Открывающая

Размер шрифта: - +

Глава 9.

Вновь огляделась в поисках пропащих. И где их черти носят? 

Устав бесцельно сканировать публику, направилась в дамскую комнату, решив продолжить поиски позже. В душе я понимала, что скорей всего опоздала и неприятный разговор уже состоялся, и все же хотела в этом удостовериться и извинится перед Михаилом. 

Неуспела пройти и пару метром как из ближайщей комнаты до меня донеслись знакомые голоса. Подойдя, поближе прислушалась, решив убедиться в этом. 

-... сказал же, не лезь! Ты чуть все не испортила. 

- Тогда нечего тянуть резину. Или ты на неё запал?- раздался насмешливый голос Екатерины. 

- Не говори ерунды, она не в моем вкусе, - жестко оборвал её Михаил.- Я знаю что делаю. Еще немного, и она сама бы ко мне пришла. А ты своей глупой выходкой почти все испортила! 

- Ничего страшного, это только подстегнет ее. Главное, не забывай о нашем договоре: ты держишь её подальше от Кирилла, а я организовываю тебе одну из ведущих ролей в проекте. 

- Не учи меня! - грубо перебил Михаил. - Я профессионал и знаю, как охмурить женщину, тем более такую курицу, как она. 

В ужасе приложила ладонь ко рту, подавляя всхлип. 

Здесь нельзя оставатся. 

Сжав пальцы в кулаки, так что ногти врезались в кожу, я заставила себя сдвинуться с места. Зайдя в туалет, долго смотрела в зеркало, окаменев и не замечая своего изображения. Было больно и обидно. Как я могла вновь наступить на те же грабли? Что со мной не так? Уже не девочка, а все никак не научусь разбираться в людях. Глупая гусыня! Видела же, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой, и все равно поверила и опять набила шишки. 

Ну что ж... Может это и к лучшему. Хорошо, что узнала сейчас, а не позже. Вот только что теперь делать? Клан Михаила отпадает и Кирилла тоже... Н-да... ситуация. 

Шмыгнув носом, я вытащила из сумки мокрую салфетку и вытерла растёкшуюся тушь. Подправила глаза и мазнула блеском по губам. Не дам им удовольствие видеть меня униженной. Растянув губы в улыбке, я высоко подняла голову и направилась на выход. 

Стоя возле статуи, делала заинтересованный вид. Подхватив бокал с шампанским у проходящего официанта, я слегка пригубила, стараясь держать себя в руках. Так хотелось плюнуть на все и уйти домой, но я не позволила себе эту слабость. Если сбегу, то это будет выглядеть, по меньшей мере, подозрительно. Михаил не дурак и, сопоставив факты, может догадаться обо всем. Нет, эту карту я не хотела раскрывать. Пускай и у меня в рукаве будет хоть маленький козырь и тогда мы посмотрим кто кого. Вишь чего удумали! Решили использовать меня в слепую, как мелкую пешку в своих играх - не получится, может я в интригах и не сильна, но и у загнанного зверька имеются зубки. 

- Асенька! Ты здесь, а я всюду тебя ищу,- раздался за спиной слащавый голос Михаила. 

Улыбаемся и ведем себя как обычно. 

- А я работу осматривала. 

- Ты чего такая бледная? 

- Я о тебе переживала,- призналась, смотря в его лживые глаза. Главное быть честной, кто их магов знает, может они обман чувствуют.- Кирилл сказал, что Екатерина дочь главы общины, и я испугалась за тебя. 

- Милая, - на придыхание произнес он и погладил кончиками пальцев лицо. 

"Только бы не дернуться, только бы не дернуться"- как молитву твердила про себя. 

- Я рад, что у меня такая защитница. 

Я улыбнулась в ответ. Донжуан хренов! Господи, куда мои глаза смотрели? 

- Так у тебя все хорошо? - с трудом растягивать губы в наивной улыбке. Если так дело пойдет, то к концу вечера я мышц вокруг рта не буду чувствовать. Кто бы мог подумать, что лыбится так сложно? 

- Да. Знаешь, мы поговорили и все прояснили. Тебе нечего волноваться. 

- Спасибо,- искренне поблагодарила я. А как иначе? Если бы не подслушанный разговор, то так бы и жила в неведении. Строила себе розовые мечты и бессмысленные иллюзии насчет Михаила, а там, того и гляди, окончательно влюбилась бы в него. Так что, отделалась я малой кровью, за что вам и низкий поклон Михаил. Ну, услышала гадости, и черт с ним. Не в первый раз и не в последний. Чай не девочка - гимназистка и от плохих слов не растаю. 

- Слушай, а сопровождающий твой где? - поинтересовался он, выискивая глазами Кирилла. 

- Мы поругались. Он не хотел, чтобы я тебя искала, а я не послушала. 

- И что, нашла?- в его глазах мелькнула тревога. 

- Нет, но к нему возвращаться не рискнула. Кирилл был груб и вел себя по-хамски, и я решила побродить между выставленных работ. 

- Ну и правильно. Ему это только на пользу будет, -сообщил блондин расплывшись в довольной улыбке и подхватив меня под локоток, повел вдоль картин и скульптур. 

Не знаю, как я выдержала, но оставшееся время честно улыбалась, смеялась его шуткам и знакомилась с людьми. Перетерпела и его крепкие объятия в машине и признания симпатии ко мне. Мило улыбалась и краснела. Он думал от стыда и смущения, а я багровела от гнева и сдерживала себя от порыва выцарапать ему глаза. Затем Михаил вновь затянул песню о том что его клан самый самый, а я поддакивала, но вразумительного ничего не говорила. Он напирал, требуя конкретный ответ, а я юлила и отнекивалась, мотивируя тем, что такое наскоком не решается, и должна все еще раз окончательно обдумать. Напоследок, блондин поведал мне со скорбью на лице, что вынужден уехать на четыре дня в командировку, чем безумно меня порадовал. Взяв с меня обещание, что по приезду я дам ему окончательный ответ, довольный, уехал восвояси. 

Открывая входную дверь квартиры, я чувствовала себя разбитой как никогда. Усталость прижимала к земле пудовыми гирями. Не было сил наклоняться и снимать обувь. Туфли как назло сидели плотно и я, помогая себе носком одной ноги, надавливая на задник другой, под конец справилась и стащила. Туфелька отлетела и стукнулась об дверь. Я безразлично проследила за неё взглядом и уже хотела пойти спать, как глаза зацепились за что-то белое и инородное... На полу лежал конверт... Обычный почтовый конверт без адреса отправителя. Я осторожно открыла его, а в нем лист с одним предложением: 

’Убирайся из города, иначе пожалеешь!’ 

Руки задрожали, и я в страхе отбросила от себя бумажку. Та сделала пируэт в воздухе, раздалось шипение, посыпались искры, записка воспламенилась и за считанные секунды сгорела. Мне же осталось только наблюдать, как оседает на пол черный пепел. Думать о случившемся я не хотела, иначе мне бы грозила полноправная истерика. Стянув платье, залезла под одеяло, чувствуя, как меня трясёт и, натянув еще одно сверху, с силой закрыла глаза. Надо поспать. Обо всем я подумаю завтра. 

На следующий день я ни о чем другом и думать не могла. Прекрасно понимала, что невозможно все время плыть по течению, но как поступить не знала. Я ходила по квартире злая и угрюмая, не зная, что и предпринять? Картина выходила мрачная и не радужная. Куда не глянь, всюду подводные камни и течения, готовые засосать глубоко под воду. И как назло, я не могу ни с кем посоветоваться. В такой момент наиболее остро чувствовалось, как мне не хватает Валерки и его аналитического склада ума. Как ни крути, но за двенадцать лет я привыкла иметь рядом с собой мужское плечо. И все же, что к нему я не обращусь. Да и зачем? Выслушав, он все равно не поверил бы, а только занес в ряд сумасшедших. В нашем положении это не лучший вариант. Кто его знает? Сегодня у нас нормальные отношения, а завтра дойдет дело до суда и все может измениться. Что я дура выставлять саму себя в невыгодном свете? Нет. Пора научится справляться с проблемами самой. 

Около часа я мучила себя и интернет, пытаясь выяснить что-либо о магах и кланах, но кроме книг фэнтези и ролевых игр ничего путного не нашла. В конце концов, я прибегла к старому и проверенному опыту, разложила всё на составляющие и расписала на бумаге. Так что мы имеем? 

Магическую общину, поделённую на кланы. В городе их всего два, а за пределами может быть и больше. Я припомнила слова главы общины, подтверждающие это: " мы не Москва и у нас нет большого размаха...". Что представляет собой община? 

Если брать в расчет снятое помещение, дорогие машины, наряды от кутюрье, сверкающие украшения и властные и знающие себе цену лица, то можно с уверенностью заключить, что члены общины финансово независимы, а следовательно, имеют немалые возможности и сферы влияния. Вспомнив ультиматум, требующий присоединится к одному из кланов, я загрустила. Угроз в свой адрес я не слышала, но требование было произнесено таким тоном, что оспаривать его было страшно. Противостоять таким людям сложно, тем более в одиночку, а уехать невозможно. Глава общины четко предупредил меня о невыезде. Впрочем, даже имея возможность покинуть город, то куда бы я уехала? 

На переезд требуются деньги. Пока снимешь квартиру, пока найдешь работу, на все это уходит время, а время эквивалентно деньгам, которых нет. А если бы и получилось, то что дальше? Всю жизнь скрываться, запугивать детей, переезжать из города в город? Невозможно. А искать новый клан, чтобы защититься от этих - проблематично. Не могу же я, в самом деле, напечатать объявление в газете: "Разыскиваю магический клан. Открывающая" или бегать по городу с высунутым языком в поисках представителей клана? К тому же, кто сказал, что те лучше, чем эти? Н-да... ситуация тупиковая. А что если? От пришедшей в голову мысли, я подскочила и схватилась за трубку телефона. Блин, как его там звали! Вспомнила! 

Вытащила телефонный справочник и стала листать. Так Ф. С. Вавилов. Однофамильцев было много, но все не те. К сожалению, интернет дал те же результаты. 

Я не унывала и, набрав номер подруги, нетерпеливо ждала ответа. Гудок еще гудок. Ну же Танюша возьми трубку! 

- Слушаю. 

- Танюх привет. Я тебя не отвлекаю? 

- Нет,- удивленно произнесла та. - Ась что случилось? То пропадаешь, а то на следующий день звонишь? 

- Тебе не угодишь,- нервно хихикнув, заметила я. - Слушай, у меня к тебе будет просьба, только ты сперва выслушай, и сразу не говори нет. Ладно? 

- Ну, давай. Ты меня заинтриговала. 

- Помнишь, ты все время жаловалась на своего ученика-двоечника, по-моему, его зовут Андрей. У него еще отец в полиции служит. 

- Нууу,- настороженно протянула она. 

- Так вот, ты как-то говорила, что его отец тебе обещал любую помощь. Не могла бы ты попросить у него, найти для меня один телефончик. Я дам тебе инициалы. 

- Ась! - возмущенно воскликнула Татьяна. - Я не использую родителей в своих нуждах, и ты прекрасно об этом знаешь. 

-Танюш мне очень надо. Я же никогда тебя ни о чем не просила. 

- Для этого тебе не нужна полиция. Сегодня всю информацию можно найти в интернете. 

- Не всю, я уже проверяла. Вероятно, этот телефон скрыт. 

- А ты не думала, что у людей есть на это причина? Может они не желают получать звонки. 

- Танюш, ну пожалуйста, мне очень надо,- умоляюще произнесла я.- У меня проблемы. 

- Какие проблемы?- спросила она, резко изменив тон. 

Вот за что я её люблю, так это за подход и преданность. Если надо, то она в лепешку разобьется, но поможет. Надеюсь, у неё не будет из-за меня проблем. 

- Я не могу тебе сказать. Прости, но очень надо. 

- Ясно. Диктуй. Посмотрим, что я смогу сделать. 

- Я тебя обожаю! Пиши - Флорентий Станиславович Вавилов. 

- Хм... с таким именем думаю, его не трудно будет найти. Все, жди звонка. 

Следующие полчаса оказались чуть ли не самыми длинными в моей жизни. Получив заветный номерок, я, как ни странно оробела и боялась сделать последний шаг. На этот разговор я возлагала большие надежды. Может, я и поступаю глупо, но все же решилась поговорить с главой общины. Судя по виду, он нормальный мужик и возможно все эти ужасы только в моей голове. Как говорится, у страха глаза велики. Попытаюсь все объяснить по-человечески и надавить на жалость, вдруг получится! В конце концов, не съест же он меня? Да и что мне терять? Выдохнув, как перед тяжелым забегом, набрала номер и с ужасом вслушалась в гудки. Не знаю, как такое возможно, но мне одновременно хотелось, чтобы его не было дома и в то же самое время, чтобы он наконец-то ответил, тем самым положив конец моим метаниям. Не прошло и пары секунд, как мое желание исполнилось, вот только я еще не знала, как об этом пожалею. 

Резкое "Да" прозвучало неожиданно и так четко, словно он находился в трех шагах от меня, мне тут же захотелось повесить трубку, но пересилив себя, я сумела выдавить из себя пару слов. 

- Флорентий Станиславович вас беспокоит Анастасия... Открывающая,- добавила я. 

- Я знаю кто вы такая. 

- Простите за беспокойство, но я не могу принять ни один из предложенных мне вариантов,- сказала и замерла в страхе, боясь услышать в ответ крик или что-то похуже. 

- Почему нет? 

- Дело в том, - замялась я, не зная, что сказать. Очень хотелось ответить прямо и признать, что Кирилл - грубиян и хам, а Михаил - лжец и ведет грязные делишки с его дочерью, но это было бы неправильно. Я не в том положении, чтобы в открытую " наезжать" на своих врагов.- Поймите меня правильно. Я больше чем тридцать лет жила в представлении о том, что магии не существует и считаю, что для меня слишком поздно что-то менять, но обещаю, сохранить все в тайне. Если позволите, я уеду из города. Правда, мне потребуется немного времени на сборы, но как только все улажу и продам квартиру, вы забудете о моем существовании. 

- Не позволю,- прозвучал краткий, но емкий ответ. 

Я оцепенела. 

- Простите? 

В ответ раздался смешок. 

- Милочка, дороги назад нет. Вы маг, а значит должны быть в общине. 

- Но я не хочу! 

- Что вы заладили, хочу, не хочу,- раздраженно произнес он.- Вы не в яслях. Забудьте ваши желания, теперь не вам решать, что и когда делать.
Скажу один раз, но так чтобы было понятно: бесхозных магов нет, и не будет. Есть только два варианта: либо вы с нами, либо... 

От откровенной угрозы я растерялась, не зная как реагировать. Спрашивать, что он имел в виду под вторым вариантом, большой нужды не было, и так все понятно, не маленькая, но все же не удержалась и проблеяла: - К Михаилу не пойду. 

- Я так понимаю, вы выбрали клан Защитников? 

- Нет,- резко ответила я, сильно разозлившись. - Я никого не выбрала. Поймите, вы не можете так поступать со мной, я живой человек, а не марионетка! 

Если я думала, что этим достучусь до его совести, то очень ошибалась, у этой скотины она вряд ли имелась. 

- Милочка, - ласково произнес мой собеседник, и я точно поняла, что за этим последует что-то очень неприятное.- Значит ли это, что вы выбрали второй вариант? 

- Нет, что вы! Конечно же, нет,- уверила я, испугано дернувшись и нервно сглотнув. Во рту стало сухо, как при температуре, а ладони наоборот стали холодными, как лед.- Нет ли у вас другого клана? Может в другом городе? - не унималась я, ненавидя себя за свой просительный тон. Как же трудно принять поражение. 

- Достаточно!- оборвал он. - Как я и сказал, у вас есть две недели. Одна уже прошла, надеюсь, вторую вы потратите с умом. До скорой встречи, Открывающая. 

В трубке раздавались гудки, а я все еще не могла прийти в себя. Вот и поговорили. 

Думала, что мне нечего больше терять, а оказалось, есть - жизнь. Как любой здравомыслящий человек, я любила свободу выбора, но жизнь я любила больше и понимала, что эту войну проиграла. 

Глава довольно ясно обрисовал ситуацию, хоть я её и не принимала, но понимала: сильные мира сего диктуют свои правила, а слабые сдаются на милость победителя. И все-таки, кое-что меня напрягало: зачем им я? Может я себе льстила, пытаясь казаться в собственных глазах более значимой, чем есть на самом деле, но мне виделось, что во всем этом кроется что-то большее, чем просто магическая способность. Судя по вчерашнему мероприятию, магов не единицы, а десятки и на вечере как я предполагаю, были не все. Неужели с каждым новым магов возятся главы клана? Что-то не верится. Возможно у них и магическая община, но структура организации явно схожа с иерархией. Следовательно, с мелкой сошкой начальство не общается напрямую, для этого есть специальные и проверенные люди. Тогда почему в моем случае все иначе? Предположим, что в начале Ворон не был уверен в своих предположениях и проверял свои догадки, но ведь вскоре они отпали. Почему сам Глава общины встретился со мной, неужели это стандартная процедура для всех новоявленных магов? Нет, не может быть. В случае с Михаилом все ясно, но что тогда движет Кириллом и почему Глава общины так заинтересован в моем ответе? Неужели такое давление проходит каждый выявленный маг? 

Вопросов было много, а ответов ноль. От бессилия голова вскипела, и я решила отложить думы на потом. Все равно от этого никакого толку, а лишняя головная боль ни к чему. Есть неделька свободы, а потом как ни крути, придется огласить свой выбор. В таком упадническом настроении я пошла на кухню. Ничто мне не подымает самочувствие, как возня на кухне, а учитывая, что сегодня я забираю детвору, то пора приготовить что-то вкусненькое. Не знаю, что будет дальше, но унывать нет смысла. На эту неделю отпрошусь с работы и проведу её с детьми. 

В последующие пару часов я успела приготовить жаркое, спечь шарлотку с яблоками, шоколадное печенье, а после, набравшись храбрости, решила позвонить на работу и предупредить о вынужденном отгуле. Следующую неделю я собиралась насладиться оставшейся свободой и работа в мой график никак не вписывалась. Вот только боюсь, это будет самый короткий стаж за все существование компании, так после моего звонка меня точно уволят. А как иначе? Отработала от силы пару дней, а затем отпросилась на недельку. А сейчас набралась наглости и прощу еще одну. 
"Уволят, как пить дать"- с грустью решила я. 

Мне повезло! Борисович не начальник, а золото. Таких сегодня днем с огнем не сыщешь, а обнаружив - стоит холить, лелеять, и пылинки сдувать как с редкого и ценного экземпляра. Раритет, да и только. Молча выслушал, не ругал и даже поинтересовался, не нужна мне какая-либо помощь и хватит ли времени на решение моих проблем? Я клятвенно заверила, что да, и больше не надо. Только в конце разговора он проявил себя как начальник и спросил, вернусь ли я на самом деле? Все это без давления на психику, прямой вопрос и прямой ответ, а затем великодушное разрешение валить на все четыре стороны. 

Отрезав большой кусок шарлотки, я упаковала его в коробку. Пирог вышел на славу: пышный, с золотистой корочкой и потрясающим запахом корицы и яблок. Мысленно я уже предвкушала, как обрадуется мама - пироги с яблочной начинкой были её слабостью. 

Усевшись на мягкую ручку дивана, я набрала её телефон. 

- Привет!- жизнерадостно прокричала в трубку, услышав глухой голос мамы. Опять связь глючит. - У меня для тебя сюрприз. 

В ответ - молчание. 

- Мама!? 

- Доченька,- тихо сказала она дребезжащим голосом, - ты только не волнуйся. 

От этой фразы у меня все стало с точностью наоборот. 

- Мама, что случилось? 

-Дети пропали. 

-Как пропали? - растеряно переспросила я охрипшим голосом. 

- Они должны были вернуться со школы, но не пришли. Я ездила в школу, была возле остановки. Их нигде нет!- воскликнула она и в трубке раздались всхлипы. 

Сердце в страхе сжалось, и я обессиленно скатилась с ручки дивана на пол, продолжая прижимать к груди телефонную трубку. Тем временем слезы мамы перешли в бурные рыдания и, судя по голосу, еще немного и перейдут в истерику. Выпустив сдерживаемый воздух сквозь зубы, я решительно встала. Не самое подходящее время раскисать, надо искать детей. В первую очередь стоит успокоить маму, не хватало еще, чтобы ей стало плохо. 

За последнее время она резко сдала. Еще так недавно была огонь, а не женщина: давала частные уроки, посещала музеи и спектакли, ходила с группой в краеведческие походы, собиралась с друзьями на посиделки и три раза в неделю плавала. Короче, вела бурную светскую жизнь в отличие от меня. Пару месяцев назад все изменилось. Сердечко стало шалить, а далее несколько вынужденных госпитализаций. Врачи настоятельно посоветовали сбавить обороты и сменить образ жизни на более спокойный, без всплесков адреналина и лишних эмоций. 

Со временем мама приноровилась и научилась прислушиваться к своему организму, но плохое самочувствие изменило её жизнь, во многом ограничив. Она стала вялой, вечно усталой, как-то быстро превратившись из деятельной женщины в старушку. Бодрилась, но я-то видела чего ей этого стоило. Сейчас, было главным убедить маму, что все в порядке. 

- Мам, мама!- требовательно произнесла я.- Ты чего себе выдумала? Слышишь меня, все нор-маль-но. - Скорей всего Машка утащила Сашку к одной из своих подруг, а там они заболтались и потеряли счет времени. Такое уже бывало раньше. 

- Правда? 

- Ну конечно!- убедительно заметила я, стараясь говорить искренне, как будто ничего из ряда вон выходящего не произошло. 

Мой голос звучал обыденно, но в душе все клокотало в панике. Машка была благоразумной девочкой и никогда бы так не поступила. 

- Что с неё взять - подросток! Ты успокойся, а я найду детей и разберусь с ними. Будет лучше всего, если ты выпьешь чай и ляжешь спать. Я и так собиралась забирать мелкоту к себе, так что ты их обратно не жди, - убедительно врала я, жизнерадостным голосом. 

-А...- неуверенно протянула мама. 

-Так, у меня нет времени,- оборвала я,- когда разберусь с ними, то обязательно позвоню. Все, целую,- и быстро положила трубку, не дав ей и минуты на размышление. 

Стремительно прошла к письменному столу и, выдвинув один из ящиков, стала перебирать вещи в поисках записной книжки. 

Черт, куда я её сунула? 

В руки попадалось все, кроме необходимой мне вещи. Не желая терять больше времени, я 
вытащила один из ящиков. Перевернув его на стол, высыпала содержимое. Порылась, выискивая записную книжку с телефонами одноклассников и учителей моих детей. 

Не обнаружив, вывалила остальные. Раскидав вещи в разные стороны и, не заботясь об устроенном беспорядке, вскоре нашла искомое. Не сдержавшись, я нервно всхлипнула, но закусила губу не позволяя расплакаться. 

Следующий час превратился в череду бесконечных и длинных звонков: классной руководительнице сына - выясняя кто забрал его из школы и когда, друзьям Машки - стремясь узнать, была ли она на уроках и когда её видели в последний раз. Все это время, я не оставляла призрачной надежды, что сказка, рассказанная маме, окажется правдой. Сейчас я бы все отдала, лишь бы это было так на самом деле. 

Спустя час, сгорбившись, я сидела на стуле, бессильно опустив руки. 

Господи, что делать? Что делать! 

Бессилие убивало. На ум так некстати пришел американский боевик с глупым и штампованным сюжетом о похищении детей у важной шишки. А в след за этим и фраза главного героя- полицейского" Первые двадцать четыре часа решающие при пропаже детей". 

Спохватившись, я бросила одеваться. По ходу намечая план действий. Из телефонных разговоров выяснила я немного, но все же это было лучше, чем ничего. Маша присутствовала на всех уроках, а затем друзья проводили её до класса сына. Вместе с его учительницей они покинули здание и все... Дети остались ждать автобуса, а та ушла пешком домой. Следовательно, искать надо там. 

В третий раз я без толку огибала окрестности школы. Вокруг было безлюдно, только я да мерзопакостная погода. Нет тебе старшеклассников, торчащих до поздних часов на заднем дворе школы, и нет любопытных старушек из ближайших домов. Проклятый дождь разогнал всех по домам, и только я слонялась по улицам в надежде найти хоть какую- то зацепку. 

Ветер пробирался сквозь куртку, пронизывая до костей, а дождь заливал за воротник. Волосы прилипли к голове, а мокрые джинсы сковывали тело и неприятно холодили. Хождение по квартирам близко стоящего дома также не дало никаких результатов. Никто ничего не видел. С каждой минутой мне все труднее было держать себя в руках. Испуганное сознание рисовало страшные, извращенные картины, которые я с трудом прогоняла. 

В здание полиции я пришла около семи часов вечера, промокшая и похожая на облезлую кошку. С трудом усмирив дробный стук зубов и невольную дрожь тела, подошла к дежурному. 

- Простите, я бы хотела подать заявление. 

- Женщина!- возмущенно пробасил он и стряхнул с лежащих бумаг мокрые капли. 

- Простите, - виновато покаялась я и отошла подальше. Наклонив волосы, выжила их рукой. 

- А с пола кто будет убирать? - высунувшись из окошка, недовольно сморщившись, спросил полицейский.- Что за народ пошел. Придут, наследят, а мне потом за них нагоняй получать. 

- Я вытру, только помогите. У меня пропали дети. 

- Паспорт... возраста... пол... в чем были одеты... цвет волос... - посыпались профессиональные вопросы, заданные безразличным голосом и сопровождающиеся поскрипыванием ручки, заполняющей официальные бланки.- Сколько дней прошло? 

- Что? 

- Я говорю, сколько дней прошло?- нетерпеливо повторил дежурный. 

- После школы не вернулись домой. 

- Ясно, - и отложил бумаги в сторону, перестав заполнять, - а супруг ваш где? 

Я замялась. 

- Это вопрос личного характера. 

- А мы здесь только такими и занимаемся,- мерзко хохотнув, заметил он, но взглянув на мое сердитое лицо, уже без улыбки добавил: - Так, где ваш муж? 

- Он проживает отдельно. 

- Может дети у него? 

- Исключено, он бы позвонил. 

- Ага,- ехидно ухмыльнувшись, сказал мужик, - если он такой правильный, что же вы его выгнали? 

- С чего вы взяли! И какое это имеет отношение к делу?!- возмущенно спросила я. 

- Никакого,- флегматично заметил тот, отложил в сторону ручку. - Заявление брать рано - не вижу для этого оснований. Позвоните мужу и убедитесь, что дети не там. Хотя...- он поскреб затылок своей пятерней, - при любом раскладе вам надо подождать пару часов. Скорее всего, они где-то загуляли, а теперь боятся вернуться. Поверьте, такое случается через день. 

- Не у меня,- твердо оборвала я. - У нас с детьми доверительные отношения. 

- Угу. У вас всех замечательные отношения, но почему то семья распадается, а дети сбегают. 

- Что вы себе позволяете! Прекратите гнусные намеки. 

- Дамочка, всего хорошего, - раздраженно произнес он. 

- Послушайте, но будьте человеком, они еще совсем маленькие. Уверяю вас, они не могли уйти сами. Мне кажется, - добавила дрожащим голосом,-их похитили. 

- Кто похитил и зачем? У вас, что большие доходы, выгодные капиталовложения или ценная недвижимость? 

Он со скептицизмом выплюнул слова и посмотрел на меня с примесью жалости и сочувствия, как бы говоря, вот еще одна ненормальная на мою голову. 

-- Нет,- произнесла чуть не плача, понимая, что мне не верят. - Но кроме похищения существуют и другие угрозы в нашем мире. Я умоляю вас,- прошептала, сложив руки в молитвенном жесте.- Что вам стоит передать приметы по рации, вдруг кто-то их узнает. 

- Ладно, - смягчившись, сказал он, - скину ориентировку. Я же не зверь какой-то и все понимаю. 

Шагая на автопилоте в сторону дома, я думала о бывшем муже. Полицейский ошибался, считая, что дети у него, но это простительно, он не понимает наших взаимоотношений. В одном дежурный был прав - Валера должен знать. Он отец моих детей и любит их не меньше чем я, вот только рассказать ему правду казалось невыносимым. Мне самой было сложно поверить в происходящее, и лишний раз я боялась об этом говорить вслух. Скажу о похищении, и мои слова материализуются, а за тем и подтвердятся, не скажу, и может быть еще все наладиться. Что наладится и как я не знала, но очень хотела в это верить. Чувство вины все больше и больше мучило меня. Как я ему признаюсь и что скажу? 

Представив эту картину я, тяжело вздохнула. Бедный Валерка, он сойдет с ума, распсихуется и во всем обвинит меня. 

Ну и правильно. Не нужно было скидывать детей на маму. Надо было самой отводить в школу и самой забирать. Господи! В голове прочно засели мысли о педофилах и маньяках, о которых так часто любила упоминать желтая пресса. Какая же я дура! 

Пускай это малодушие, но звонить пока не буду. Вдруг они дома? 

Это мысль придала силы и желанной надежды. Ускорив шаг, я понеслась домой, скользя на поворотах, падая на четвереньки и наступая в глубокие лужи. Ноги давно промокли, руки от частых падений стали грязными и холодными, как и сама я, но сейчас все эти мелочи были не важны, главное чтоб дети оказались дома. 
Возле подъезда я в нерешительности остановилась. Всегда проще иметь надежду, даже ничтожную... Открыв дверь, я неуверенно потопталась на пороге, не осмеливаясь пройти вглубь. 

Света не было, а неяркий луч, исходящий от уличных фонарей рассёк темноту, зрительно поделив её на две части. Не знаю почему, но это сильно пугало. Сделаю шаг и все - дороги назад нет. Смешно, речь идет о маленьких шажках, но я мешкала и все не решалась, точно перед трудным и тяжелым испытанием. 

О том, что я буду делать, если моих не окажется дома, я отказывалась думать. 

Повздыхав, переступила порог. 

Темнота больше не страшила, как и то, что нет освещения. К перегоревшим лампочкам я так привыкла, что почти не обращала на это внимания. За одиннадцать лет проживания здесь я успела досконально выучить родной подъезд, начиная от надписей на стенах и до ступенек с надколотыми углами. Такая мелочь, как отсутствие света, не пугала. Сейчас я больше всего опасалась того, что ожидает меня в квартире. Знала, что отрицательный результат я не перенесу. 

Нет, на лифте не поеду - слишком быстро. 

Приняв это решение, я сделала шаг, другой и привычным движением ухватилась за холодные перила. 

На третьем этаже остановилась передохнуть и подивилась странному совпадению. Судя по темноте, лампочки перегорели везде. Не успела додумать о неестественном явлении, как кто-то крепко прижал к себе и жестко схватил за горло. 

- Тихо, не дергайся,- прошептал мужской голос и для подтверждения своих слов крепче сдавил мое горло.- Слушай внимательно, твои дети у нас. Если хочешь увидеть их живыми, то в полицию больше не ходи и не смей никому об этом болтать, даже общине. Я все ясно объяснил? 

Я согласно кивнула головой, позабыв, что в темноте этого не видно. О боже, он говорил об общине! Мужик сдавил горло еще сильней. 

-Я не понятно задал вопрос? 

- Понятно, - прохрипела я.- Где мои дети?! 

Его рука резко переместилась с горла на мой рот и крепко закрыла его, не давая издать и писка. Он молча продолжал стоять у меня за спиной, и единственные издаваемые звуки, были шуршание его одежды. 

Что он собирается делать? 

Рука бандита бесцеремонно трогала мое тело. Сердце в страхе заледенело и сжалось в маленький кулак. Его действия пугали и нервировали, а о его дальнейших поступках, я даже не хотела думать. Брыкнулась, пытаясь, освободится, но он крепко сжал руки, не давая мне вырваться. 

Одинокая слеза скатилась по щеке вниз... 

Та же мерзкая рука спустилась по спине и переместилась ниже. Пару раз погладила пятую точку, а затем, мерзко хихикнув, он положил что-то в задний карман джинсов, еще больше запутав меня. 

- Слушай сюда цыпа!- негромко произнес изверг, прижав вплотную к себе. - Я тебе положил мобилу, по ней с тобой свяжутся, если будешь делать то, что тебе скажут, получишь детей обратно. 

В голове проносились мысли со скоростью ветра. Он знает, где дети... Мужик единственная цепочка к ним... Маги замешаны... Освободится и проследить... 

Не отдавая отчета в своих действиях, стремительно опустила каблук на его ногу, а затем сильно и жестко, да так что посыпались искры из глаз, ударила его затылком в лицо. Прозвучал мат, захват ослаб и я, дернувшись, рванула вперед. 

- Сука, ты мне нос сломала! 

В страхе увеличила скорость, перепрыгивая через ступеньки и считая сколько пролетов, осталось до долгожданной квартиры. В мыслях я уже видела спасение, как ногу схватили и резко дернули на себя. Потеряв равновесие, и едва успев выставить руки для смягчения удара, я таки упала, больно ударившись лицом и скорей, всего разбив его. Мужик бесцеремонно перевернул меня как неживую куклу и подтащил к себе, совсем не заботясь, что моя голова бьется о ступеньки. Прижав к моей щеке холодную сталь и слегка надавив, он придвинулся так близко, что я услышала его прерывистое дыхания, зло процедил: 

- Дёрнешься - убью! 

- Не посмеешь,-решительно заявила я, устав боятся.- Я нужна вам живой. 

-Верно сечешь. Убить не смогу, но покалечить - запросто. И поверь, после твоих выкрутасов сделаю это с удовольствием, только дай повод. А теперь повторю еще раз для тупых. Сейчас ты идешь домой и ждешь звонка. Все ясно? 

-Да. 

- Тогда до встречи, детка. 

Один профессиональный удар по шеи, и я провалилась в темноту. 

Вцепившись в краешек стула, так что побелели костяшки пальцев, я сидела и напряжено смотрела на экран мобильного. С тех пор, как я очнулась на лестнице, ничто другое меня не интересовало. Первая связная мысль была о том, не пропустила ли я звонок? Проверив, временно успокоилась и, пользуясь моментом, привела себя в божеский вид. Душ принимать не стала - все по той же причине, хоть видит бог, очень хотелось смыть с себя всю грязь... 

Мужик хорошо постарался: затылок украшала шишка, величиной с куриное яйцо, рассечённая губа болела и кровоточила, а правая щека была стесана до крови. Лицо болело и пылало огнем, но я запретила себе раскисать. Единственное, что позволила, это приложить к затылку мороженое мясо, в надежде смягчить боль и уменьшить шишку, а затем вновь вернулась к созерцанию экрана. Каждые пару минут я поднимала мобильный со стола и проверяла: не отключился ли он ненароком и так ли исправно работает аппарат? 

Тихий звонок и я, как борзая гончая приняла стойку в ожидании приказа " фас". 

- Анастасия, - не спрашивал, а утверждал, незнакомый мужской голос. 

- Да. 

- Надеюсь, мой помощник доступно объяснил вам, как себя вести? 

- Поверьте, он хорошо постарался,- не удержавшись от ехидства, ответила я, потрогав свое лицо. 

- Замечательно,- заметил незнакомец, не среагировав на язвительные нотки в моем голосе или попросту пропустив их мимо ушей.- Если вы и дальше будете неукоснительно следовать нашим инструкциям, то уже через пару дней увидите детей. 

- Где они?- спросила я холодно, понимая, что крики и истерика ничего не дадут. 

-Это не важно. Для вас сейчас главным - слушать мои указания и никому об этом не говорить. 

- Что вы хотите? 

- Сущий пустяк,- любезно ответил незнакомец, как будто вел разговор не о похищении детей, а о чем- то нормальном и легитимном.- Выгодное для нас обоих соглашение. Мы оформляем договор о вашем, - он на секунду замялся, пытаясь сформулировать,- трудоустройстве и... 

- В качестве кого?. 

- В качестве Открывающей, естественно. Так вот, я продолжу. И на будущее, не стоит меня перебивать, это может неприятно отразится на ваших детях, - заметил он будничным тоном и от этого его слова показались еще ужаснее.- В дополнение к сказанному, вы должны дать клятву верности клану. 

Я помолчала, прикидывая: пустяк, как бы ни так! Напишут, черт знает что и потом паши на них всю жизнь. Но... в сущности, я знала - выбора у меня нет. Ради детей я готова на все. 

- Я согласна. Кому я должна дать клятву? 

- Не так быстро. Сперва подпишете договор и скрепите его кровью, а затем и клятва. 

- Постойте, зачем тянуть, - недоумевая, спросила я. - Я на все согласна и готова сегодня же все подписать. 

- Не выйдет, - оборвал он.- Договор будет готов, позвоню. 

-Но... 

- Никаких "но". Разве вы забыли, чем это грозит?- в голосе послышались нетерпеливые нотки.- Детям это только на пользу, чем дольше разлука, тем слаще встреча. Держите аппарат при себе и никаких глупостей,- отрезал похититель, тем самым поставив точку на нашем разговоре. 



Марианна Тогер

Отредактировано: 12.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги