

— Разумеется, то есть да. И теперь ты на свободе… Больше меня не в чем обвинить. Ты же, в свою очередь, с самого начала знал про трупы. Может, ты и возомнил себя рыцарем, но тебе не кажется, что тоже перегнул палку?

— Во-первых, тот труп не должен был оказаться в квартире у твоего Ромки, до недавнего времени я об этом даже не подозревал… Это была ошибка, а во-вторых… Бри, ты на самом деле пытаешься помериться степенью вины? Даже для тебя это никуда не годится!

Я наиурилась:

— Я не пытаюсь ничем с тобой помериться, Макар. Просто хочу сказать, что не я одна здесь отрицательный персонаж. Ты ошибся, я исправила твою ошибку. Мы оба дали маху.

Макар прикрыл глаза, и глубоко вдохнул, как будто хотел успокоиться. Кажется, глубокие вдохи в этом деле помогают на слабую троечку, потому что когда он повернулся ко мне, меньше всего он напоминал кого-то спокойного:

— О господи, Бри. Ты вообще слышишь себя со стороны? Я помогал твоему отцу, ничего от тебя не скрывая: если ты дашь себе труд подумать, то ты вспомнишь, что кроме бессвязных обвинений в мой адрес, больше я ничего не слышал. Просто я не обязан был тебе рассказывать о делах твоего отца, это касалось только нас двоих. А что в это время делаешь ты? Постоянно интригуешь, принципиально не веря ни единому моему слову, и так было с самого момента нашего знакомства неизвестно по какой причине. А сейчас ты заранее подделала свою подпись, то есть с самого начала у тебя был план: сдать меня. Ты говоришь, что хотела выманить своего Вишневского… но мы оба знаем, что он и так бы связался с тобой, ты знала уже в тот день, когда мы навещали того парня… Ты сделала, что сделала потому что так хотела, ты просто такая. Ты манипулируешь всеми, кто находится возле тебя, играешь ими, словно куклами. Ты играла мной с самого начала, и продолжишь это делать, если я позволю. Тебе нравится, когда все по-твоему, а если это не так – ты наказываешь людей. Я искренне сочувствую твоему Ромке, хоть мы с ним и практически не знакомы, мне его жаль. Но даже он скоро от тебя сбежит, вот увидишь. И самое забавное: ты не понимаешь, что творишь, для тебя это норма. Ты даже не ощущаешь вины, Бри.

С минуту мы оба молчали.

— Это… довольно жестоко, — тихо заметила я, привычное красноречие почему-то отказало.

— Прости, — развел он руками.

— Ты меня ненавидишь?

— Не могу представить день, когда смогу тебя ненавидеть.

— Тогда… ты поедешь со мной? — с надеждой поинтересовалась я, уже планируя, что я сделаю с засранцем за выслушанное только что.

— Если ты дашь мне причину…



Саша Малинина

Отредактировано: 11.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги