Ольчик.

Размер шрифта: - +

ОЛЬЧИК.

  Иногда мы совсем не ожидаем перемен. Вот просто не ждем и все. Но они приходят. Рано или поздно. Переворачивая нашу жизнь с ног на голову. Принуждая действовать по вновь установленным правилам.


                      
     В то лето я оказался свободен в выборе действий и пути следования.
    
     Солнце, воздух и горы. А еще речка с непереводимым названием Гескенты - это было так необычно, что сначала я попросту загорал, валяясь на берегу, приставал к ровесницам и ходил за старшими ребятами.

   Они были старше всего на два-три года,но уже были в городе, курили травку и знали вкус спиртного. И познали, а может быть просто хвастались - настоящих женщин.

   Город.
  Это слово несло в себе страх и опасность, романтику приключений я отметал, а город в моем представлении - это всегда много людей, незащищенность, отдаленность от дома, риск попасть в неприятную ситуацию. 
  В добавок ко всему он насквозь пронизывался ветрами в ненастную погоду, от чего и получил свое название Тырныауз - в переводе означавшее - "Ущелье ветров".


  Неожиданно свалившаяся на мою голову свобода пьянила и погружала в  необъяснимое состояние экстаза, - я до сих пор не могу вспомнить ничего подобного.

  Я внимательно всматривался в окружающий меня мир, как будто впервые его видел и в то же время старался запомнить - цветы, стволы деревьев, каждый камень, тропку в лесу.Иногда я  дотрагивался до ствола дерева и впитывал его энергию передаваемую мне из земли.
  Шум горной речки своей монотонностью убаюкивал меня по ночам  и слышались гулкие удары - такие звуки издавали  уносимые потоком валуны.

  Каждый миг взросления по-своему хорош. Сначала это бабушкины пирожки, затем мы распознаем тайну появления детей  и наконец приятная горечь затяжки первой сигаретой дает понять, что не все горькое является таковым.

   Иногда я просил у дяди Вити(отца моего одноклассника) ружье - ИЖ 16-го калибра и уходил в горы. Туда, где паслись  козлы с красивыми рогами, где кабан мог с шумом выскочить из кустов и на невообразимой скорости исчезнуть в неизвестном направлении. Где из земли били родники с газированной водой, а вершины прятались в тумане и казались такими неприступными, что забраться на одну из было равносильно победе. И если это происходило, то не было человека счастливее меня, - туман уносился из под ног, и открывались неведомые дали представляющие из себя бесконечную вереницу гор.

  На закате рельефы возвышенностей вырисовывали громадного исполина лежащего на спине.Мне казалось, что это Гулливер в стране лилипутов улегся на отдых после трудного дня - так четко вырисовывались лоб, нос, подбородок, - одежда и даже носки сапог - две остроконечные, рядом стоящие вершины прозванные в народе "тещиными зубами".
   
А ночевал я в пастушьих избушках, - в это время года чабаны угоняли овец высоко в горы, на летние пастбища и их зимние жилища служили для меня временным приютом. Сварив себе суп из лапши с мясом я растягивался во весь рост на жестком деревянном ложе и не было для меня тогда постели роскошнее.

  Если же я встречал пастухов, то всегда получал пищу и кров. Накормить и приютить  путника - закон гор.

  Лето вовсю набирало обороты, мне было шестнадцать. Закончив училище я получил направление в Волгоград, город-мечту.. город-герой... город-фантастику. Это было нечто. Для меня, мальчишки - это было подарком судьбы.

   И чтобы как-то убить время, я познавал окружающий мир.
   А может быть пришло время его познавать.

   Ольчик появилась в моей жизни внезапно, внезапно и исчезла оставив в душе налет необъяснимого обаяния присущий большинству женщин. Женщин от которых кружится голова и существование приобретает очертания. Тогда я не очень задумывался о смысле жизни. 
   Она запросто курила травку, пила вино и водку и даже была авторитетом для нас, совсем еще неопытных мальчишек.

  Оля  с отличием закончила техникум во Владикавказе и могла бы работать на горно обогатительном комбинате в своем городе или любом другом, но она этого не хотела и вела праздную жизнь, что вместе с анашой, которую она употребляла, и вином -  прибавляло романтичности ее образу,хотя казалось мне неопавданно неприемлемым. 

Сомнительные типчики, с которыми я ее иногда видел всегда повергали меня в страх и были, пожалуй, именно той "плохой компанией" с которой просила меня "не связываться"  мама. Но обаяние и красота девушки всегда брали верх и я, как и все, оказывал ей знаки внимания, хотя точно знал, что она недосягаема, что я никогда не преодолею возрастной барьер между нами.

  Мы собирались у Мишки-Души, одного из сыновей тети Марии.Тетя Маша была  склонной употребить стопочку-другую, что позволяло нам вести себя свободнее. Иногда она работала в ночь и это обстоятельство окончательно развязывало нам руки. В добавок ко всему квартира стандартной хрущевки находилась на первом этаже и в окно можно было проникнуть используя условный стук даже глубокой ночью.
  Выпивку, сигареты и вино нужно было где-то брать поэтому мы утаивали часть зарплаты от родителей,а некоторые из нас  подворовывали. 
  Я занимался спортом, поэтому не пил и не курил, и считал, что подобные расходы меня не касаются. 
  Романтика общения с молодыми девушками всегда провоцировала моих ровестников на подвиги, которые они  совершали стараясь где-нибудь заработать побольше или банально подкараулив в подворотне нерадивого пьяницу обчистить у него карманы.

  Чикаго, ни дать ни взять. Кто-то рассказывает об Америке, о том, что там в городах процветает преступность. У них типа хуже. Но я глубоко уверен, что у нас то же самое.А может быть все на много круче.

   Вместе с Мишкой и тетей Марией в этой квартире проживал Витька, брат Мишки и их сестра Маринка. Отчим сидел за растление падчерицы. Но эта тема никогда не обсуждалась. Мишка даже подрался с ним когда тот еще был на свободе из-за младшей сестры и долгое время ходил с перебинтованной головой.

  А еще Душа был вожаком. Он первым взял в руки гитару, первым купил мотоцикл, первым женился на оторве-Манюне в обмен на обещание его будущей тещи купить ему новую "Яву". Прожили они не долго и тем не менее Манюня была выдана замуж, - сбылась вожделенная мечта матери, жизнь которой была отягощена воспитанием трудной девочки. Мотоцикл же Мишка убил так, что когда они разбежались - продать его было невозможно.

   Я готовился покинуть этот город, и точно знал, что рано или поздно это произойдет. Узость ущелья всегда вызывала желание взлететь, вырваться из этих уз, посмотреть на мир сверху, получить больше тепла и света.

   Если бы я только мог превратиться в птицу.

   Как оказалось в дальнейшем - это желание осталось со мной на всю жизнь.-

   Освободиться от неведомых пут, сделать это не взирая ни на что, подняться как можно выше. Может быть в этом и есть смысл жизни, смысл существования.

  Поэтому я часто ходил в походы и забирался на такие вершины, что люди внизу казались жалкими букашками.
  Возвращаясь из очередного похода я делал что-нибудь дома по просьбе мамы и ехал в город. Туда, где я мог встретить Олю.

   И в тот вечер ничего не изменилось.
   Автобус курсирующий между поселком Мечтателя где  я жил довез меня до Ущелья ветров, какие-то двенадцать километров тогда казались огромным, порой, непреодолимым расстоянием.
   Приближалась ночь, которая всегда несет неожиданности.

   У единственного в городе ресторана с названием  "Эльбрус" крутился Витька - брат Души.
   - Ольчик в кабаке, раскручивает кого-то на пузырь, Душа и Рашка дома, мать на работе, - сообщил он мне.
   Мы зашли в ресторан.
   Увидев нас, Оля вышла в вестибюль, передала нам бутылку водки, предварительно смыв с нее наклейку и сказала:
   - Идите домой, я скоро буду. Утащу у чуваков еще пузырь и приду.
  Это было как руководство к действию.Да и как мы могли перечить. Она по-своему все решала, а мы были всего лишь послушными солдатами.
  Заглянув внутрь помещения я увидел ее в компании усатых мужчин. Одну.
  Мусульманкам вход в заведение был заказан. 
  И помнится мне - я поразился ее смелости.

  Предполагалась халявная выпивка.
  В юности не всегда знаешь как поступить, поэтому, чтобы не совершать промахов действуешь так, как говорят старшие.
  Поэтому Витька спрятал бутылку под одежду и мы пошли знакомой дорогой домой.

  Придя на квартиру, я заметил там привычную картину, Рашка потягивал пиво, Душа о чем-то беседовал с ним.

  Рашид - Рашка как мы называли его, был плохим мальчиком из хорошей семьи.Здесь он был своим в доску не взирая на то, что его родители были мусульманами.Он, как и все мы, беззаветно был предан Олечке и по-своему любил ее не взирая на то, что она была падшей девушкой.

  Неожиданно раздался звонок, Витка пошел открывать и в комнату вошли трое.

  Ольчик,  Лиса - с поистине хитрой внешностью этого лесного зверька и громила Мага, по-другому его и назвать было трудно.

  Последний предстал передо нами в образе хозяина жизни. Мало того, что он занимал все пространство, не оставляя никому даже малейшего шанса, он был высокого роста, усатый, с правильными чертами лица, лохматой шевелюрой на голове, бровями сросшимися над переносицей - верным признаком недалекого ума, обладал громким и уверенным голосом; выдающаяся челюсть и орлиный нос говорили о гордом и непреклонном характере; взгляд черных глаз выжигал все вокруг, от него хотелось спрятаться или немедленно убежать; джинсы и навороченная майка - последний писк молодежной моды того времени - завершали картину.

   - Где водка, - грозно  с порога произнес Мага.

  Лиса своим поведением больше походил на шакала, тявкающего в присутствии хозяина или при достаточном количестве таких же  отморозков как он. В добавок ко всему он был худым и невзрачным и имел рыжие кудри, за что и получил свое прозвище.

   - Какая водка? - Рашка недоуменно посмотрел на нас.

  Бутылка, которую нам передала Ольга в ресторане, предварительно была спрятана Витькой  на  кухне.

   - Ты хотела выпить? - Обратился он к Олечке,- Сейчас мы выпьем, где водка? - Повторил он свой вопрос.
   - Отдайте ему бутылку,- Произнесла Ольчик, - она была подавлена и никак не ожидала подобного продолжения. Фокус не удался. Она раскрутила мальчиков на бутылку, но никак не ожидала, что они напросятся в гости.
  Витька сходил на кухню и принес спрятанное.
   - Присаживайтесь! - Шикарным жестом Магомед пригласил нас за стол. Лиса достал из-за пазухи еще одну бутылку.
  Мы уселись, появились граненые стопки и начали выпивать.
  Одна стопка, вторая, третья - закуски, не считая огурцов и хлеба, практически не было. Мага быстро окосел, Лиса не менялся, Рашка не пьянел, не мог опьянеть и я. Витька затих и слушал разговоры старших. Мишка не пил потому как накануне поймал трепак от очередной подружки. Он пил таблетки и воздерживался от спиртного. 
  Я всегда предчувствовал неприятности.Так было и в этот раз. Казалось, что наступила ночь, сразу, без перехода в сумерки.

   В этот момент все и началось.

  - Мне нужно поговорить с тобой, произнес Мага и увел Ольгу в другую комнату.Было ясно, что мальчик захотел девочку. Через некоторое время за стенкой послышалась возня и крики отчаянно отбивающейся жертвы.

  - Сука, что он делает, - Рашка бросился к двери в спальню.

  - Я не пущу тебя, - Мишка с перекошенным лицом встал у него на пути, - она их привела, пусть сама и расхлебывает. Всем своим видом он давал понять, что не пустит внутрь никого.

   - Но что-то же нужно делать!?!? - Рашка не унимался, хотя и понимал, что тот, другой много сильнее, что если он рыпнется, от него останется пыль, которую смоет дождь. Трусость и бессилие - самое страшное в этой жизни.Для мужчины во всяком случае.

  - Она сама привела его, - Душа был неумолим.

  Я смотрел на все глазами, в которых как и в голове моей перемешалось все - ужас, невозможность что-то изменить и хоть как-нибудь воздействовать не ситуацию, невозможность чем-то помочь Олечке, тупик, выхода я не видел. И дело было даже не в моей симпатии, на моих глазах унижали женщину - это было нечто невиданное мной никогда в жизни. Хотелось спрятаться и закрыть уши руками, закрыть глаза и ничего не видеть, казалось, что комната переворачивается кверху ногами, затем все встает на свои места и все повторяется. Время вытянулось в какую-то бессмысленную линию. У меня не было права голоса. Я был самым младшим из всех.Я понимал, что стоит мне сделать шаг и тот же Душа растопчет меня ногами.

  Мы выпили водки. Жидкость как-то притупляла восприятие действительности, но ненадолго. Выпили еще. Водка почему-то казалась обыкновенной водой и никак не способствовала забвению.

  Уйти я тоже не мог, где-то в глубине души я надеялся, что будет какой-то шанс и я им воспользуюсь. Крики за дверью продолжались, а мы бездействовали. Лишь Лиса, с каким-то невозмутимым спокойствием наблюдал за происходящим. Мне даже подумалось, что ему было интересно - сможем мы что-нибудь изменить или нет!?
  Рашка наливал себе и пил, Мишка все больше мрачнел, лицо его стало цвета выцветшей клеенки на столе - непонятно-серого цвета.
  В спальне на полуторке с продавленной сеткой Мага насиловал Олечку.
  Она привела его сюда, он не думал, что она искала защиты, он вообще ничего не думал, кроме как о том, ...

  - Менты! - крик раздался в открытое окно. Меня ни разу не забирали,но я четко знал, что в таких случаях нужно бежать без оглядки.
  - Хватай Рашку, - скомандовал Душа. Он все же напился. Слизняк.Теперь у него есть оправдание. 
  Мы выскочили в окно.
  Я схватил его дряблое и выскальзывающее из рук тело,сильнее прижал к себе руками и взвалив на спину побежал в темноте за кем-то. Квартира была на учете и светиться никто не хотел. Мы забежали за какие-то гаражи, я закинул свою ношу на крышу одного из них, запрыгнул сам и затаился. Рядом сопел Витька.
   - Долго они там будут?
   - Не знаю, - ответил я."Может они спасут ее," -  мысль принесла какое-то облегчение.
  Прошло некоторое время.
  - Эй, выходите, - это Мага звал нас. Это мои друзья, они вас не тронут.

  В милицейской коляске сидел Лиса, водка и его доконала. Менты были какими-то невзрачными в свете начинающегося рассвета и никак на спасателей не походили, было холодно. Я уложил свою ношу на одну из кроватей. Как выяснилось позже - Рашка и вправду ничего не помнил - или боялся сознаться. Стражи порядка увезли Лису домой и привезли еще водки. Где они ее взяли в такое раннее утро - остается только догадываться. Да, Мага точно был авторитетом.
  - Мы опять пили и Мага публично хвастался своей победой, лишний раз поцарапав мое сознание тем, что я никто рядом с такими как он.

  На следующий день я болел. Лежал на берегу реки я пытался уснуть.Просыпался от снившихся мне кошмаров. Затем отрывки предыдущей ночи мелькали передо мной как фильм ужасов. Затем я снова засыпал. И все повторялось.

  Страшна месть Женщины! 
  Через некоторое время я уехал на учебу и чуть позже узнал, что голову Маги нашли в Баксане.
  Это произошло где-то очень далеко от города,выше по течению реки.
  Кто отомстил? 
Только за Ольгу или за всех жертв сразу? 
Может быть это было кровная вражда - стоила ли его жизнь  чести испорченной девчонки? 
  А может быть.
  Ее брат был связан с наркоманами, а они еще те отморозки.
 
  Никто ничего не знает, остается надеяться, что Зло было наказано. Пусть даже так жестоко.
  Как часто мы вкладываем свою беспомощность в руки высшей справедливости.

  Конец.

  Ворс.

  Москва. 2013г. ноябрь.



Лев Воросцов

#3818 в Проза
#2476 в Современная проза

В тексте есть: реализм

Отредактировано: 28.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги