Одна я такая...

Размер шрифта: - +

Глава 4.

Как и обещал герцог, девушкам выделили роскошные покои на третьем этаже замка. Едва Алекс и Белла удовлетворили свое любопытство, вблизи рассмотрев, пощупав и запомнив все интересующие их предметы, служанки проводили баронессу и ее девочек в отведенные для них комнаты.
И снова шикарная роспись потолков и стен растительным орнаментом и небольшой разожжённый слугами камин придавали комнате теплый и уютный вид. Огромная кровать под тяжелым бархатным балдахином стояла в центре комнаты, окруженная роскошными разноцветными коврами. К ее изножью был прислонён массивный, отделанный фигурной резьбой сундук для вещей, с углами, обитыми железом. Противоположную стену украшали два больших квадратных гобелена с изображением волшебного леса и диковинных животных.
— Алекс, — позвала сестру Белла, как только их проводили в выделенные для них покои, — не хочешь объяснить, что случилось, ты сегодня какая-то молчаливая?
— Знаешь, Белла, — Алекс серьезно посмотрела на сестру и уселась на большую кровать с низким ярко-бордовым балдахином, — тебе сегодня ничего не показалось странным?
— Ну, не то чтобы странным…- задумалась девушка и села рядом с сестрой, — может немного необычным.
— И что же тебе показалось необычным?
­— Мне интересно, зачем пригласили всю нашу семью, особенно нас с тобой, если герцог мог просто вызвать одного отца и обсудить с ним все свои проблемы наедине?
— Вот именно, сестренка, вот именно, — кивнула Алекс, — и мне приходит на ум только одно объяснение непонятного поведения герцога…
— И какое же?- в ожидании ответа Белла ближе придвинулась к сестре.
— Герцог решил жениться на одной из нас, — шепотом ответила Алекс.
— Жениться на нас?! — Белла аж задохнулась от изумления, — но он же старый!

— А когда это мешало богатым сеньорам жениться на молоденьких девушках? Вспомни хотя бы рассказы нянюшки о других замках, где ей доводилось бывать, какие там совсем юные жены и старые мужья.
— Отец не пойдет на это, — все еще не веря услышанному, покачала головой Белла, — он нас очень любит и не захочет, чтобы мы вышли замуж за старика и всю свою жизнь с ним мучились.
— А если герцог его сильно прижмет? — Алекс приложила руки к шее в жесте удушения, — или будет шантажировать, или отошлет его на дальнюю границу своих владений? Вот скажи, зачем с нами одновременно дель Северус пригласил в замок своего личного юриста и представителя королевского двора?
­— Алекс, Боже мой, что же нам делать? — обреченно тихим голосом, чуть не плача, спросила Белла.
— Так, Белла, — строго сказала Алекс, увидев готовые пролиться слезы из глаз сестры, — давай-ка ты сейчас успокоишься, и мы спокойно ляжем спать, а утром уже все будет известно. Матушка нам обязательно расскажет. Может, зря мы обвиняем герцога во всех смертных грехах.
Девушки еще немного поболтали о том о сём, весело вспоминая памятные моменты их первого путешествия и, сняв с себя туники с сюрко, аккуратно разложили их на крышке сундука и оставшись только в простых полотняных камизах, улеглись спать.
Белла уснула сразу, как только ее голова коснулась подушки, а Алекс, несмотря на долгий, утомительный день и сильную усталость, еще немного покрутилась на непривычно мягком соломенном тюфяке, перебирая в памяти волнительные моменты прошедшего дня и незаметно для себя, погрузилась в тревожный и беспокойный сон.

 

*****

 

Из последних сил Алекс бежала по непроходимому дремучему лесу. Пробиваясь сквозь верхушки высоких деревьев, лунный свет, падая на узкую неприметную тропу, со всех сторон окруженную непроходимым колючим кустарником, резко осветил грязное, испуганное лицо девушки. Воздух с трудом пробивался в ее горящие легкие, ноги от усталости отказывались передвигаться, но девушка, падая и снова поднимаясь, упорно мчалась дальше через непроходимую чащу, не давая себе ни секунды на отдых. Позади послышался шум погони и жуткий душераздирающий звериный вой. От этих звуков леденящий душу холод пронесся по взмокшей спине девушки и она еще быстрее устремилась вперед. Через мгновение волчий вой снова повторился, но уже ближе… гораздо ближе, чем рассчитывала Алекс. От отчаяния слезы заструились по лицу девушки, и она начала неистово молиться:
— Боже милостивый, спаси и сохрани! Не оставь меня в час опасности, повернись ко мне ликом своим, протяни длань свою, — снова и снова повторяя про себя эти слова, она упорно продолжала бежать.
Вдруг, на тропу из кустов ей наперерез выпрыгнул огромный черный волк и грозно зарычал, выставляя напоказ свои огромные белые клыки. От жуткого испуга и неожиданности, Алекс громко вскрикнула и резко остановилась напротив зверя. Он зловеще рычал и свирепо взирал на девушку желтыми, налитыми яростью глазами. Кровь в ее жилах, казалось, застыла и не течет, сердце, раз за разом пропускало удар, дыхания не было. Алекс правой рукой незаметно нащупала на поясе ножны и стала потихоньку тянуть из него отцовский боевой кинжал.
— Ну что ж, волчище, — тихо сказала Александра, — так просто ты меня не получишь. Ты меня, скорее всего, загрызешь, но и я подпорчу твою красивую шкуру.
Как только свободный нож оказался в ее в руке, волк, оскалившись, прыгнул….
— Мама! — подскочила на кровати Алекс, стараясь утихомирить сильно бьющееся сердце и выровнять дыхание. Ее тело бил мелкий озноб, лоб покрывала испарина, а спину холодил мокрый, липкий пот. И в этот момент девушка на самом деле услышала звериное рычание. Все еще пребывая в нервном потрясении от своего страшного сна, она никак не могла разобраться: реальное это рычание или жестокая игра ее воображения? В ужасе Алекс стала усиленно прислушиваться к тишине. Ей показалось, что она слышит какие-то непонятные звуки потасовки. Сквозь толстые двери их комнаты, ей, как будто послышались громкие голоса и звуки ударов металла о металл.
— Белла, — она тихо позвала сестру, — Белла, проснись!
— Алекс, ну что?- простонала сонным голосом девушка, — зачем ты будишь, я же сплю…
— Белла, там внизу что-то происходит, — быстро прошептала Алекс, — я слышала голоса и шум драки. Там кто-то только что бился на мечах, поверь мне, я этот звук ни с чем не перепутаю.
— Так рыцари, наверное, как всегда повздорили, — вещала Белла, уютно уткнувшись в подушку.
— Нет, Белла, нет! — паническим шепотом кричала сестре Александра, — матушка сказала, что рыцари герцога ушли в город, а наших — отец отпустил в ближайшую таверну.
Как только Алекс замолчала, а Белла еще уютнее закуталась в теплое меховое одеяло и начала погружаться в сон, от мощного удара с треском вылетел массивный железный засов, дверь их комнаты резко распахнулась и на пороге — в свете луны — Алекс с ужасом рассмотрела очертания огромного мужчины с длинными белыми волосами. От страха ее тело сжалось в комок, по спине поползли мурашки, сердце учащенно забилось, а глаза попросту отказывались в это поверить.
Ничего не соображая ото сна, Белла приподнялась на кровати и с ужасом уставилась на выбитую дверь. И тут страшный гость вдруг громко зарычал и молниеносно подскочил к Белле и, схватив ее за горло, резко сдернул с кровати. От неожиданности, она успела только пискнуть и тут же повисла в его руке, все еще пытаясь сопротивляться и что-то кричать, но из-за сдавленного горла могла только вздрагивать и беззвучно хрипеть.
Как только Алекс очнулась от потрясения и пришла в себя, она огляделась вокруг, никакого оружия в комнате не было, только два тяжеленых деревянных стула стояли возле камина. Тогда от отчаяния и безысходности, собрав все свои силы, она резко вскочила с кровати и с голыми руками бросилась на этого жуткого зверя, пытаясь ногтями вцепиться ему в лицо, но тот одним ударом огромной руки отшвырнул ее от себя и Алекс, ударившись спиной о каменную стену, сползла на пол. В голове зашумело, от острой пронзительной боли она застонала, а уже через мгновение девушка увидела, как огромные белые клыки гигантского монстра вонзились в беззащитную, нежную шею ее сестры. Алекс дико затрясло, волосы на затылке встали дыбом. Сидя в темноте, девушка с ужасом и с чувством полного бессилия наблюдала, как по молочно-белой груди сестры потекли тонкие струйки ее темной-алой крови.
Алекс пыталась кричать, но голос пропал и слышалось только хриплое карканье и стон. А монстр, хлюпая и причмокивая, не останавливаясь ни на секунду, продолжал высасывать жизнь из хрупкой, слабой и абсолютно беспомощной Беллы. Она уже не сопротивлялась. От испуга и кровопотери девушка давно потеряла сознание и, ничего не ощущая, просто висела тряпичной куклой в руках этого чудовища.
— Нет, Белла, нет! — мучительно рыдая от боли и бессилия, шептала Алекс, — только не Белла! Боже, пожалуйста, только не она!
И тут она увидела, как зверь, резко оторвавшись от сестры, с перемазанным кровью лицом — хладнокровно, одним движением руки, свернул ей шею и равнодушно откинул безжизненное тело в сторону. От хруста ломаемых костей Беллы, Алекс мучительно взвыла, голова закружилась и девушка, впав в оцепенение, стала медленно уплывать в спасительное забытье.
— Этот голод я утолил, — низким безразличным голосом, произнес монстр, — а ты, девка, утолишь еще один… Надеюсь, окажешься такой же вкусной, как эта…
И с этими словами он быстро подошел, к ничего не соображающей Алекс, намотал на кулак ее длинные волосы и, рывком подняв на ноги, безжалостно поволок ее к замковой лестнице.
У Алекс не было ни сил, ни желания сопротивляться этому извергу, в ушах непрерывно повторялся хруст костей, а перед глазами стояла картина брошенного на пол, как ненужной сломанной игрушки, тела Беллы.
Убийца тащил ее вниз. На окровавленной лестнице лежали убитые мужчины и женщины, с перерезанными шеями и разорванными гортанями. От пережитого шока, девушка, неосознанно перебирая ногами, безразлично взирала на мертвых слуг герцога. Когда монстр затащил ее в главный зал, Алекс думала, что все самое страшное она уже пережила, пока не увидела свою красавицу мать, лежащую на входе в разорванной, окровавленной ночной рубахе, взирающей на всех уже мертвыми, остекленевшими глазами. Она была жестоко, бесчеловечно изнасилована, а ее горло чудовищно разорвано на куски.
— Мамочка моя! — скулила Алекс, закрыв глаза. От бессилия и безысходности внутри нее все ныло и стонало. — За что с нами так? Почему? Почему мама? Почему Белла? Боже, за что?
Ноги отказывались идти, но бессердечный зверь, не давая ей упасть, еще крепче наматывал ее волосы на свой кулак. Не издав ни единого звука, Алекс лишь морщилась от жуткой боли, и только молчаливые горькие слезы нескончаемым потоком струились по ее щекам.
По всему залу, вокруг мертвых крутились больше десятка, хорошо одетых светловолосых мужчин, таких же гигантов, как и убивший Беллу монстр. На красивых, перепачканных кровью лицах, не было ни толики человеческих эмоций, они смотрели на всех жестокими, холодными, равнодушными глазами. Вдруг к монстру кто-то подошел, и он резко замедлил свое движение. Алекс было все равно, кто и зачем задерживает их на пути к ее смерти, поэтому она так и продолжала равнодушно стоять, не поднимая, мокрых от слез, глаз.
— Эктор, ты же мне обещал, — кто-то истерично-заискивающим тоном обратился к монстру, — мы же договаривались, что с одной ты можешь делать, что хочешь, а вторая — моя.
Сквозь туманную пелену сознания, она услышала ненавистный голос графа Паоло де Реньера. Вот значит, кто повинен в смерти сестры и матушки. Неужели этот мерзавец решил так подло отомстить ее семье?
«За что? — злобно рассмеялась про себя Алекс, — За то, что прокрался ко мне в спальню и собирался изнасиловать?». Как же ей хотелось убить этого гнусного подонка! С каким удовольствием она вонзила бы отцовский меч в его черное сердце.
Но зверь лишь что-то рыкнул графу в ответ и продолжил тащить беспомощную девушку дальше. Больше монстра никто не останавливал…
По доносившемуся откуда-то лязгу металла, Алекс поняла, что где-то в замке до сих пор идет борьба. Значит, еще остались уцелевшие в этой жестокой бойне и они сражаются с этими выродками. Она открыла глаза и из последних сил стала молиться, чтобы в живых остался ее любимый отец, но Бог как будто ее не слышал… Мертвое тело барона, с торчавшей из груди рукояткой кинжала, лежало на полу прямо посреди огромного зала, рядом с убитыми герцогским юристом и с отрубленной головой представителя короля.
Смерть обоих родителей явились для сознания Алекс последней каплей, у нее больше не осталось ни крупицы сил на борьбу. Оставшись одна: без сестры, без родителей — она больше не хотела жить! Ей уже было все равно, куда и зачем тащит ее это мерзкое чудовище, она только об одном молила Бога — подарить ей легкую, быструю и желательно безболезненную смерть.
В этот самый момент жестокий изверг, на глазах у таких же монстров, как и он сам, унизительно волоча полуголую девушку по всему залу, со всей силы швырнул Алекс на холодное дерево хозяйского стола и, рывком разорвав на ней полотняную камизу, всем своим гигантским телом навалился на бессознательное тело несчастной. Она уже не чувствовала, как нещадно раздирая на части, люто врывается в ее нетронутое девственное лоно, огромный половой орган безжалостного монстра.
Лишь на доли секунд Алекс приходила в себя, но от ощущения жуткой боли в терзаемом теле, страха и ужаса, что вспыхивали в ее памяти, она раз за разом впадала в избавительное забытье.
Увидев, что девушка в глубоком обмороке и никак не реагирует на его действия, зверь пришел в ярость и, громко зарычав, огромными острыми клыками впился в девичье горло, свирепо разрывая ее нежную плоть.
— В девке осталось немного крови, — надевая штаны и поворачиваясь к своим подельникам, сказал насильник, — быстро осушите ее и избавьтесь, — последовал суровый приказ.
Уже через минуту, тело девушки со всех сторон обступили кровожадные хищники и, жадно впившись в ее шею и тонкие запястья, смачно высасывали последние остатки жизненных сил из ее юного тела.
В последний раз Алекс пришла в себя, когда почувствовала, как кто-то грубо схватил ее израненное тело, стащил со стола и швырнул к каменной стене огромного зала. Девушка не проронила ни звука, когда больно ударившись головой и правым плечом о шершавые блоки замковых стен, медленно сползла на холодный пол, в очередной раз, впадая в спасительное забытье.
Она уже не чувствовала, как к ее телу с убитым видом подошел граф де Раньер и, погладив ее по щеке, печально произнес:
— Прости меня, девочка, я не знал, что так получится, — после чего встал и, не оглядываясь, быстро покинул развороченную трапезную, где в это же время Эктор раздавал указания своим пособникам: добить всех живых, захватить ценные вещи, а так же собрать и разделить все золото, что смогут найти в обители старого герцога.
Когда все было кончено, и замок покинули последние головорезы, неся в руках тяжелые тюки с похищенными ценностями, жестокий монстр в последний раз внимательно окинул взглядом главный зал и увидел, как с пола, с трудом опираясь о ножку центрального стола, поднимается старый герцог — израненный, окровавленный, но все еще живой.
— Ничего себе! — на бесстрастном лице зверя отразились редкие эмоции ухмылки и удивления от такой живучести старика. Ведь он лично видел, как тот замертво упал от удара по голове тяжелым боевым молотом. Не желая испачкать руки в крови, монстр снял с оружейной стены длинное тяжелое копье и, размахнувшись со всей силы, метнул его в высокое, худое тело герцога. Через секунду, мертвый хозяин замка повис на копье, насквозь пробившем его грудную клетку и глубоко вонзившимся острым наконечником в межкаменный шов замковой стены.
Пару секунд спустя в главный зал вбежал один из сообщников зверя.
— Эктор, — начал он, как только обнаружил главаря, — скоро рассвет, у нас все готово, можно выдвигаться,- но увидев, как тот сосредоточенно и напряженно принюхивается к окружающему воздуху, настороженно поинтересовался, — мой эрд, вы что-то почуяли?
— Мне показалось, что я ощутил кровь древнего, — задумчиво ответил Эктор, медленно разворачиваясь и подходя к двери.
— Но этого не может быть, — не поверил блондин, — мы же их почти всех уничтожили.
— Вот именно,- ухмыльнулся монстр, — значит, действительно, показалось, но все равно надо будет проверить. Позже пришлешь одного из наших, пусть лично убедится.
Откинув ногой окровавленный труп молодого парнишки, он быстро вышел из зала. Спустившись вниз, главарь сразу направился во двор к ожидающим его сообщникам, уже сидящим на лошадях, с привязанными к седлам мешками с похищенным золотом и награбленными ценностями.



Виктория Проскурина

Отредактировано: 01.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги