Остров кукол

Размер шрифта: - +

Остров кукол

Кто вы? Почему вы приходите сюда постоянно? Это мой дом, и я требую покоя!

Зачем щёлкают ваши аппараты? Вы думаете, что сможете остановить время? Хотите унести с собой застывший кусочек моего дома? Нет. Вам не помогут… эти ваши фотоаппараты… всё это – пустота. Они не видят ничего так же, как и глазницы мёртвых кукол.

Я желаю забыть себя и своё имя, чтобы бесследно раствориться в потоках времени. Но вы, приходящие сюда!.. С ваших уст неустанно срываются колкие слова, протыкающие эту холодную пустоту, разделяющую нас. Вырываете меня из лап покойного самозабвенья своими беспокойными возгласами и тянете, тянете за леску памяти к себе. С этой стороны, где начинается смерть, боль чувствуется иначе. Вы не понимаете! Нас убивает память! Мы хотим забыть жизнь!

Душу вновь цепляют острые уродливые крючья боязливых голосов. Вам страшно здесь. Так зачем вы ступаете на мой порог снова и снова? Пресловутые острые ощущения?

«Как его звать? Джулиан!».

Крючок пронзает обскобленную пластмассовую кожу, проходит насквозь это крохотное беззащитное тельце и вонзается в дерево, сколупывая кору.

«Джулиан Баррера!».

Второй крючок с ниткой вонзается в мягкий кукольный череп.

«Зачем он всё это делал?».

Подсечка. Нить, обвязанная вокруг шеи и змеёй обвитая вокруг ветки, натягивается. Одноногая кукла с пустыми чёрными глазницами гордо поднимает голову. Марионетка прижимается к стволу моими грубыми мозолистыми руками. Отныне она будет висеть здесь, на дереве, и, как прочие, наблюдать за вами…

«Он был сумасшедший!».

Удар! Невидимая кровь струится по членам искусственной безделицы, так сильно похожей на маленького ребёнка… Очередная кукла прибита к дереву. Она тоже чувствует боль.

По-своему…

   

***

«La Isla de la Munecas».

Что ж, раз вы опять здесь, я расскажу то, что вы хотели бы услышать, но не услышите. Вас как мёдом тянет сюда, ко мне, к югу от Мехико на маленький остров, спрятанный в перекрестии речных каналов. Милый и красивый мир игрушек… Дом одинокого отшельника.

А вы щёлкайте, щёлкайте фотоаппаратами! Кукол здесь много, всех никогда не переснимете. Мои слова - живые и они не поранят вас, а лишь повиснут невидимой дымкой посреди хитросплетений сочной зелени диких лиан, и не проявят себя никак на ваших искусственных картинках. Слова мои пусты и не существуют для вас. Как и звуки, произнесённые куклами. Их уста никогда не пошевелятся, мёртвые губы никогда не разомкнутся, но они могли бы вам о многом поведать, если бы вы только умели слышать…

Здесь, под сенью тропических крон на ничтожном клочке земли, который однажды уходил под воду, но вновь восстал из реки, примостились на ветвях и на стволах деревьев тысячи уродливых и искалеченных кукол, от которых отреклись былые хозяева. Это мой «Остров кукол». Я собирал его полвека…

   

«Он спятил! Бросил семью и сбежал из дома на этот остров!».

Я не сбежал от семьи, я позаботился о безопасности людей, которых любил при жизни и люблю сейчас, после смерти. Когда на тебя могут напасть в любой момент, забросать камнями и ненароком попасть в жену или детей, лучше уйти подальше. Христиане, католики… Как же так получилось, что уверовавший в Христа больше вас, оказался вами гоним? Неужели у вас не хватило духа признаться себе в том, что Иисус – простой человек из плоти и крови, отважившийся благодаря силе духа пойти по своему пути развития? Человек, который ни в чём не смог бы вас «спасти», даже если бы хотел этого больше жизни.

   

«Его били камнями! Ох уж эти дикари! Они вынудили его бежать».

А вы никогда не чувствовали себя на месте Христа? Признайтесь себе. Это – боль, несправедливая и мучительная. Да ладно вам! Всё это – пустота, та самая, в которой неслышно бьются кукольные сердца. Боль да жалость – вот и всё, что вам запомнилось о Христе. Крючок, на который вас цепляют и подсекают подобно тому, как ваши слова, произнесённые в моём доме, терзают меня, воскрешая раз за разом из мёртвых.

Меня били камнями и не единожды только за то, что я верил не так, как они. Я не ждал от Иисуса «спасения», не ждал Рая, не ждал помощи свыше, я просто верил в человека. Человек может всё… Да?

Ты сейчас стоишь прямо передо мной, упитанный мужик в дурацкой панамке с глупым видом. У тебя в глазах застыл ужас, который не спрячется даже за объективом фотоаппарата. Ты улыбаешься, пытаясь казаться неустрашимым. Разумеется, тебя не испугают страшилки местных деревенщин о призраках и разгуливающих ночью по острову куклах. По крайней мере, ты именно это и хочешь показать своей девушке, спрятавшейся за твоей спиной в созерцании сотен обезображенных кукол, прицепленных к деревьям. Смешно. Чего ж ты так боишься? Испугался куклы, прибитой к дереву - безглазой девочки с седыми выцветшими волосами? Или этого пухлого искусственного ребёнка с роем ползающих по нему чёрных жуков, которым ни ты, ни я даже названия не знаем? А может, ты чувствуешь моё присутствие?

   

Щёлк…

Интересно, что отобразится на твоей фотографии?

Думаешь так просто забрать себе часть моего мира? Что оставишь мне взамен? Ты берёшь картинки, а я заберу твои эмоции. Пусть будет так. Напитаюсь вибрациями ваших голосов, дрожью страха, введу в свои несуществующие вены живительную инъекцию из этих пустяковых частиц ваших жизней так, как вы забираете частицы меня, вороша Остров кукол скабрезным поведением и оголёнными в испуге взглядами. Выскабливание фотографиями моих владений взамен на вашу энергию - пришёлся бы тебе по душе такой обмен? А тебя никто  и не спрашивал. Ты здесь – чужак, я тут – хозяин.



Сергей Павлов

#716 в Мистика/Ужасы

В тексте есть: призраки, тайны

Отредактировано: 06.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги