Облачиться в шкуру волчицы

Размер шрифта: - +

Глава 9. Ноябрь — декабрь, 2012

Разница во времени между Новосибирском и родным Аресибо составляла десять часов. Когда Сантьяго просыпался утром, у его родных в Пуэрто-Рико заканчивался вчерашний день. Когда Сантьяго возвращался из университета, его родные работали. Иногда мама ненадолго выходила на связь во время обеда (который приходился на поздний вечер в Новосибирске), но обычно все разговоры у Сантьяго приходились на вечера субботы и воскресенья. В любом случае, выходить на связь теперь получалось гораздо чаще, чем во время гастролей.

Однако в ночь с понедельника на вторник, после приёма у ветеринара, Сантьяго не спал. В шесть часов утра он дождался в сети Хавьера и позвонил.

- Санто, ты почему не спишь?

- Да не спится потому что. Не получилось ничего.

- Что не получилось?

- Не вылечат козла.

Сантьяго передал брату всё, что было сказано на приёме у ветеринара.

- Что мне делать теперь?

- Что делать теперь, что делать теперь. Если б я знал. Хотя... Ты знаешь, в записках этих есть глава, называется... один момент... ага, вот: «истории шести разных мастеров, которые потеряли полностью или частично свои способности перевоплощаться в животное». Может, там написано, что делать.

- Ты эту главу сейчас будешь читать?

- Я пока переводил первый раздел с испанского на английский и оформлял. Там уже половина где-то готова. Потом ты рассказал про вашу эту студентку, Мальвину. Я перешёл к главе про потерю человека, наоборот. Там истории восьми разных мастеров.

- Которые превратились в животное, но не смогли вернуться в человека?

- Да.

- То есть Мальвина больше никогда...

- Санто, пока рано так говорить. Дай мне до конца разобраться. Надо перевести этот раздел целиком. Тогда что-то станет ясно. Пока что я прочитал про некоего парня, который научился превращаться в черепаху, когда ему было двенадцать. Он превращался туда и обратно так часто, как ему этого хотелось. Но однажды, двадцать лет спустя, он стал черепахой и уже не вернулся.

- А Мальвина-то сразу не смогла обратно превратиться.

- Да, возможно, это не про Мальвину. Но там ведь ещё семь историй, я бы продолжил переводить.

- А про волков там есть?

- Волков точно нет. Но дело в том, что по твоей-то проблеме надо читать другой раздел — про потерю животного, а не человека. На чём мне сосредоточиться? Что более важно или более срочно?

Сантьяго задумался. Терять козла обидно, но Мальвине, наверное, не лучше, пусть её проблему решат первой. Может, козёл поживёт ещё немного, пока Хавьер доберётся до нужной главы и скажет, что делать. Так что Сантьяго ответил:

- Мальвина.

- Хорошо. Значит, я продолжу переводить ту главу, которую начал. Про потерю человеческого облика. А ты пока держись.

- Когда он умрёт, я больше не смогу превращаться.

- Пока просто не думай об этом. А когда я всё прочитаю, будет ясно, что делать.

- Хорошо. Пока.

- Пока.

Сантьяго положил трубку. Легко сказать «не думай об этом». Он постарается, конечно. В любом случае, после разговора стало немного спокойнее. Как будто он теперь не один на один со своей проблемой. Сантьяго и раньше был не один — Артур и Дарья Фёдоровна оказали ту поддержку, какую смогли. Но только обещание Хавьера обнадёживало.

Сантьяго поспал три часа, а потом пошёл в университет на собрание лаборатории ММЧ. Они с Артуром оба появились на пятнадцать минут раньше всех остальных, так что успели кое-что обсудить наедине. Сантьяго передал свой разговор с Хавьером, только не был уверен, что стоит говорить Мальвине об историях, когда люди навсегда оставались в обликах животных.

- Мальвина — это одно дело, - ответил Артур. - Но готов ли ты рассказать про своего козла? В конце концов, рассказать всем придётся, потому что это наше исследование. Но можно не торопиться.

- Расскажем.

- Хорошо, значит, с этим ясно. Но есть ещё кое-что, - с этими словами Артур показал Сантьяго своё приглашение в полицейский участок. - Скажи, пожалуйста, ты такое получал? На почте?

- Нет. Надо было на почту идти? Погоди... Я получал бумажку, что на почту надо идти. Но не сходил. Сегодня пойду.

- Нам нужно будет пойти в полицию. Что-то будут спрашивать. Похоже, нас хотят обвинить в том, что произошло с Мальвиной.

Сантьяго стал лихорадочно соображать, что же это значит. Они виноваты, девушка сильно пострадала.

- Нас посадят в тюрьму? - когда Сантьяго задал этот вопрос, умирающий козёл тут же вылетел из головы. Стало просто страшно.

- Надеюсь, что нет, - Артур, если честно, и сам не знал, что им грозит. Собирался поговорить с кем-нибудь с юридического факультета, может, они понимают. - И про это, я думаю, тоже стоит рассказать студентам. Давай даже так — ты беги на почту, а я начну собрание без тебя. Посмотрим, что тебе пришло, может, совсем и не это. Только тебе паспорт будет нужен.

- Ладно.

Сантьяго вышел из кабинета, столкнувшись в дверях с волчицей. Вернуться в общежитие за паспортом — вроде близко. Потом оттуда на почту — вроде опять близко. Отстоять очередь — небольшая. И снова в университет — опять близко. Но как-то это всё вместе сложилось в полтора часа. Когда он вошёл в кабинет, отведённый под лабораторию, собрание уже заканчивалось.

Артур прочитал заказное письмо Сантьяго. Да, того тоже вызывали в полицию.

 

* * *

 

Что-что? «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности»? А разве нет? Способность говорить утрачена. Способность работать руками утрачена. Способность ходить нормально на двух ногах утрачена. И даже способность к нормальному деторождению — это, правда, пока никто не проверял — но, скорее всего, утрачена. Тяжкий вред здоровью на лицо. Осталось только разобраться, кто прав, кто виноват.



Екатерина Авдеева

Отредактировано: 09.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги