Огонь Изначальный

Размер шрифта: - +

Глава 8. О чудесах кхарриата Смерти, об откровенных разговорах и о том, как мир переворачивается с ног на голову

Мне не спалось. Сначала я просто лежала, прислушиваясь к ночной тишине и размеренному дыханию Ксая, полной грудью вдыхая свежий воздух, наслаждаясь его прохладой, а не тем мертвенным холодом, что пропитывал насквозь странный, пугающий лес. Как и планировалось, к вечеру мы вышли из леса, оказавшись на просторных лугах. На просторных, зеленых лугах! Ксай говорил, что осень в кхарриате Смерти наступает несколько позже, но я не ожидала увидеть здесь такую красоту. Как пояснил арэйн, дело в магической границе, не только защищающей кхарриат от постороннего вторжения, но и мешающей зимним холодам сюда прорваться, словно создающей свой обособленный кусочек мира с другими законами. Зима придет, но позже, и не будет утомительно затяжной.

Когда мне надоело просто лежать в бесполезных попытках заснуть, я открыла глаза и всмотрелась в усыпанное звездами небо. Здесь, на землях арэйнов Смерти, оно казалось особенным – глубоким, бездонно-черным, способным поглотить целый мир и возродить множество других. Серебристые искорки, неожиданно замелькавшие с краю, на периферии зрения, привлекли мое внимание. Я повернула голову и чуть не ахнула, потому как представшее передо мной зрелище было воистину волшебным. Маленькие, яркие серебристые искорки, вспыхивая в воздухе, тонкими потоками стекались в один и образовывали чудесную дорожку, которая постепенно выше и выше поднималась к бездонной чаше неба. Невероятное, восхитительное зрелище, завораживающее нереальной, таинственной красотой, непреодолимо манящее.

Не отводя взгляда, я приподнялась на локте, а затем выбралась из-под одеяла и приблизилась к дорожке. Серебристые искорки, переливаясь и сверкая, ткали дорожку, и та уходила все дальше, словно пытаясь дотянуться до небесных просторов, которые в этот момент как никогда походили на провал в другой, неизведанный мир. И как хотелось сделать шаг, ступить на удивительную дорожку, пойти вперед в манящую неизвестность, будоражащую кровь, заставляющую сердце биться чаще и трепетать – от волнения, от упоительного ожидания.

Я с наслаждением вдыхала запах луга, в ночи чувствовавшийся еще ярче, ловила каждое мгновение необыкновенного чуда и восхищенно любовалась дорожкой. Просто любовалась. Да, она манила, звала в загадочную неизвестность, обещала что-то невероятное, там, в черной, сверкающей звездами Бездне, но… я точно знала, что не сделаю к ней последний шаг и даже рукой не коснусь ни единой искры.

А потом она вдруг начала рассыпаться. Серебристые искры отрывались от общего потока, брызгами разлетались в разные стороны и постепенно гасли в глубине ночи, пока волшебная дорожка не рассеялась бесследно.

- Я думал, ты не удержишься, - раздался за спиной голос арэйна. Я медленно обернулась, и, только когда встретилась с ним взглядом, Ксай спросил: – Почему ты не ступила на тропу?

И казалось, что серебристые искры в черных глазах – те самые, которые только что выстраивали дорогу в неведомый мир. Те самые, которые освещали пространство за гранью смерти, те самые, которые однажды указали нам путь назад, позволив вернуться обратно к жизни. Мерцающие, таинственные глаза – еще одни врата в мир мертвых.

- Не думаю, что меня там ждет нечто хорошее.

- Как знать. – Изучающий взгляд пронизывал меня насквозь, будто смотрел в самую душу. – Но, похоже, ты очень сильно хочешь жить.

- Хочу, - выдохнула я. На мгновение опустила ресницы, чтобы прогнать странное наваждение, после чего вновь посмотрена на арэйна и с усмешкой заявила: - Я не для того возвращалась из мертвых и столько времени восстанавливалась, чтобы теперь по собственной воле шагнуть за грань. Ты думал, я не удержусь. И что же? Стоял бы и смотрел, как я ухожу вслед за стихией Смерти?

- Я бы не позволил тебе уйти.

- Как я могла об этом забыть? Я ведь ещё не выполнила свою часть договора, я тебе нужна!

- Нужна, да, – Ксай странно улыбнулся.

Не знаю, почему, но меня вдруг охватила такая дикая злость! Хотелось нагрубить ему, сказать что-нибудь обидное, подтолкнуть к ответной грубости. Пусть бы он разозлился и ударил меня жестокими словами! Но Ксай оставался совершенно спокоен и на провокации не поддавался, как будто специально.

- Тогда чего ты ждал? Почему не сказал сразу, что эта штука опасна? Может, хотел снова спасти меня, сделать своей должницей?

- Осторожность – это хорошо, но не нужно в своих подозрениях доходить до абсурда.

Я открыла рот, собираясь наконец сказать какую-нибудь гадость, но так ничего и не произнесла. Выдохнула, развернулась и зашагала к своей постели.

- Знаешь, в чем твоя проблема? – сказал Ксай мне в спину. – Ты не можешь найти середину и бросаешься из крайности в крайность.

А я старательно пыталась сдержать слезы и отчаянно цеплялась за новый, недавно выстроенный мир, опять едва не разрушившийся. Равнодушный и жестокий мир, в который Ксай прекрасно вписывался. По крайней мере, так мне казалось раньше.

 

В послеобеденный перерыв мы в молчании сидели на покрывале, расстеленном поверх травы на вершине холма, и просто любовались красотой окружающего пейзажа. После ночного разговора мы оба сделали вид, будто ничего не произошло, и продолжили общаться по-прежнему, в основном перекидываясь деловыми фразами. Не сухими и не резкими, а самыми обычными.

Молчание Ксай нарушил совершенно неожиданно:

- Ты говорила, что хочешь скорее начать обучаться магии Эфира. Зачем тебе это нужно?

Я с удивлением покосилась на него. Какой глупый вопрос.

- Чтобы овладеть врожденными способностями и быть еще более защищенной. – Немного поразмыслив, твердо добавила: – Чтобы больше ни от кого не зависеть и ни в ком не нуждаться.

Не навечно ведь он собрался меня к себе привязать? Выполню уговор, помогу ему, чем нужно, и стану свободной. Пусть знает, что мне не доставляет удовольствия висеть на его шее.



Мария Боталова

Отредактировано: 08.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться