Одержимость

Размер шрифта: - +

Одержимость

ЧАСТЬ 1

Кер

Душно. Неимоверно душно.

Как может бестелесному духу быть душно? Я не знаю.

Ужасная толкучка, крики боли, но я не обращал внимания ни на что. Нужно было лететь, как можно быстрее.
Уже слышался громовой лай адских гончих, что неслись по моему следу. 

Вырваться из лап демона, что пытками доводил тебя до сумасшествия – большая удача, и теперь я старался удрать из этого места как можно дальше.

Ад. При жизни, я слышал, что здесь безумно, невыносимо жарко. Нет. Оказалось – душно.

Душно и темно. Практически ничего не видя, я терялся в очередных поворотах и закоулках, стремясь удалиться от лая собак.
На мгновение я задался вопросом: «А чем я, собственно, вижу?» Но, эта мысль быстро выветрилась из моей головы, как только я услышал лай за поворотом, в который я собирался вбежать.

Я понял, что меня загнали в угол. Деваться было некуда.

Я чувствовал, как страх сводит меня с ума.

Выход из положения обнаружился неожиданно. Я просто стал подниматься вверх. Я поднимался и поднимался, пока не прошел сквозь сталактиты, что свисали с потолка грубого коридора, выдолбленного, судя по всему, в пещере. 
Тьма. Лишь ощущение того, что я поднимаюсь.
***
Даня

Знаете, с самого детства я рос с монахами. Нет, не с такими, какие сидят в кельях и только и делают, что молятся. Это к РПЦ. 

Я же происхожу из рода экзорцистов. Я никогда не знал своих родителей, ведь как только мы рождаемся, мы отдаемся на воспитание монахам, которые растят, обучают нас и именно они заменяют нам родителей. 

Все держалось под секретом, наш орден был тайным уже несколько сот лет. Можно бы подумать, зачем экзорцисты в наше время, ведь это сказки.

Поверьте, орден сделал очень много, чтобы для общественности превратить одержимость в сказку. 

Внешне, я ничем не отличался от самого обычно рокера. Наверное, потому что именно им я и был. Черные волосы до плеч, кожаный плащ по щиколотку, черные драные джинсы, пояс с шипами, такой же ошейник с шипами во внутрь, пальцы в кольцах, руки в напульсниках, проколотые уши. 

Многие члены ордена старались одеваться как все, как тот же офисный планктон, к примеру. Но я для себя выбрал другую социальную группу. Не нравились мне эти пиджаки, рубашки и прочая стремная лабудень. 

На этой неделе дежурным по нашему району Санкт-Петербурга был я. На самом деле, раньше Невский проспект и его окрестности был самым тихим и спокойным районом относительно одержимости. Но в последние месяцы случаи порабощения человека чужой душой участились втрое, так что даже мой любимый Невский перестал быть спокойным. 

Что у них там, в аду, увольнительные раздавать стали? 

В общем, только на этой неделе у меня было вызовов пять.
Ах, да, раз вы все-таки читаете это, то наверняка задумались: «А разве не демон захватывает человека?»
Нет, нет и еще раз нет. Давным-давно ангелы запечатали Землю от прихода демонов, так как их приходы были слишком разрушительными, взять, к примеру, то, что натворил Вельзевул, ужас!
Да и в человека такая тварь не поместилась бы, разорвала бы к чертям. 

Собственно, это последнее, что сделали ангелы. С тех пор их никто не видел, не слышал и со временем среди наших о них даже перестали говорить.

О чем же я? Ах, да. Повышенная частота одержимостей.

Я сидел в квартире, что была, так сказать, офисом, в котором находился дежурный и, если таковой имелся, его напарник. Я же всегда пребывал в гордом одиночестве.

Вернувшись с очередного выезда, я едва успел принять душ и уже собирался как следует отдохнуть, как лампа на рабочем столе загорелась темно-синим светом.

- Ну нет, - жалобно взвыл я. – Опять? Серьезно? Я только вернулся!

Синий свет этой древней лампы означал, что неподалеку от меня есть очередной случай одержимости. Что ж, делать нечего, как говорится, труба зовет.

Я взял амулет-маятник, что всегда, словно компас на север, указывал на одержимого человека. 
Стоило мне его снять с лампы, как свет погас, в комнате снова стало светло. Сегодня был последний день дежурства и наверняка я провожусь с этим случаем как раз до утра, поэтому уборку в квартире, где я изрядно насвинячил, придется отложить.

С мыслями о нагоняе, который я получу от следующего дежурного, я отправился в путь.
***
Кер

Воздух! Как же приятно ощущать его. Солнце! Яркое, дневное, такое живое солнце. Я так рад был увидеть его.

Но где я? Место совершенно незнакомое. Снующие туда-сюда люди, ступающие по мне, как по пустому месту, странно блестящие в лучах солнца телеги, что ехали без лошадей. 

Под ногами не было травы, но я не стоял на тропинке. Под ногами был голый камень. Что же это такое?

Тут я обратил внимание на строения. Господи, при моей жизни такие были только у королей, да и то не у всех. Настоящие замки, правда без башен и бойниц, но какие красивые. И как их много!

Вот тут меня и настигла мысль: «А когда же я жил?» 

Судя по всему, очень давно. Странный крой одежды, телеги, замки – всё это наводило на мысль, что времени со дня моей смерти прошло очень много времени. 

Один из людей, что прошел мимо меня, держал в руках свиток или как теперь это называется, я не знаю. Исписан он был весь ровным почерком, но на абсолютно непонятном мне языке. 

Внутри тихонько зарождалась паника. Что же мне делать?

Я, не обращая внимания на то, что прохожу сквозь людей, двинулся в сторону странного столба, что время от времени менял свой цвет. Так забавно. Несколько минут я наблюдал за ним, а после заметил, что люди переходят к другому такому столбу только если на нем появляется зеленый, словно больной чумой, человечек, но стоят, когда видят злого, красного. 
Так до конца и не разобравшись в ходе мыслей этих людей, я двинулся в сторону арки, что вела во двор одного из огромных замков. Меня туда словно что-то тянуло.

Тяга усиливалась с каждой секундой, я не обращал внимания куда иду, мне просто было туда нужно. 
Зачем? Неважно. Нужно! Что вокруг меня? Не важно. Солнце? Воздух? Не важно, мне нужно туда, внутрь замка.
Сквозь стены, вверх, скорее! Я хочу туда!

Я оказался в маленькой захламленной комнате. Из грязных окон почти совсем не падал свет. Как здесь можно жить?
Объект моего притяжения был на полу. Он лежал на грязном полу, из его носа текла кровь, но на губах играла странная, немного сумасшедшая улыбка. Одна его рука была согнута, во второй лежала не знакомая мне, узкая колба, из которой торчала острая, словно у ежика, иголка. 

Этот парень выглядел еще более чудно, чем те люди, что я видел на улице. Маленький и очень худой, с заостренным подбородком. Одет во что-то вроде тряпок для мытья полов. Жутко грязный, но с улыбкой. Это странно. Спутанные волосы отливали красным, словно на его голове пылало пламя, но даже оно запачкалось в этой пропыленной комнате. Вдруг он открыл ярко-зеленые глаза. Они явно не слушались парня, отказываясь фокусироваться.

Его взгляд остановился на мне. Как же это, я же дух. Как он может меня видеть?

Мой вид явно испугал этого странного человека, который почему-то меня видел. Медиум, что ли? Его истошный вопль огласил всю квартиру, заставив содрогнуться пыль, что летала в воздухе. 

Но как только открылся его рот, я ощутил новый приступ тяги. Я понял, что мне нужно было не в комнату, а внутрь этого человека. Желание было сильным, невозможно было устоять. Я хотел скорее забиться в его рот, а дальше вниз, к сердцу и вверх, к голове. За один миг я подлетел к нему и забился внутрь человека через все еще истошно вопящий рот.
***
Даня

Маятник привел меня к самому концу проспекта, неподалеку от площади Восстания. Он тянул меня во двор одного из старых домов, чей первый этаж сплошь был утыкан магазинами. 

Во дворе ничего странного не обнаружилось, лишь мусорный бак был кем-то перевернут, что заставило изрыгнуть его из себя мусор на ни в чем не повинный асфальт.

Маятник повернулся и указал на парадную, исписанную граффити. Дверь была не заперта на магнит, а просто открывалась. Видимо, домофон был сломан, а никому из жителей был он не так и важен. 
В подъезде маятник снова изогнулся и указал наверх. 
***
Кер

Вдох. Выдох. Несмотря на то, что воздух был запыленным и вонючим, было приятно его вдохнуть. Информация…

Овладев этим человеком, я узнал… Узнал все, что знал он.

Машины – вот как назывались те телеги, что я видел на улице. Светофор – тот самый странный столб. И замки оказались не замками. 

Разбираясь потихоньку в своей новой памяти, я решил все-таки получше себя рассмотреть. Зеркало нашлось не сразу, так как его отражающая сторона была покрыта толстым слоем пыли.

Протерев ее, я взглянул на себя. Желтоватая кожа, острые черты лица. Глаза… Они поменяли цвет. Из ярко-зеленых они превратились в хищные, желтые глаза. 

Я не придал этому значения, хотя это и было странно. Просто я слишком радовался тому, что я стал осязаем, хоть и существовал теперь в теле наркомана. Наркомана? Да, ответ на этот вопрос пришел сам собой. И я понял, что застал этого паренька в момент принятие дозы. И увидел он меня, скорее всего, под воздействием психотропных веществ.

Жаль его. Такой молодой, а так губит свою жизнь. Но жалость к нему быстро была перекрыта жалостью к самому себе и радостью о новоприобретённом теле. 

Знаете, при своей жизни я любил чистоту. Я был пастухом, и мои овцы всегда были самыми чистыми, на ярмарках за их шерсть люди давали всегда самые большие деньги. И моя хибарка была самой чистой во всей деревне, поэтому первое, чем я решил заняться в новой жизни, уборка этого пыльного помещения, которое так запустил бывший хозяин. 
На периферии зрения я увидел, как дух паренька уходит из тела. Значит эта доза была для него последней. Вовремя же я успел занять тело. 

Более ни на что не отвлекаясь, я отправился за ведром, шваброй и другими приспособлениями уборки, чье местонахождение давно забыли в этой квартире.
***
Даня

Последний раз маятник дернулся около потрепанной старомодной двери, обитой потрескавшимся кожзамом. Номер квартиры – 66. Хах, одной цифры не хватило. 

Ломать дверь? Шуму много будет. Постучаться? Бред. Постучаться в гости к одержимому. Он же там сейчас кровью блюет, борьба двух душ в теле – не шутки.

Хотя, в квартире было тихо. Что ж, была не была. 

Стук. Стук. Стук.

Тишина.

Шаги. По их звуку я определил, что человек, что шел открывать двери, низкого роста, легкий, не чета мне, колонче с двумя метрами роста. 

Пока он шел, что-то грохнулось об пол. Что-то вроде палки.

- Блин, опять упала, - приглушенный звук голоса раздался из-за двери. – Кто там?

- Эм… - все-таки я не ожидал, что кто-то подойдет к двери, и теперь я не знал, что ответить. Судя по всему, внутренней борьбы не происходит и либо лампа перегрелась на пару с маятником, либо я пропустил некоторые лекции моего наставника, что вполне может быть. 

- Да кто там? – немного писклявый голос звучал раздраженно. Ах да, глазка-то на такой двери не было.
Решив сделать ставку на то, что дух ничего не подозревает, я стал импровизировать.

- Диман, это я! – почему именно Дима? Не знаю. – Открывай.

- А, конечно, - голос звучал растерянно. - Конечно, секунду.
***
Кер

Уборка – нудное занятие для большинства. Особенно в такой запущенной квартире. Но только не для меня. 

Вот уже пол часа я лихо насвистывал пастушью песню, выметал пыль и собирал разного рода мусор. Заранее набрав воды в ведро, я поставил его в коридоре вместе со шваброй. Каждый раз, как я ходил в ванную, чтобы смочить веник, швабра с громким стуком падала на пол. Не знаю почему, но меня это жутко забавляло, поэтому каждый раз я ставил ее на то же место. 
Когда я нашел скомканную газету, то понял, что знаю теперь тот самый язык, что видел в другой газете у одного из прохожих. Ненадолго остановившись, я стал читать статьи, посвященные самым разнообразным темам. Когда я дошел до гороскопов, то рассмеялся в голос. В мое время за это на кострах жгли, а тут на те, предсказывают будущее в публичном источнике информации и даже авторство оставляют. 

Мое чтение прервал троекратный стук в дверь.

Кто бы это мог быть? 

Порывшись в памяти, я понял, что не знаю. И вообще, парень настолько обдолбался наркотой, что не помнил, как его зовут. Наверное, действие наркотика еще не отошло от тела. 

Как хорошо, что на меня оно не распространяется. 

Заинтригованный внезапным визитером, я прошел мимо ведра и швабры в сторону входной двери. Конечно, швабра снова упала.

- Блин, опять упала, - в этот раз мне не понравилось, что она отвлекла от попыток вспомнить, кем же может являться визитер. - Кто там?

- Эм… - послышалась емкая фраза из-за двери.

- Да кто там? – меня стало нервировать ожидание ответа явно туповатого гостя.

- Диман, это я! Открывай!

Этого парня звали Дима? Память никак не отреагировала на звучание этого имени: ни подтвердила, ни опровергла. 
А вдруг это правда его знакомый? Стоит попытать счастье и попробовать пообщаться с кем-либо.

- А, конечно, - голос вышел неуверенным и писклявым. Ну, что же, не я выбирал. - Конечно, секунду.

Я открыл дверь.



Александр Некий

#921 в Мистика/Ужасы
#9430 в Фэнтези

В тексте есть: призраки, магия

Отредактировано: 11.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги