Одна я такая...

Размер шрифта: - +

Глава 7.

Бегая из каюты в санитарный отсек и обратно, Алекс торопливо собирала свои немногочисленные вещи, аккуратно складывая их в большой холщовый мешок. В очередной раз, остановившись возле своей кровати, она ласково провела рукой по крышке черного глянцевого ящичка с ее личной маленькой ла-минари, которую вчера подарили ей добрейшие старейшины…
После того, как все поужинали, ее с герцогом пригласили в святая святых
вампов — в инкубатор, где до сих пор Урих и Софар пытались сохранить и приумножить своих чудесных ла-минари, выращивая их в специально разработанных для этих целей приспособлениях.
Для того чтобы туда попасть, им пришлось спуститься на самый нижний уровень, находящийся очень глубоко под землей. Очутившись в самом помещении инкубатора, Алекс подивилась — ла-минари жили в полнейшей темноте. Здесь не было ни одного, даже самого маленьких солнечного лучика, к которым она уже привыкла на корабле. Как пояснил ей Вальтер, гусеницы не выносят яркого света, а солнечный свет для них и вовсе губителен. Только после того, как в каюте вспыхнул мягкое красноватое освещение, Алекс разглядела в каких условиях живут, размножаются и как вампы искусственно извлекают мирру, сливая ее через тонкие прозрачные трубочки в черные высокие сосуды, из которых они каждый день пили живительный нектар.
Прямо посреди помещения было расположено специальное приспособление с высокими стеклянными бортиками и такой же крышкой, через которую Алекс с интересом рассматривала огромную ла-минари - раза в два больше и шире, чем у Вальтера, в бесчувственную холку которой были вставлены четыре желобка, через которые в сосуды сливалась целебная мирра.
— Это последняя матка, оставшаяся у нас, — печально сказал Урах, встав рядом с девушкой, — они очень редко рождаются, примерно раз в пятьсот лет и приплод приносят только раз в столетие и то штук пять-шесть не больше, вот и бережем их как зеницу ока.
— Что это за штука такая? — показав на загадочный аппарат, спросила она.
— Это и есть инкубатор, — ответил он, — в нем поддерживается идеальный для ла-минари температурный режим, а так же определенная степень влажности и подача очищенного, полезного для выработки мирры кислорода.
Алекс заглянула под огромного ящика и увидела множество разноцветных ремешков и веревочек — они как паутина обвивали все днище инопланетного инкубатора.
— Пока мы летели, — с грустью продолжил он, — у нас таких приспособлений было больше двадцати, но как только мы вошли в вашу Солнечную систему, наши лучшие экземпляры ла-минари стали неожиданно высыхать и умирать. Мы ни как не могли понять, что происходит, пока не измерили уровень радиационного излучения вашего Солнца, но было уже поздно, большинство маток уже погибло.
Алекс обошла квадратный короб и с другой стороны от большой гусеницы увидела четыре маленьких ла- минарчика, не больше трех ее ладошек в длину. Они неторопливо возились на стеклянной поверхности, а их коралловые толстенькие тельца, при алом освещении сверкали, как самые настоящие драгоценные рубины.
Чуть дальше, от малышей неподвижно замерев, лежали еще четыре гусеницы, по размеру и внешнему виду такие же, как и у герцога в его сундуке.
— Чем они питаются? — Алекс подняла взгляд на Ураха, — я ни разу не видела, чтобы Вальтер чем-нибудь ее кормил.
В это время герцог и Софар пытались приподнять тяжелую крышку инкубатора и достать одного их малышей, который отделившись от собратьев, угодил прямо под тушку старшего сородича.
— Если ты имеешь в виду, едят ли ла-минари обычную пищу, — улыбнулся он, — то нет, не едят. У них совершенно иная форма питания для поддержания жизнедеятельности организма. Как бы тебе объяснить? Если говорить обобщенно, то источником питания для них является тьма и чем чернее пространство вокруг, тем лучше.
— Тьма? — нахмурилась она, — как тьма?
— Видишь ли, эти особи — создания совсем другого мира, отличного от вашего. Там, на Вампе, миллионы лет мы выращивали их в минарных пещерах, где самой природой все было создано для их существования и наше светило — Римусс, не обладало таким смертоносным излучением, как Солнце. Темнота для ла-минари — это ценный источник питательных веществ, проходя через тонкую кожистую поверхность, в их организмах начинается сложный внутренний процесс «переваривания» тьмы. В ходе пищеварения, происходит расщепление, а в дальнейшем и преобразование исходного материала в мирру, которую они синтезируют внутри себя.
Не поняв и половины из сказанного, Алекс растерянно посмотрела на старейшину.
— В общем, — поняв ее терзания, подытожил Урах, — чем больше тьмы вокруг ла-минари, тем целебнее, живительнее и полезнее для нас получается мирра. А самое главное, если каждый день ее пить, то мы можем подолгу находиться под вашим светилом, не боясь быть уничтоженными солнечной радиацией.


***

Чуть приоткрыв крышку сундука, Алекс еще раз полюбовалась своей малышкой, которую вручил ей Урах, как только они собрались покинуть инкубатор. А от воспоминаний о своем первом опыте питания напрямую от ла-минари, она весело улыбнулась. Было страшно и интересно одновременно. Много раз она наблюдала, как эту процедуру проделывает герцог, поэтому в точности повторив движения Вальтера, она сама не заметила, как поднеся сочную ярко-красную спинку к своим губам и, втянув в себя сладкий клубничный аромат мирры, тут же почувствовала ни с чем несравнимый голод. В тот момент, она даже вспомнить не могла, почему такой вид питания ей когда-то был неприятен и отвратителен. Ее клыки самопроизвольно удлинились и одним быстрым движением, Алекс впилась зубами в блестящую холку своей малышки, а когда вкусный терпкий напиток полился и коснулся ее языка, от испытанного в ту минуту удовольствия и экстаза, девушка, прикрыв глаза, застонала. Блаженство, насыщение и опьянение — вот на что это было похоже. Девушка и сама не ожидала, что прокусывая тонкую кожицу ла-минари, первое, о чем она подумает — о сладких сочных персиках, с такой же мягкой и наливной шкуркой, которые они с Беллой просто обожали. Так же вспомнился любимый метод поедания этого фрукта, разработанный ими в детстве — когда сначала смачно прокусываешь шершавую кожурку, потом высасываешь весь сок, а уже потом съедаешь сочную мякоть. У-ммм, вкуснятина!



Виктория Проскурина

Отредактировано: 01.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги