Осколки веков

Размер шрифта: - +

Глава 15 Чудеса

В последний миг сменила мысль о родном гнездышке на обветшавший домишко, застывший в прозрачном коконе одиночества. Перед глазами вырисовывается заброшенный и одинокий домишко с крышей насыщенно-янтарного оттенка. Весь фасад прямо таки купался в солнечном свете. Внутри же притаилась пугающая тишина. Пробежавшись по ведомой вглубь дворика дорожке, распахнула тихо скрипнувшую дверь. Ничего. Прихожая, медленно заполняемая тенями, пустовала. Такой же дивной, скрипящей мелодией заголосили ступени, ведущие на второй этаж. Но меня тянуло дальше, к немного покосившейся на бок двери. Она же скрипела протяжнее всех остальных частей заброшенного особняка. По комнате, которую прикрывала эта тепепающаяся на петлях рухлять разбросало свои хрупкие сети молчание. Произведенный дверью звук рябью прошелся по ним, и они тут же переломились, а потом и вовсе осыпались на пол, впитываясь в кое-где изъезженные шашелем доски. Я же шаркая сапожками зашагала к кровати, не давая выглядывающим из щелей обрывкам соединиться вновь. Глаза уловили неподвижно лежащего человека.

Лаэрт!

На внутри все закололо, словно я проглотила гигантский кактус. Там лежал именно он. Неподвижно.

Колени прилипли к полу возле кроватных ножек, а руки коснулись его застывшего лица. 

"Неужели опоздала?" - затрепетал внутри голос собственного мозга. Влажная цепочка из беспрестанно закапала на пол. Тук-тук-тук.

- Я ведь принесла его. Достала цветок. Смотри! - вынула из тканевого мешочка,  хрупкое и издающее нежный аромат лекарство.

Он не реагировал. Застыл предо мною с незавершенной улыбкой.

Тишина и отчаянье налетели со спины, ударили в лицо, заставили завыть от безысходности во все горло, уставившись к потолку, и уподобившись дикому волку воющему на призрачную луну. Только вот здесь не имелось спутника Земли. Да и я не была животным, выпускающем наружу таким способом накопившиеся чувства. Понемногу приструнив себя, наклонилась чтобы послушать дыхание. Оброненный и совершенно позабытый на время цветок коснулся щеки лежащего, вызвав содрогание тела. Я подхватила его за цветоложе, проведя по бледной, точно выбеленная стена коже. Череда судорог волнами прокатилась даже по мне. Пучки пальцев зачесались, словно заживая. После бесконечно длинной минуты бесцветная кожа губ шелохнулась, выдав хриплый звук, по всем параметрам  никак не напоминающий человеческую речь. Крылья за спиной наконец оживились, доложив, что теперь можно выдохнуть задерживаемый легкими запас кислорода. Первым нормальным движением друга была улыбка, но я сдавила пальцами уголки рта, заставив принять расслабленное положение круглых мышц.

- Улыбка отнимает лишние силы, а они тебе сейчас нужны, - пригрозила пальцем, так на всякий пожарный, вдруг захочет ослушаться свою спасительницу.

- Я... просто... рад... жизни, - запинаясь прошелестел знакомый голос.

Не удержавшись, я легонько обняла неподвижного приятеля, ощущая под собой тихое постукивание.

- Ты теперь выздоровел? - задала единственный, родившийся в голове вопрос.

- Еще нет, - было кротким ответом.

Потом, превозмогая слабость, он раскрыл секрет лечения. Всего-то нужно было сварить чай с прекрасного соцветия, добавляя простые травы. Цветок хоть и пах медом, на вкус оказался редкой гадостью. Каждый день приходилось варить отвар из одного лепестка, кидая в кипяток мяту, душицу или лиловые соцветия чабреца.

В аптеку я летела подгоняемая невидимыми пиночками, в шутку подаренными мне другом, для дополнительной скорости. Толи и правда сработало его пожелание, толи мои ножки оказались такими проворными, но через пятнадцать минут я смотрела на булькающую в кастрюльке воду. Плечи то и дело содрогались от подавляемых приступов смеха.

- Ммм,- облизнула обожженный палец, тут же затрясшись от новой волны прорывающего наружу веселья.

Поход в стеклянное здание, насквозь пропитанное  запахами лекарств выдался уж очень забавным.  Уже зайдя внутрь, я вызвала недоуменные взгляды и перешептывание у запозднившихся покупателей. Они стайкой толпились у единственной открытой кассы, и даже не стеснялись, тыкая в меня пальцами. Один больно наглый паренек даже поинтересовался, не опоздаю ли я на шабаш, пока стою тут и со скоростью заспанной улитки вспоминаю список покупок.

- Подгонять ведьму не хорошо, - буркнула в ответ, даже не удостоив взглядом  наглеца.

Но нависающее позади чудо не унималось. Дернув за волосы, кои в нынешнем состоянии напоминали распотрошенную мочалку, проговорило:

- А где же твоя метла? Какой там нимбус сейчас на пике популярности?

- Сейчас в лягушку превращу, - тыкая нахала пальцем в щеку заявила очень злая я. Поначалу правда целилась в лоб, но не рассчитала разницу в росте.

- Ну тогда тебе придется меня целовать, - сообщили уже на ушко, обхватив за плечи.

- Могу только плюнуть, - выпутываясь из нежеланных объятий, пообещала этому сероглазому бусурману.

- Ну а как на счет тебя? - тут же прилип он к стоящей позади девочке-тихоне, постоянно поправляющей сползающие с переносицы очки.

Та вытянулась в струнку, и даже на секунду зажмурилась. А это рыжеволосое, наглое чудило расстегнуло куртку, будто бы ему вдруг стало невыносимо жарко, и продемонстрировало подтянутую фигуру в выделяющим каждую мышцу зеленом  свитере.

- Все, ведьма, ты в пролете. Нашел я себе принцесску, - и заправив за ушко покрасневшей девушке выбившиеся волосы, почти коснулся его губами. - Да, моя красавица? Спасешь от ужасно скучной участи в тельце жабы своего принца?

Шатенка покачнулась, и попыталась отступить назад, но напрягшиеся руки парня не дали ей этого сделать.

- Доигрался, - рыкнула я, наступая на парня, - квакай!

Не знаю, что такого было с моим выражением лица в ту минуту, но он попятился. Зацепился за мусорное ведро, так не кстати встретившееся на его пути и плюхнулся на пол. Тонкие губы приоткрылись, чтобы произнести отборные ругательства, но послышался только хлюпающий звук, а после лягушачье кваканье.



Валария Кенет

Отредактировано: 04.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться