Огнеда

Размер шрифта: - +

Глава 20.

Проспала я недолго, но, когда очнулась, мне не позволили предаваться самобичеванию или смущению, отнесли на руках в ванную комнату, что располагалась рядом со спальней куратора, вымыли меня с ног до головы, затем вернули на кровать. Зацеловав до просьб о пощаде, велели быстро собираться, отпустив под присмотром Цербера в мой жилой блок, и поесть там же... но одной. Церберу было велено ждать снаружи, а сопровождая, не смотреть на меня и не дышать. Вроде и пошутил, но Цер исполнил все требования с точностью. Хотя смотреть на меня все же пришлось, а то как же он мою безопасность обеспечит.

На вопросы о том куда и зачем летим, мне так никто и не ответил. Вещи забрал Цер, а едва я двинулась за ним следом, как он замотал головой, затем рыкнул.

- Чего ты рычишь на меня? Говори нормально!

Попыхтел через маску что-то недовольно, но отвечать не стал, а связался с Дамьяном.

- Мой хэйдар, прошу допуск на десять слов вашей сиане.

Ого?! У него лимит слов установлен на общение со мною? Заметила, как расслабился мой страж после ответа куратора и посмотрел на меня. Молча. Обдумывает, что такого сказать и в лимит уложиться? Помочь, что ли?

Улыбнулась, поправив шарфик на шее, который шел в один тон с темно-зеленым длинным платьем длиною до самых пят, скрывающим очертания фигуры, и подмигнула. Цер вздрогнул и прокашлялся.

- Послушайте, вы не напрягайтесь уж сильно. Просто скажите, куда мы полетим, почему не можем остаться на базе и, кстати, давно хотелось узнать у вас...

Мой словесный поток прервали поднятой вверх рукой с открытой ладонью и глубоким, низким голосом Цербер произнес:

- От меня не отходить!

А это два или четыре слова? Прикусила согнутый в косточке указательный палец, с любопытством взирая на дерадмиина, чуть вопросительно вскинув при этом брови.

- С другими кадетами не разговаривать!

"Так, уже пять слов сказал...".

- Почему это не разговаривать? О, так мы все летим?

Ну конечно, не так давно на собрании об это и говорилось, потому, должно быть, он подарил мне взгляд с упреком вместо ответа.

- Ну можно я все же спрошу? - не удержалась от провокационного взгляда, и сама себе удивилась - откуда столько игривости вдруг во мне появилось. - У вас есть сиана?

Снова молчание в ответ, и руки сложены на груди, как очередной упрек.

- Что? Неужели нет? Вы хоть кивните, если да... я пойму.

Мужчина вдруг засмеялся, причем так, словно я действительно глупость спросила.

Прокашлялся и произнес:

- Невидимость... молчание... и руку дайте.

- У вас еще одно слово осталось... так да или нет?

Он покачал головой и протянул ко мне свою большую руку, затянутую в перчатку, в которую я почему-то доверчиво вложила свою.

- Вы мне друг? - продолжая смотреть на него во все глаза, понимая, что Дамьян фактически доверил этому стражу мою жизнь и безопасность.

- Друг, - просто ответил мужчина, исчерпав свой лимит слов.

Я вздохнула.

- Можете тоже мне доверять. Я не сбегу, не потеряюсь, буду молчать и слушаться. У меня нет друзей, так что я ценю вашу дружбу и очень рада, что именно вы меня охраняете, правда-правда. И потом, мы уже прошли с вами этап испытаний на прочность, верно?

Мужчина снова покачал головой, словно удивляясь моей болтливости. Подхватив четыре огромные сумки, уместил их в открывшейся нише в стене, что-то набрал на панели, и сумки исчезли. Затем потянул меня за руку и воздух вокруг нас словно рябью пошел, окутывая фигуры в некий плотный кокон невидимости для окружающих.

И такая радость обуяла, что у меня теперь есть и друг, и возлюбленный... Ой! Запнулась на месте, чуть не оставшись без кисти, которую крепко держал Цербер, и снова приноровилась к шагу мужчины. А сама шла и ошалело думала, что это я такое выразила - "возлюбленный!" Мама дорогая! Это Дамьяна я так назвала?!

Так и шла по коридору, затем в лифт зашла... и все думала, что со мною случилось? Неужели интимная связь с куратором так повлияла на мой настрой и поведение? Опять же радость от предложения дружбы Цербером... А еще странное ощущение спокойствия, умиротворения и какого-то пофигизма насчет будущего? Причем именно пофигизма, если можно так выразиться. Потрясла головой, отгоняя от себя некий звук, словно идущий фоном к моим размышлениям... А что это за звук вообще такой? Гул? Нарастающий звон в ушах?

 

 

 

Стартовая площадка встретила нас тем самым гулом, который я слышала. Это был звук работающих двигателей робопозрузчиков, ввозивших в грузовой отсек инопланетного звездолета огромные контейнеры, небольшие короба и какие-то иные предметы, определить название которых я затруднялась. Через трап, сияющий ярким светом, промаршировала моя группу, причем светлую макушку Лима я увидела сразу же, как мы остановились с Цербером возле трапа. Помня свое обещание молчать, я не издала ни звука, но при этом смотреть по сторонам мне никто не запрещал. Сиг Куратор и еще двое дерадмиинов сопровождали группу кадетов, замыкая шествие, и когда Дамьян проходил почти на расстоянии вытянутой руки рядом со мною, вдруг остановился и посмотрел на меня в упор. Огневики скрылись в недрах звездолета, как и их сопровождение, а Дамьян что-то произнес в сторону Цербера и снова посмотрел на меня.

- Хочешь посмотреть на старт "АирМихран?

"Что это?" - выразила я взглядом.

- Звездолет джерга Нахима, который ты видишь...

Я тут же закивала, так как очень захотелось не только увидеть взлет, но и быть как можно ближе к Дамьяну. "Ну, вот... опять эти необычные для меня желания. Что же ты со мною сделал, Дамьян?"

Кивнув кратко Церберу, куратор пропустил нас перед собой и двинулся следом по светящемуся трапу, как вдруг все вокруг пришло в движение, раздались крики со стороны входа в стартовый отсек. Я повернулась, дернув за руку Цера, и поняла, что Дамьяна рядом уже нет...



Шаровая Молния

Отредактировано: 25.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги