Огнеда

Размер шрифта: - +

Глава 8.

И именно в этот момент мне так захотелось остаться одной, да и усталость все больше давила на плечи. Чувствую – еще немного и нервы сдадут. Столько неопределенности и осознание той глупости, что я совершила, при этом столь не свойственной мне.

      - П-простите, я могу вас просить перенести... хм... переговоры на утро. Не подумайте, что я не благодарна вам за... заботу. Очень благодарна, - посмотрела на куратора, тот снова принял позу внимания, наклонив голову в сторону.

      - Огни, мне не нужна твоя благодарность, - вдруг грустно произнес куратор. - Просто произнеси мое имя.

      Упрямо поджала губы и сложила руки на груди, копируя его излюбленную позу.

      - Ну хотя бы разочек, - с легкой иронией настаивал мужчина. - Нет? Если ты и правда так благодарна, как говоришь, то сможешь это сделать?

      Мотнула сердито головой в ответ, ибо моя интуиция просто вопила не соглашаться.

      - Что ж... - вздохнул мужчина и поднялся. - Сегодня можешь отдыхать. С утра мы вернемся к разговору. Воду доставят через хозяйственный отсек. Двери я заблокирую. Если тебе что-то еще понадобится, сообщи мне по сети со своего нэс-бука.

      Встрепенулась, удивленная, что я вдруг окажусь запертой, и выпалила:

      - Почему заблокируете?! Разве я не имею право выйти?

      - Нет. До тех пор, пока мы с тобой не договоримся, отсюда ты не выйдешь, - как отрезал, произнося это холодным голосом.

      - Что?! Так не честно!

      - Не честно?! - вдруг вспылил Эр-Гро и метнулся ко мне.

            Я не успела даже пискнуть, как оказалась зажата в руках куратора, прижавшего меня к себе так сильно, что показалось - кости захрустели.

      - Не честно другое, Огни. Это делать вид, что ты ничего не понимаешь, игнорировать мои просьбы и требования! А теперь следи за моей мыслью: я приказал не посещать танцпол - ты нарушила и сломала идентификатор, затем спровоцировала драку, за которую кадеты рискуют вылететь с практики. Но этого было мало, да?!

      Я уже задыхалась, так как мужчина поднял меня за талию повыше, и уставился своими черными разъяренными глазами в мои, такие напуганные и полные слез.

      - Инсценировала суицид и окончательно уничтожила идентификатор и, спрашивается: для чего? Лишь бы не подписываться документ, который позволил бы тебе не оказаться в той мясорубке, в которую в ближайшие недели направят всю вашу группу! И когда я пытаюсь решить твою проблему, Огни, ты отказываешь мне в том, что в принципе для тебя не трудно! Всего лишь и надо обратиться ко мне по имени, - прорычал мне в лицо куратор и маска окончательно исчезла с его лица, а на меня смотрел истинно демон, и глаза уже не черные, а... Мамочки, почему они у него вдруг стали алыми?!

      Я зажмурилась и сквозь слезы и боль от его рук произнесла:

      - Хорошо... Дамьян, только отпустите меня... пожалуйста.

      И в ту же секунду мужчина успокоился, выдохнул и удобнее перехватил меня на руках, направившись в спальню. Я уже готова была зарыдать, когда меня осторожно опустили на постель и тихо произнесли возле самого уха:

      - И совсем не сложно это было сделать, верно? А теперь отдыхай, Огни, утром... все разговоры будут утром. А двери я все равно буду вынужден заблокировать. Мне бы не хотелось снова разбираться в последствиях твоих... необдуманных действий. Спокойной ночи, моя сиана.

      И меня, с трудом удерживающую истерику, оставили, наконец, одну. Едва услышала характерный звук блокировки входной двери, поднялась и прошла в ванную. Умылась холодной водой, почистила зубы и заполучила, наконец-то, воду в пластиковой многооборотной бутылке. О, минеральная даже. Это вообще редкость. Напившись вдоволь, присела на кровать и задумалась. Истерить расхотелось - это первое, и способность думать вернулась, едва куратор исчез с поля зрения - это второе. В совокупности выходит, что он плохо влияет на мои мыслительные процессы, как впрочем, и на мои нервы. И это-то странно. Ибо я в принципе редко теряю способность мыслить, а нервы... а что нервы, с ними мы тоже как-то привыкли договариваться. Но, похоже, не в этом случае.

      Нет, ситуация просто непонятная для меня. Я вообще теперь кто? Кадет или нет? И что нужно конкретно куратору от меня? То, что я могла привлечь его в качестве любовницы, в голове не укладывалось. Это невозможно. Кто он и кто я? Мы настолько чуждые друг другу, что и речи быть не может. Да и на мое предположение, когда я намекнула, что и раньше приходилось отстаивать свою честь, он, кажется, даже разозлился. Ведь разозлился, правда? Значит, ему была неприятна эта мысль. И что же получается? Да ничего не получается, я для чего-то ему нужна, но он все ходит вокруг да около, инструкцией голову заморочил, а теперь вообще заявил, что она не актуальна.

      Схватилась за голову, застонав от непонимания и бессилия, затем устало поднялась и медленно побрела в гостиную. Еда со столика оказалась убрана, за исключением фруктов, бутылки вина и бокала, не выпитого мною... О, то есть это все для меня оставлено и предполагается, что я должна все это съесть и выпить? Подошла и села на диванчик, гипнотизируя бокал с красно-кровавой жидкостью в нем. Выпить и расслабиться в принципе хотелось. Но Устав не позволяет. Постучала пальцем по подбородку, вспомнив, что куратор заявил, мол, "на тебя, Огнеда, действие Устава уже не распространяется", и это было тоже странно.



Шаровая Молния

Отредактировано: 25.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги