Одна я такая...

Размер шрифта: - +

Продочка от 24.05.2017 года.

Тем временем бой продолжался.

Уже не раз острый клинок Себастьяна настигал Дертона, изо всех сил пытающегося подобраться к кровати и завладеть мечом, но, не успев появиться, рана мгновенно затягивалась, не оставляя на коже вампа ни единого следа.

Нанося удар за ударом, Сэб ухитрился загнать Дертона в угол, но плотное нагромождение мебели не давало ему подойти ближе и нанести последний удар древним клинком. Увидев, как Себастьян споткнулся о кресло, Алекс беззвучно вскрикнула и прижала руки к груди, вознося молитву Всевышнему. Понадобилась всего секунда, чтобы Дертон успел воспользоваться сложившейся ситуацией - нагнулся, выхватил огромную кочергу из камина и мгновенно парировал следующий удар. Теперь подобраться к нему стало еще сложнее, поэтому Себастьян внезапно изменил скорость боя, еще больше усилив натиск. Мгновение и Себастьян сделал быстрый выпад и страшным ударом рассек родичу плечевой сустав. Алый фонтан разлетелся во все стороны, забрызгав стены и пол.

- Ах ты, щенок! – оскалился Дертон, ощутив неимоверную боль, но все же успел перекинуть кочергу в здоровую руку. Сейчас ему нужно было выиграть время, чтобы нанесенная рана успела затянуться.

-Это тебе за родителей,- спокойно произнес Сэб и, стиснув зубы, снова приступил к бою.

Наблюдая за сражением, Алекс казалось, что клинок в руках любимого буквально ожил. Дертону все труднее становилось парировать удары, сыплющиеся на него с неимоверной скоростью. Уже не раз он почувствовал острый укол стали, вырывавшие куски из его плоти. Еще…еще…еще…От многочисленных и глубоких проникновений, ткани вампа не успевали регенерировать и кровь непрерывным потоком струилась по его груди, и устремлялась вниз, орошая каплями каменный пол…

Немного сдвинувшись вправо, Алекс хотела взглянуть, как дела у Домара. По непрекращающемуся звону металла, который был слышен с другого конца комнаты, сказать можно было только одно - сражение с Обажжем в самом разгаре. И действительно, одежда вампов была сильно окровавлена, но они были еще достаточно крепки, чтобы удержать в руках смертоносное оружие. В очередной раз, скрестив клинки, Обажж что-то гневно выкрикнул Домару, на что тот так же гневно ответил, но о чем шла речь, Алекс так и не поняла…

И вот тут она увидела, как тяжелораненый Дертон зарычал, наотмашь бросил кочергу в Себастьяна, потом воспользовавшись моментом, вскочил в кресло, оттолкнулся и перелетел на кровать, где схватил свой меч и бросился в потайной ход, ища спасение в бегстве.

Все произошло настолько быстро, что оказавшись в пещере, Дертон чуть не сбил Алекс с ног. Она даже не успела опомниться, как огромная рука сжала горло, а острые клыки впились в ее плоть…

Попытка вырваться ни к чему не привела - он еще сильнее стиснул ее в своих объятиях, настолько мощных, что грозили переломать ей ребра и позвоночник. Но самое обидное, что кинжал вампов, который можно было бы пустить в ход, она собственноручно отдала любимому, а отцовский - был для него, все равно, что иголка. Да и что может слабый нож, по сравнению с его огромным мечом, который он все еще сжимал в руке? С горечью ощутив свою беспомощность, Алекс, в попытке сдержать слезы, почти до крови прикусила губу. Осознание того, что из-за ее непростительной медлительности, их миссия может потерпеть неудачу, приводило ее в отчаяние, но еще больше она страдала от того, что руки, сжимающие ее тело, когда-то хладнокровно уничтожили ее родителей. И неважно - сам ли Дертон их убивал или это сделал кто-то другой, но то, что он там был и лично командовал карательным отрядом, делало его самым главным преступников в ее глазах.

-Отпусти ее!- свирепо прошипел Себастьян, как только преодолел проход. Его лицо исказила свирепая ярость, а взгляд пылал злобой и бешеным гневом. Направив клинок в сторону Дертона, он медленно приближался к зверю, держащему в своих руках его любимую эллиру.

Как Дертон среагировал на брата, Алекс не видела, только пару секунд спустя она почувствовала, как вамп втянул клыки и немного отстранился.

Стоило только ему ощутить запах крови этой незнакомой девушки, как у него буквально помутнело в голове. Он дышал, но дыхание было хриплым и сбивчивым, как у зверя, гонимого охотниками по лесным прериям - все те чувства и ощущения, что он столетиями хранил в своей душе, вдруг огромным, вездесущим потоком обрушились на него, грозя разорвать его сердце на части. Но было еще кое что, отчего огромный и свирепый воин потерял голову…Как только первая капля крови коснулась его языка, как в его голове громко и отчетливо зазвучали слова, смысл которых он никак не мог уловить…Твоя! Твоя! Она твоя! Голос замолкал, но через мгновение снова вторил ему одно и тоже... Твоя! Твоя! Твоя! Раз за разом вслушиваясь в эту фразу, в его душе начала подниматься настоящая буря, от которой ему - суровому воину, ни разу не дрогнувшему перед ликом врагов - становилось не просто страшно, а жутко! Напрягая все свои силы, он отчаянно пытался подавить эти не понятные порывы, но тщетно – они сами вырывались на свободу и буквально душили его. От сильнейшего перенапряжения, он вздрогнул и негромко застонал. Как это случилось? Почему? Что с ним происходит?

Девушка в его руках вновь сделала попытку вырваться, но он тут же приставил острый клинок к ее шее и сильнее прижал к себе. Через мгновение он осознал, что, наверное, впервые в жизни он постарался сделать так, чтобы, ни в коем случае, не поранить ее и не причинить боль.

- Кто…она…такая? – насилу проговорил Дертон, судя по всему обращаясь к брату.



Виктория Проскурина

Отредактировано: 01.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги