Одна я такая...

Размер шрифта: - +

Глава 5.

Жарко! Алекс было невыносимо жарко. Все ее тело было буквально обдано огнем, кровь кипела, а кости плавились, словно железо в жарком горне деревенского кузнеца. Понемногу приходя в себя, девушка начала осознавать, что все еще в замке и по-прежнему в разорванной рубахе лежит на холодном каменном полу главного зала ненавистного ей замка.
— Это был сон! — Алекс чуть не застонала от досады и горечи, — значит Белла, мама и папа, которые звали ее с собой — это всего лишь сон! Добрый, ласковый, манящий, дающий надежду и успокоение — это всего лишь обычный сон! Алекс хотелось кричать от несправедливости — она не желала возвращаться сюда, она мечтала быть там — в прекрасном поднебесье, со своей любимой семьей.
С трудом приоткрыв глаза, девушка снова увидела высокие расписные потолки и стены, украшенные прекрасными гобеленами. Всюду было тихо и спокойно. Ни один звук не нарушал тяжелого мрачного безмолвия, царившего в мертвых комнатах этого проклятого дьяволом замка.
Сквозь разноцветные кусочки витражей, которыми только недавно восторгались сестры, пробивались первые предрассветные лучи утреннего солнца. Свет, проходя сквозь цветные стекляшки, придавал залу какой-то нереальный чарующий вид. На минуту девушке показалось, что она парит в потоке какого-то иного, возвышенного мироздания, и ощущение какого-то божественного присутствия почему-то никак не хотело покидать ее сознания.
— Почему, ну почему ты лишил меня такой малости! — в глубине своей души она неистово взывала к Господу, — пожалуйста, верни мне мою семью или дай уйти вместе с ними! Господи, пожалуйста! — повторяла она раз за разом, желая оказаться по ту сторону земного бытия…
Но, к сожалению, ответом ей была лишь звенящая тишина и жуткое безмолвие…
Еще какое-то время, лежа на холодном каменном полу, Алекс продолжала беззвучно оплакивать себя и свою семью, но внезапно она с отвращением ощутила, что ее шею, грудь и живот покрывает какая-то холодная, вязкая жидкость. Девушка подняла руку и осторожно провела ладонью по своей обнаженной груди, а поднеся к глазам, с ужасом обнаружила, что все пальцы покрыты липкой темно-красной кровью. Алекс лихорадочно затрясло. Она подняла голову и посмотрела по сторонам — рядом никого не было, тогда она резко взглянула наверх и не поверила своим глазам. Прямо над ней, насквозь пронзенный огромным копьем, висел старый герцог и его кровь, струясь по рукам и собираясь на пальцах, небольшими струйками стекала и капала прямо на шею и грудь Алекс.
Девушка приподнялась на руках и сделала попытку подальше отползти от тела, жестоко убитого герцога, когда услышала, его тихий глухой голос:
— Девочка, помоги!
— Боже! — от неожиданности Алекс вскрикнула и судорожно передвигая дрожащими руками, она пыталась встать на колени, но одеревеневшее тело, от долгого лежания на холодных камнях, отказывалось подчиняться, тогда, взяв себя в руки и набравшись смелости, она посмотрела на старика. Герцог, едва приподняв голову, осознанным взглядом взирал прямо на нее.
«Этого просто не может быть»,- девушка, раскрыв от изумления рот, уставилась на живого мертвеца.
— Чем…чем? — дрожащим голосом спросила она,- чем я могу вам помочь?
— Вытащи копье, — прохрипел еле живой старик и обессиленно уронил голову на грудь.
Алекс подумала, что как только вытащит копье, герцог тут же умрет, но решив, что лучше достойно умереть лежа на полу, чем в таком ужасном положении, она, с трудом поднявшись на сильно дрожащие ноги, осторожно подошла к умирающему старику и, запахнув на груди широкую рубаху, двумя руками решительно взялась за древко копья и дернула. С первого раза выдернуть не получилось — наконечник намертво засел в каменной кладке стены и Алекс, немного подумав, оторвала от подола своей камизы кусок полотна и, намотав его на руки, собравшись с силами, дернула еще раз. Копье с треском вылетело из стены, и умирающее тело старого герцога упало к ногам измученной девушки. Откинув оружие в сторону, Алекс опустилась на колени перед стариком…
Он еще был жив. Александра перевернула тело несчастного на спину — его туника была полностью пропитана кровью. С трудом разорвав ткань на груди, она увидела глубокую, рваную и сильно кровоточащую рану.
— Девочка, — едва слышно прохрипел герцог,— найди мою спальню,— голос прервал натужный кашель,— там, в синем сундуке лежит черный бутыль из стекла. Пожалуйста, поторопись…
—А где?—нервно прошептала Алекс,— где находится ваша спальня?
— На третьем… — и снова надрывный кашель не дал ему продолжить,— на третьем…этаже…,— чуть слышно вымолвил он.
Казалось, что последние силы покинули его, и он впал в спасительное беспамятство. Алекс никак не могла понять, зачем старику нужна эта чертова бутылка, но решила, что не имеет права лишать его последнего желания.
И еще, девушка с горечью осознавала, чтобы найти спальню герцога, ей необходимо будет пройти через главный зал, где лежат тела ее несчастных родителей и еще множества других людей, умерших такой же бесчеловечной, страшной смертью. Она несколько секунд собиралась с духом, потом, насколько смогла быстро поднялась на ноги и, пошатывающейся походкой, запретив себе смотреть по сторонам, пошла через страшный зал к замковой лестнице.
— Не смотреть, не смотреть, — повторяла себе Алекс, но она то и дело натыкалась на множество мертвых тел. Преданные слуги герцога. Их смерть была, действительно, страшной. Девушка не заметила, как горячие слезы потекли по ее лицу, но она не останавливаясь, храбро продолжала идти вперед, и вот когда до лестницы оставалось всего несколько шагов, глаза сами наткнулись на растерзанное тело баронессы.
— Мамочка! Моя дорогая, любимая мамочка! — горько рыдая, причитала Алекс, упав перед ней на колени, — я никогда не прощу этому чудовищу твою смерть, никогда, мамочка! Я отомщу! Я обязательно отомщу ему за тебя, за папу, за Беллу! Я клянусь тебе, мамочка! Я клянусь…
Она закрыла матушке глаза, укутала остатками ночной рубашки обнаженное тело и в последний раз поцеловала ее холодный лоб. Потом резко поднялась с колен и направилась к лестнице.
Забравшись на третий этаж, ей предстояло пережить еще одно испытание — прямо перед собой она увидела свою комнату, где безжалостный жестокий изверг лишил жизни ее любимую, единственную сестру. Алекс несколько секунд постояла возле двери, так и не найдя в себе силы переступить порог, потом решительно развернулась и пошла по коридору в поисках хозяйской спальни.
Двигаясь по длинному молчаливому переходу и заглядывая в каждую комнату в поисках синего сундука, Алекс зашла в спальню своих родителей, быстро стянула с себя рваную окровавленную рубаху, переоделась в широкую матушкину тунику и, натянув ее сапожки, продолжила поиски.
Уже в следующей комнате она обнаружила искомый синий сундук — он одиноко стоял на широком деревянном столе. Алекс быстро рванула к нему, попыталась открыть, но он был надежно заперт на внутренний замок-защелку. Девушка закрутилась по комнате в поисках какого-нибудь инструмента, коим можно было бы его взломать. На стене висело несколько видов незнакомого Алекс оружия. Не колеблясь ни секунды, она сняла нечто, напоминающее обычный острый кинжал, с клинком из непривычно легкого черного металла с широкой длинной ручкой и вернулась к сундуку. Просунув лезвие между крышкой и основанием, она, с силой надавив на рукоятку — крутанула ее и с треском выломала замок. Быстро откинув крышку, Алекс увидела черный стеклянный бутыль, лежащий на куче каких-то прозрачных камешков и мелких безделушек.
— Слава Богу! — воскликнула девушка и, схватив бутылку, помчалась вниз к умирающему герцогу.



Виктория Проскурина

Отредактировано: 01.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги