Осколки веков

Размер шрифта: - +

Глава 13 Глаз дракона

Как хорошо и привольно вот так просто лежать. Мысли подстать атмосфере неспешно перетекают от одной в другую. Я провожу кончиками пальцев по тыльной стороне мужской ладони, и с каждым прикосновением она расслабляется все сильнее. А между  нашей кожей возрастает напряжение, и пучки пальцев приятно покалывает, точно тысячи невидимых молний ударяют в этом разграничительном пространстве. Нос же щекочет ненавязчивый лесной аромат, переданный от самой земли по высушенным травинкам. Развешенные вокруг, они мелькают среди соломенного покрытия крыши, среди грубо сколоченных опорных балок. Крапива благоухает легким запахом травы с частичкой цветочного - его выделяют маленькие соцветия, напоминающие серые метелки. Светло-фиолетовые листики мелиссы пахнут чуть слышным лимонным.  Влечет к себе и заметно выделяющаяся среди других полынь. Поодаль затаились ссохшиеся корешки аира, напоминающие скрюченные пальцы, изъеденные преклонным возрастом. Горько-сладковатый привкус ястребом кружиться над нами, рассеивая плавными движениями своеобразное ароматическое благовоние. 

 - Травы как люди. Они живые. Растения подобно нам умеют общаться, кланяться при долгожданной встречи, при легком порыве ветерка, - заметив мой уставившийся в потолок взгляд начинает посвящать в тайны целительства  Айрат. -  Иногда мне даже чудится, будто бы они живут особой жизнью.

- Просто по меньше всяких подозрительных грибочков нюхать нужно, - делаю я очень дельное, по моему пониманию замечание.

Но он только суживает глаза, в которых поселился тихий и опасный зеленый омут.  Минуту мы лежали, молча, смотря на испестряющие потолок балки, подобно напряженным мышцам, легко удерживаемые необходимый груз, сходно древнегреческому Гераклу, подпирающему могучими плечами небо. После, не поддаваясь на провокацию парень продолжил дальше.

- Они  дарят свои целебные свойства добрым и нуждающимся. Помогают излечить раны: физические и душевные. Но подсобляют они постепенно, капля, за каплей уничтожая причину нашего беспокойства. Природа не терпит скорых перемен, в ней все должно быть разумно.

- А, значит злым они не помогают? - цепляясь за слова пытаюсь расшевелить задумавшегося парня.

- Ммм, - протягивает он, все еще блуждая в своих мыслях.

Молчание быстро мне претит, и я с усердием толкаю брюнетика локтем, продолжая засыпать вопросами.

- Я тут за судьбу негодяев переживаю, а ты мычишь только, - сделала я вид, что обиделась. Но зеленые глазки при взгляде на меня как-то очень подозрительно загорелись, или просто отразили полыхающее в камине пламя. Кто их поймет?

-  А ты что,  каждую  траву в лицо знаешь?

-  Всякую, приносящую пользу. У нас нет обычаев связываться с «дурной стороной» живого, какое приносит вред, -  и вновь мягкая зелень вскинула взгляд к потолку.

Маленькие искорки отражающегося пламени плясали трещащим хороводом по скрюченным стеблям, отдающим последние сбережения их короткой жизни. Плавные тени скользили по стенам, прячась в темных углах. Изредка они высовывали свои темные мордочки, но были тут же загнаны обратно вспыхивающими огненными всполохами. Огонь разгорался, и поленья потрескивали все чаще, а мне лежащей под теплыми шкурами становилось все жарче. Мелодичный голос скрипящим, изуродованным вековой коркой ржавчины, ключом отмыкает маленькие секреты не испорченной истории, передающейся так сказать от первоисточников. 

- Крестьяне, живущие деревенскими манерами, не забывают о лесе. Он кормитель многих бедствующих детей природы, защитник, помощник, целитель и советчик. За многие века познания укрепляются, заносятся до этого на чистые слитки железа. Сплав металла расскажет о многом грамотным, по ним узнают мир пращуров, оставляют свой след в бесконечной череде поколений.

Я демонстративно зевнула, раз, второй, третий, пока меня, дерущую от старания рот не заметили. А вот когда два изумруда неморгающе взглянули  в мою сторону, показала язык.

Прерывистое дыхание коснулось кожи, потоком воздуха откинув спадающую на глаза прядь. Такое горячее, несшее поистине мужскую силу и власть. По началу, я вовсе не собиралась ему поддаваться, ну вот нисколечьки, ни на секундочку. Взгляд был серьезен, полная противоположность налетевшему на меня веселью. Но от чего-то в одно мгновенье он стал таким притягательным, заставляя  с каждым мигом сильней трепетать тело, радостно и удрученно падать, а после взлетать к облакам недремлющее от чувств сердце.

"Не долго мы сопротивлялись". - заметил голос разума.

"Отстань. Не мешай мне любоваться этими красивыми глазками. И вообще, это ты во всем виноват".

"Я?" - прокричали в моей голове, да так громко, что пришлось потрясти головой, чтобы к разбушевавшимся мозгам вновь кровушка прилила.

"Ну а кто тут влюбился?".

В ближайшие минут пять никто не возникал.  По видимому напившийся, как вампирчик поступившей к тканям кровушки мозг довольно дрыгал своими занемевшими нейрончиками и ему явно было не до меня. Я так увлеклась копанием в себе, что не сразу расслышала заданный вопрос.

- Тебе не интересно? - произнесено это было с какой-то уж очень обволакивающей хрипотцой, призванной не оставить без внимания сии слова. А я поймала себя на задрожавших коленках. Будь моя поза вертикальной, непременно бы свалилась, позорно проигрывая этому чарующему голоску.

- О... Очень. Но кто-то обещал мне незабываемую ночку, - нехотя опуская глаза и комкая в руках лисью шкурку бормочу я, заливаясь краской от неведомо откуда взявшейся стеснительности.

- Ах, да! - словно вспоминая, и даже с некоторой ленцой произнес парень.

Я же в свою очередь тихонечко так сглотнула. Но судя по всему поучилось это не так тихо, как на то рассчитывала. С красивых губ слетела довольная усмешка.  Мне же стало совсем-совсем стыдно, а краска тем временем уже вовсю разукрасила ушки. Щеки давно пылали, грозясь потрескаться и облезть от внутреннего жара.



Валария Кенет

Отредактировано: 04.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться