Одна я такая...

Размер шрифта: - +

Глава 6.

Месяц спустя…

 

Устало прислонившись к прозрачной крышке медицинской капсулы, Алекс вновь и вновь вглядывалась в бледное лицо Себастьяна. Вот уже почти три недели она после того, как позавтракает и перекинется парой слов со старейшинами, спускается в медицинский отсек корабля и сидя рядом с молодым вампом, молит Господа о его скорейшим выздоровлении…

При мысли о том, через какие испытания и муки ему пришлось пройти, что преодолеть, чтобы выжить, не сломаться и не сойти с ума, ее сердце судорожно сжималось, а на глазах выступали слезы…

-Себастьян,- она провела рукой по прозрачному стеклу,- Себастьян, просыпайтесь, мне вас очень не хватает!- в тысячный раз повторила она, с нежностью глядя на дорогое ей лицо. Видя, что от больного не последовало даже минимальной реакции, она тяжело вздохнула и перевела взгляд на инопланетные символы, горящие на медицинских приборах и кучу разноцветных проводков и прозрачных трубочек, веером расходящихся от шеи, рук и ног Себастьяна…

Еще раз взглянув на молодого вампа, она откинулась на спинку кресла. На сегодняшний день радовало только одно: его руки и ноги полностью зажили, на коже больше не было тех страшных ран от обморожения и рубцов с глубокими ссадинами, от годами сдерживающих его железных оков и жуткого ошейника. За эти три недели его тело восстановилось, а если верить показаниям множества датчиков, то полностью излечилось. Оставалось только одно - ждать…

Алекс с ногами залезла на кресло и, положив подбородок на колени, прикрыла глаза…

Господи, как же им тогда повезло. От воспоминаний, как они с Себастьяном выбирались из того ужасного подземелья, ее передернуло…А ведь она тогда не ошиблась. Та пещера, действительно, привела их на свободу, только до нее было еще ох, как далеко…

Не зря все вокруг говорили, что Дертон очень тщательно охраняет свою цитадель. Каким слоем камня и земли был засыпан тот вход, она до сих пор затруднялась сказать. Много часов им понадобилось, чтобы прорыть хоть какой-нибудь маленький туннель. В тот момент, когда Себастьян почувствовал, что свобода уже совсем близка, он совершенно не щадил ни себя, ни своих рук…

Выбравшись наружу, они оказались в близлежащем лесу, плотно прилегающему к замковым владениям Дертона. Алекс не удивилась, если оказалось бы, что и сам лес так же принадлежит ему. Но это было еще не самое страшное…Весь ужас заключался в том, что на поверхности стояла зима, а теплой одежды ни у Алекс, тем более у Себастьяна не было, но что волновало их больше всего – это время. Судя по солнцу, которое только-только покинуло свой зенит– стало понятно, что покинув подземелье в столь ранний час, они рискуют, ни сделав и пары шагов на свободе, быть пойманными прислужниками Дертона и водворенными обратно в каменный мешок, откуда им только что удалось сбежать…

Немного посовещавшись, молодые люди решили, что дожидаться ночи рядом с рассекреченным подземельем очень опасно, поэтому постоянно озираясь по сторонам и высматривая соглядатаев Дертона, они двинулись по направлению к той самой деревне, где у Алекс в местной таверне были сняты комнаты, в стойле дожидались лошади и где, все это время, ждал новостей из замка врага преданный ей Бенедикт…

Как они дошли до постоялого двора, Алекс до сих пор плохо помнит. В голове стучало только одно: «добраться», «чего бы оно ни стоило, но добраться». Хуже всего приходилось Себастьяну. От голода, лютого холода и измождения, он еле-еле держался на ногах, иногда падал, но находил в себе силы подняться на ослабленные ноги и идти дальше…

Видя, как ему тяжело и как он стойко и упорно справляется с трудностями, сердце девушки буквально заходилось от искреннего восхищения самоотверженностью Себастьяна.

К вечеру они все же добрались до нужной им избы. Наконец-то наступившая темнота укрыла двух беглецов от любопытных взоров местных постояльцев и работников таверны. Алекс ничего не оставалось, как спрятать обессиленного Себастьяна в дальней конюшне, укрыв его старой попоной, найденной в одном из ближайших стойл, а самой направиться в таверну на поиски Бенедикта. А дальше калейдоскоп последующих событий слишком неотчетливо отразился в памяти вымотанной девушки… помнит, как мелькало морщинистое лицо встревоженного Бена, град вопросов, какие-то ее ответы ему, темнота узких коридоров и высоких лестниц, тяжесть тела Себастьяна в ее руках, а дальше…кровать, подушка…их общее тепло под одним теплым одеялом, а дальше все… забытье и долгий, исцеляющий сон.

Уже проснувшись, она обнаружила, что Себастьян без сознания. Его дико, безудержно лихорадило, все тело горело, а простыни, что были под ним, можно было буквально выжимать.

Не теряя времени, Алекс достала из-под кровати свой черный сундук и, прикрыв единственное окно меховой шкурой, извлекла из него ла-минари. Быстро насытившись, она взяла со стола кинжал и, усевшись рядом с мужчиной, надрезала запястье. Как только появились первые капли, девушка силой разжала его челюсть и, придерживая голову рукой, стала по капле вливать свою кровь в рот Себастьяна. Поначалу ничего не происходило, но уже через минуту, она почувствовала, что он начал глотать… Глоток, второй, третий…Вскоре его перестало лихорадить, он пришел в себя и открыл глаза…



Виктория Проскурина

Отредактировано: 01.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги