Отряд бравой ведьмы

Размер шрифта: - +

Полный текст

Начало
Хорошо-то как... Всегда лето, солнышко греет, птички в голос песни завывают, особенно синицы. Как насинячатся - горланят до самого утра. Я их уже штрафами пугала, из леса выгнать грозилась и хоть бы что! Говорят, мол, не для того они столько лет немыми притворялись, чтобы в родном лесу молчком сидеть. И я главное заявляю: пойте вы сколь угодно долго, но днем и не пьяные, а они мне: когда хотим - тогда поем. Короче, синиц я с некоторых пор недолюбливаю.
А вообще благодать здесь. Покой... Относительный.
—Держи воровку! - Вон, Патрикеевна за кем-то гонится. Сейчас опять ко мне прибежит заявлять на вора. 
Там еще разобраться надо, кто кого украл. Может, бедняга сам сбежал. Недалече как вчера пришла ко мне в участок, заявила:
—Кровинушку мою украли... - И слезу утирает платочком.
Я спрашиваю:
—Кого у тебя опять украли? Ты неделю назад мне своим курятником клялась, что с воровством покончила. - Я ноги на стол сложила, чай попиваю. Имею право. Целыми днями по этому лесу туда-сюда ходить.
—Да кровинушку мою, говорю, украли. - Платок сложила аккуратненько, в кармашек сунула и носом хлюпать перестала.
—Как же украли? - Усмехнулась я. - Сидишь предо мной, сияешь. Али вампиром заделалась и без крови жить можешь?
Патрикеевна моську скривила и недовольно так:
—Утенка у меня украли, ироды. Кровинушку мою. - Вот с этого-то и начинать надо было!
—Так, Патрикеевна. – Я ноги со стола скинула, вперед подалась. – Во-первых, утенок твоей кровинушкой априори быть не может. Во-вторых, откуда  утенку взяться, если у тебя только куры?
Лиса глазки скосила, сидит, фартук руками теребит.
—Ты смотри, лиса, у меня с недавних пор полная опись твоего хозяйства. - Я листок достала, смотрю: нет утенка здесь! Нет и никогда не было. - Так откуда утенок?
Патрикеевна на месте заерзала, хвостом дергает и внезапно севшим голосом говорит:
—Пойду я, шериф, а то что-то худо мне совсем... - И за горло держится. - Вишь, как прихватило…
Прихватило, как же. Вон как горлопанет на всю округу. Интересно, кого у нее на этот раз "украли"? Уходить отсюда надо, сейчас же прицепится, не отвяжусь потом. Она как пиявка. Или как рак. Не знаю, что больше подходит под ее характер.
Вилмар проклинает мою работу. А я его. Все взаимно. Главное, домик ему наш в лесу нравится, а лес - нет. И сам ведь неделю назад ходил с Котэном, Деоном и волками на охоту в соседний лес, а мне заявляет, что это сумасшествие общаться с животными с утра до вечера. На что я ему культурно напоминаю, где работает он. Студенты в стократ хуже животных! Это я по себе знаю.
Я-то до самого выпуска ему разные пакости устраивала. Правда, уже без Котэна, но зато с Деоном. И Авера еще помогала иногда. Короче, скучать мы мужу моему ненаглядному не давали. Он от радости, когда я обучение закончила так напился... Никогда не пил, а тут хоп! И прополз домой на коленях. Ну, я простила. Один раз, да по такому случаю, можно.
Свернув с тропинки в кусты, пошла окольными путями. Больше шансов Патрикеевне на глаза не попасться.
—О! Владленушка! - Воскликнул Котэн, выруливая из кустов мне на встречу. – А я как раз тебя искать шел.
В костюме, с галстуком, на голове шляпа, в одной лапе папка с документами, в другой трубка... Этот обольстительный министр всех кошек в округе с ума свел! Я устала от их нападок. Они окружили мой участок, мой дом, в конце концов. Требуют знакомства с Котэном Мурмяуковичем. Сначала я лояльно к этому относилась, вернее, не обращала внимания. Потом меня это начало откровенно раздражать. Как итог: ругательства на весь лес в полный мой голос с просьбой идти в... кабинет Котэна Мурмяуковича.
—А я сама нашлась. Только давай мы подальше отойдем, тут Патрикеевна неподалеку бегает. - Котэн понимающе покивал и пошел за мной по уже проторенной тропинке.
Да, мне частенько приходится ходить в обход. Иначе житья не будет.
—Владленушка, я вот по какому вопросу, - Мы с Котэном остановились за большим валуном, - К нам из города Правители приезжают...
Я присвистнула. Это ж какими судьбами, интересно? Нет, ну каковы, а. Значит, выделять бюджет на содержание леса они не хотят, а являться - пожалуйста?
—И что им надо? - Я оперлась плечом о холодный камень.
—Мне срочно надо отлучиться... по делам, - Начало мне уже не нравится, - А поручить встретить их и все организовать кроме как тебе - некому! Понимаешь?
Я-то понимаю. Прекрасно понимаю. Но и Котэн не дурак, чтобы такие вещи мне поручать!
—Котэн, ты хоть представляешь, чем все это может кончиться? - Я засмеялась, представив, как Правители отбывают из леса переломанные с ног до головы, с седыми волосами, кожа местами обгоревшая…
Котэну было не до смеха. Ну да, министр все-таки. Где уж тут смеяться, коли сидишь на такой должности, кресло просиживаешь.
—Владленушка, ты должна их встретить. Ради леса. - Вот ради чего я их еще не встречала! Нет, я лес люблю, но они... Да тьфу на них три раза. Пускай мимо едут. Не нать мне их здесь.
—Котэн, у меня дел по горло. Вон, Патрикеевна по лесу бегает, очередного утенка пади ищет.
Убила бы эту лису, чтоб не мучиться. Так ведь я - представитель закона! А закону закон нарушать как-то не комильфо...
—Патрикеевна меня меньше всего сейчас волнует. – Со всей строгостью в голосе заявил Котэн, взмахнув дымящейся трубкой. – Запри ее в сарай, русалкам сбагри, но Правителей встреть! И переговоры с ними на твоей совести. И размещение тоже.
—Переговоры? Подожди, подожди. Ты серьезно? - Я скривилась. - Ты бы мне еще сказал лес сжечь. Поверь, итог идентичный будет.
Котэн усы поправил, галстук ослабил и по-начальски так:
—Владлена, кроме тебя это сделать некому. – Он развернулся, намереваясь уйти. – Все, у меня дела. – Сказал и пошел. 
Дела у него! У меня, благодаря ему, тоже они имеются. И вообще:
—Котэн, я сюда ведьмой приехала, а по твоей милости шериф! – Котэн остановился. – Ты либо мне помощника найди, либо ведьму. А то я и туда, и туда, и везде. Меня муж скоро из дома выгонит!
Это правда. Он так и сказал "Еще раз домой в два часа ночи вернешься, домой не пущу". А я на улице не хочу...
—Владленушка! - Прикрикнул Котэн. - Если ты Правителей не встретишь, мы все останемся на улице!
Ушел. Молодец. Команды раздал и вперед! А я с чем остаюсь? С местной клептоманкой и нулевым объемом информации?
Правители, видите ли. У меня вообще с ними старые счеты. Я по их милости посланником не стала. Ну, не только по их, еще муж постарался, но это сути не меняет.
Глава 1. Страсти в темном лесу
Майский лес – особый мир, 
этот месяц не спутаешь ни с каким другим. 
Лес в это время словно живет своей жизнью, 
и ему никакого дела нет до визитеров.
“Нелепая привычка жить” Олег Рой
Я устало брела по тропинке в сторону дома. Ноги налились свинцом, руки опустились к земле, а голова приобрела квадратную форму. Денек выдался той еще сказкой. 
Сначала Патрикеевна с очередным утенком, потом Котэн со своими Правителями. Вот и сдались они мне! Я уже не помню, когда последний раз выбиралась в наш замок, когда в озере купалась тоже не помню, а оно, на минуточку, прямо за нашим домом находится. У меня банально не остается времени ни на что. Я такими темпами скоро останусь без мужа, без дома и без своих нервов, ибо Патрикеевна меня уже достала!
Я зашла во двор небольшого, но очень уютного домика сбрасывая обувь с ног и ступая босыми ногами по нежной траве. Светлячки летают возле цветочков, бабочки пристроились на лепестках, сложив крылышки... Когда я уже сложу свои ноги на диван и буду лежать... Когда-нибудь наступит этот долгожданный, сладостный момент?
Муж стоял на крыльце со сложенными на груди руками. Облокотившись плечом о дверной косяк он смотрел на меня взглядом смирившегося, уставшего постоянно твердить одно и то же, человека.
—Ты на время смотрела? - В голосе ни упрека, ни обиды, ничего вообще. Лучше бы повозмущался, честное слово. Тогда меня бы не грызла совесть. 
Я упала в гамак, натянутый между крыльцом и дубом, сказав самую чистую правду:
—Нет, не смотрела... – Я с блаженством вытянула ноги и руки... - Понятия не имею сколько время, а по заходу солнца понимать не научилась...
Какое может быть время? Разве может меня волновать время, когда я наконец-то приняла горизонтальное положение? 
Прикрыв глаза, я наслаждалась пением сверчков и прозрачной, кристально чистой тишиной. За исключением стрекота сверчков.
—Владлена, - Раздалось над ухом, - Я либо тебя заберу из этого леса, либо четвертую Котэна. Выбирай.
—Угрозами и ультиматумами здесь не поможешь. – Пробормотала я, не открывая глаз.
—Мне надоело, что моя жена приходит домой среди ночи.
Глаза пришлось разомкнуть, дабы узреть сие выражение лица глубоко оскорбленного мужа. Теперь он облокотился плечом о дуб у меня над головой.
—Так, дорогой, - Я села, буравя взглядом супруга, - Давай-ка вспомним некоторые исключительно интересные моменты.
Вилмар бровь изогнул, мол, давай вспомним, я весь во внимании. А я всегда готова! 
—Когда я тебе говорила, что твои поздние возвращения с работы мне не нравятся, ты что мне отвечал?
Интересно, вспомнит или сделает вид, что у него кратковременная амнезия? Лично я тот разговор помню прекрасно.
Муж молчал, но по лицу стало понятно - он все помнит. Дабы не затягивать и без того длинную паузу, я решила напомнить:
—Ты сказал: «Жена, твое дело дома сидеть и обеды готовить, а я работаю». - Перекривляла я этого работягу. - Так вот к чему я это всё... – Я поднялась с гамака, - Если ты до сих пор не понял, твоя жена не из тех, кто будет сидеть дома над кастрюлей борща и ждать ненаглядного до утренних петухов.
Вилмар продолжал молчать. Я, не дожидаясь ответов, ушла в дом. Мысли о борще пробудили желудок, в котором кроме чая за весь день ничего и не булькало.
Пусть молчит. Пусть обижается. Да что угодно, лишь бы понял, что я тоже имею право заниматься тем, чем мне нравится заниматься. И пусть уже смирится, в конце концов, что я Владлена Зельсберг от рождения. Я в принципе на других не похожа. А он пытается примерить на меня образ среднестатистической жены. Так не из того рода супругу выбрал. Надо было брать эльфийку, а меня из Академии отчислить. И жил бы сейчас, как в старой доброй сказке: жена хозяйка, муж – трудоголик.
Кстати, когда эти горе мужья, а конкретно Деон и Вилмар, собираются вместе - жалуются на своих жен хуже базарных баб. Авера тоже тот еще подарок, она вообще по природе своей фея. Но какая-то неправильная фея. И вообще она рассказала, что из ассоциации фей ее выгнали.
 История там какая-то мутная, но она рассказал эту легенду: один мальчик попросил у нее цветок говорящий, а она сделала ему из цветка людоеда. Ее заверениям, что мальчик был плохой и злой, а цветок это так, чтоб вразумить и на путь истинный направить, - я не поверила. Авера одним цветком точно бы не отделалась, а мальчик там явно какой-нибудь крупный негодяй. Или бандит. В общем тайна, покрытая мраком. 
Из-за одного цветка за ворота ее направить не могли. Случаев за время деятельности феи на три тома насобирали. А цветочек стал крайней точкой терпения. Потом она начала искать работу не связанную с доброй профессией и волей матери-природы устроилась на работу в Академию. 
Да-а-а... Из еды в нашем доме имелеется всё. Именно всё. Хочешь утку - пожалуйста, хочешь щуку - пожалуйста, хочешь ничего - ничего и не будет. Мечта! Мечта идиота. 
Вилмар готовить умеет, но принципиально этого не делает. Я готовить не умею и тоже этого не делаю. Поэтому на нашей кухне едой пахнет редко и исключительно чужого приготовления. 
Я взяла с вазочки грушу, уселась напротив разожженного камина, размышляя над словами Котэна. 
Правители прибывают... Столько лет не вспоминали, а тут прямо-таки сами лично пожаловали. Не заместителей прислали, как это часто бывает, а сами... Странно. Очень странно. Узнать бы, что им надо... 
Кто у нас с Правителями на короткой ноге? Муж. Муж, вовремя зашедший в дом.
—Случайно не знаешь, зачем Правители решили почтить нас своим визитом? – Я взглядом следила за танцующими языками пламени, прислушиваясь к треску поленьев.
Кто, как негласный советник знает о планах Правителей лучше? 
—Уже знаешь? 
—Знаю. – Я развернула кресло внутрь комнаты. – А могла узнать раньше. От тебя.
Вилмар вытащил стул из-за стола, повернув спинкой ко мне сел, и постукивая пальцами по деревянной спинке, сказал:
—У них... - Пауза. - Определенные планы.
Я громко хмыкнула, выказывая недовольство скудным ответом.
—Определенные планы? – Иронично переспросила я. – Какая прелесть. Значит, восстанавливать лес в их планы не входило, а как только за них это сделали другие - вот вам, пожалуйста, планы появились.
Вилмар моего сарказма не оценил.
—Они и жить здесь могут, не спросив твоего разрешения. 
Могут, могут... Но какой ценой? Я ведь житья им спокойного не дам. Зная себя – не дам.
—К чему весь этот разговор? – Поинтересовался, с подозрением глядя на меня.
Я повернулась лицом обратно к камину, думая, как бы более деликатно донести до него новость о моем назначении.
—Владлена? – После моего продолжительного молчания не выдержал муж. – Рассказывай, я все равно узнаю.
Вот в этом я как раз ничуть не сомневаюсь. 
—Я временно исполняю обязанности министра. – Выпалила на одном дыхании, ожидая громкой ругани в ответ.
Ругани не последовало. Мне просто грозным голосом сказали:
—Владлена, - Начал домашний командир, - Не лезь в это дело. Пусть Котэн сам разбирается. Он министр этого леса.
Так, так, так. Это уже интересно. В какое такое дело мне не надо лезть? И с чем это мне надо бросить Котэна разбираться один на один? Мы с ним через огонь и воду вместе, а я его бросить должна? На произвол судьбы? Ну уж нет. Сейчас я все узнаю...
—Вилма-а-ар, - Ласково протянула я, поднимаясь с кресла, покачивая бедрами направляясь к мужу, - Ты же расскажешь своей любимой ведьмочке, - Зайдя к нему за спину начала поглаживать мускулистые плечи, - Зачем Правители едут в наш лес? 
Вилмар был бы не Вилмар, если бы не умел отличать попытку выманить информацию от чистосердечного порыва.
—Любимой ведьмочке? – Меня усадили на колени, зажав между мужским телом и спинкой стула. – Я скажу тебе вот что: не лезь в это дело. – Как попугай, честное слово. – Ничем хорошим твое вмешательство не кончится. 
—Ага! – Самодовольно воскликнула я. – Значит, есть куда вмешиваться, да? – Я хлопнула в ладоши. – Я так и знала!
—Владлена...
—Знаю-знаю, - Перебила я его, - Опасно, глупо, безрассудно. Но! – Я поводила перед его носом указательным пальцем. – Котэну я помогу и узнаю, зачем к нам собираются управители.
—Владлена... – Уже более сурово начал Вилмар, но я не дала ему возмутиться. 
Соскочила с колен, для убедительности еще раз сказала, что не оставлю Котэна и ускакала наверх, перепрыгивая через ступеньку. Завтра будет наиинтереснейший день.
***
Утром меня разбудили синюги. Чтоб им всем в горле перьями поросло, пьяницы. Всю ночь только и слышала: «Не снится нам трава-трава у до-о-о-ома-а-а-а, не лета ледяна-а-я-я синева-а-а-а...». Мне из-за них ничего не снилось. Ни лето, ни трава, ни синева. Ничего! 
В открытое окно задувал теплый летний ветерок, на соседнем койко-месте уже пусто. Неудивительно. Вилмар чаще всего уходит раньше меня. А я, как верный служащий, чаще опаздываю на работу, чем прихожу вовремя. Зато с работы прихожу за полночь.
Из нашей семейной жизни исчезло разнообразие. Дом-работа, работа-дом. Видим друг друга по выходным, и то не всегда. У меня выходной обычно длится ровно три часа. Потом прибегает какой-нибудь обворованный местный житель и я иду искать утенка, или куренка, или гусенка. Кролики тоже пропадают. А все Патрикеевна, клептоманка рыжая, виновата. 
Тьфу! Не буду вспоминать о ней с утра пораньше, а то ж заявится. 
Приняв душ и умывшись холодной воды для бодрости, я побрела вниз. Сумбурный вчера выдался денек. Каким этот будет – неизвестно...
—Анфиса Фридриховна? 
Я застыла на последней ступеньке лестницы, наблюдая за пушистым хвостом торчащим вверх. 
—Ой, - Гостья из духовки достала лист с запеченной курочкой, а вместо него загрузила лист с пирожками, - Доброго утра Вам, Владлена.
Вытерев лапы о висевший на шее фартук, она села за стол, на котором уже стоял самовар.
—Завтракать будете? 
Кошка на моей кухне. Правда кухней я и не пользуюсь вовсе, но сам факт... 
—А Вы... – Как бы это помягче... – Как здесь оказались?
Я спустилась с последней ступеньке, направляясь к столу. От еды грех отказываться...
—Меня Котэн Мурмяукович прислал. – Сказала Анфиса Фридриховна, обнажив в улыбке клыки.
Быстро он... подсуетился. А сам, значит, уже отбыл? 
—Он случайно не сказал зачем? – Я налила в кружку чай с ароматом вишни. – Для чего?
Анфиса Фридриховна наполнила свою кружку, сделав небольшой глоток.
—Упомянул про важное дело... Вскользь. – Анфиса Фридриховна достала из кармашка платья зеркальце, посмотрела на себя, помаду подправила и продолжила:
—Он еще упомянул, про проблемы с нормальным питанием, что я могу пожить у Вас. 
Я поперхнулась пошедшим не туда чаем от такого... комплимента. Ну, Котэн. Ну, паразит. С питанием у нас проблемы. Подумаешь, пару раз пришла к нему на ужин без приглашения. С десяток раз. И что? Не велика беда. Выставил бы счет, как в ресторане. Я бы не обиделась.
—Конечно, оставайтесь. – Согласилась прокашлявшись. – Мы гостям всегда рады.
Особенно если гости умеют готовить. 
—Передать ничего не просил? – Вдруг новость какая, или вещицу нужную, важную... Да мало ли на что его фантазии хватит.
—Просил передать, что связаться с ним через синиц можно. – Анфиса Фридриховна зеркальце обратно в карман сунула.
Пока я мысленно пыталась воззвать к разуму Котэна, гостья взяла чемодан покоящийся у порога и поинтересовалась:
—Какую комнату я могу занять?
—Второй этаж первая дверь налево. – Проговорила не задумавшись. – Вы ничего не перепутали? Он точно про синиц говорил?
—Точно-точно. – Подтвердила Анфиса Фридриховна, поднимаясь по ступенькам.
Он что, с ума сошел? Этим синюгам доверять ничего нельзя. Они доставить могут только бутылку водки. И то пустую. Нет, он явно головой повредился. Напишу я ему сейчас, пару ласковых дружеских слов.
Принеся из зала стопку чистых листов, начала выводить размашистым почерком:
«Котэн Мурмяукович, Вы, часом, не забыли ли предупредить меня о каком-то чрезвычайно важном деле? Я все понимаю, дружба, безграничное доверие, но мне надо хотя бы знать из какой попы тебя вытаскивать!»
Перечитала, удовлетворилась и подписалась:
 «Твоя Владленушка».
Так вот. Идеально вышло. 
—Эй, синюги! - Крикнула я в открытое окно.
—Мы бы -чик- попросили бы -чик- обращаться к нам вежливо. 
Один самый наглый синюг громко "икнул" окатив меня нехилым перегаром. И вот через них Котэн велел держать связь? Нет, он точно головой ударился.
—Вы сначала себя в пригодный вид приведите, а потом и про обращение поговорим. - Отмахнулась я от синюг. - Вот, - Протянула ему небольшой свернутый кусочек бумаги, - Доставишь Котэну Мурмяуковичу.
—Мы -чик- бесплатно не работаем. 
Совсем обнаглели!
—Бутылка сойдет? 
Синюг крыло к голове своей пустой приложил и пьяненько так:
—Будет сделано!
Надеюсь, но сомневаюсь. И сомнения не на пустом месте, а очень даже обоснованные.
Присев на подоконник, обвела взглядом свои владения. Кухня совместима с холлом. Я не хотела лишних перегородок и вообще настаивала на маленьком скромном домике на березу озера. Вилмар же хотел полноценный дом в несколько этажей. Аристократ, мать его природа. В итоге сошлись на двух скромных этажах: две гостевые спальни, одна хозяйская, гостиная, холл совмещенный с кухней, камин и одна уборная. Чердак пришлось отбивать с боем, ибо Вилмар собирался и его сделать жилым. Отбила. 
На улице вовсю палило солнце. Цветочки улыбаются, птички поют... Нормально поют, а не завывают пропитыми гландами. Благодать... И по закону подлости кто-нибудь эту благодать должен нарушить. Иначе ведь никак, прям расстроюсь от нехватки проблем!
—Владлена фон Линер, ой... – Ко мне спотыкаясь бежал маленький лисенок. – Владлена фон Линер... 
А вот и новости пожаловали. 
Лисенок остановился у низкого, мне по пояс, дощатого забора тяжело дыша и смотря на меня испуганными глазами.
—Что стряслось?  - Я вышла за ограду, оглядываясь по сторонам. 
Пожара нет, Патрикеевна ни за кем с половником не гонится, а больше кардинальных проблем в этом лесу не случалось. Хотя... Один раз Михал Михалыч, медведь наш местный, разборки с соседом своим затеял, тоже медведем, так там весь лес на ушах стоял. Жители вещи собирать начали, жизнь свою спасать. Но ничего, я на обоих медведей наорала они и успокоились. А нечего в подконтрольном мне лесу учинять дебоши. 
—Там... – Проглатывая слова затараторил маленький докладчик. – Там стражи на границе... Они велели за Вами отправить...
Стражи на границе? Это что же, ломиться к нам кто надумал? Смертник сыскался?
—Для начала скажи, что ты на границе делал? 
Лисенок потупился, ножкой шаркает, вид такой виноватый–виноватый, а голос из разряда «вроде виноват, но вроде и не причем». 
—Я на разведку ходил...
Разведчик. Пол леса таких разведчиков бегает. Стражи регулярно с границы отправляют ко мне, чтобы я воспитательную беседу провела и к родителям отвела. Да толку с этого мало, если ни сказать никакого.
—Не буду ругать, - Заверила я его, - Но только в этот раз! – Добавила, чтоб не обольщался.
—Там, – Лисенок приободрился, – Там маги приехали, высокие, – Разведчик на месте подпрыгнул лапу задрав, – Желали с Котэном Мурмяуковичем переговорить, а его ведь нет. Вы вместо него. Я побежал за Вами, а они... – Речь его стала быстрой и сбивчивой, а я уже широко шагала в сторону границы. – Они нехорошие! – Крикнул мне вдогонку маленький лис, не пытаясь меня догнать. 
И правильно. Сейчас будет один не слишком цензурный разговор с одними высокомерными типами. Как давно я об этом мечтала! Сами заявились. Не придется больше упрашивать Вилмара об аудиенции с этими Правителями.
Явились в наш с Котэном лес, который мы своими силами восстанавливали. И зачем, спрашивается? Просто так Котэн не стал бы ретироваться, ничего толком не объяснив. Это моя привилегия. И Вилмар ничего не сказал. Дело какое–то, государственное. Все что касается конкретно лесного государства, касается и меня.
Я шла по тропинке к пропускному пункту. Вдали показались силуэты трех мужчин. Ростом практически одинаковые, плюс–минус десять сантиметров. Цвет волос издали не разобрать. Плащи, костюмы... Один брюнет, другой блондин, третий шатен, все заплетены хитрым плетением, которое я у Вилмара не раз видела. Педанты.
Вышеупомянутые взор очей своих пресветлых на меня обратили, шатен вышел вперед делегации и, сложив руки вместе, молвил с притворной радостью:
—Мисс Линер, рады Вас видеть!
Я ответила такой же лицемерной улыбкой:
—Не могу ответить тем же. – Зато чистая правда. - Зачем пожаловали? Приглашения имеются? Подписанные министром и заверенные мной? Я на правах шерифа чужих в лес не пускаю.
Правители, не ожидающие что с ними, высоко сиятельными персонами, будут так разговаривать. А нечего приходить, когда не звали! 
—У нас назначена встреча с Котэном Мурмяуковичем. – Уверенно, но с сомнением во взгляде нашелся блондин. 
Правильно сомневаетесь. Может встреча и была назначена, только я об этой встрече решительно ничего не слышала и не менее решительно могу заявить:
—Котэна Мурмяуковича на месте нет. – Я сложила руки на груди, показывая, что разговор мне не очень нравится. – Он отпуск взял, из леса отбыл. – Правители переглянулись. – Я за него. Готова выслушать. Не могу гарантировать что внимательно. 
Недовольны царственные особы будут. И пусть. Нечего заявляться, когда Вас никто не звал. Разобраться еще надо, по какой такой объективной причине Котэн встречу с Правителями на меня переложил, а сам отбыл в неизвестном мне направлении. Может они вообще сюда прибыли с тайной миссией уничтожения, или ограбления... Бред, конечно, но отметать варианты не стоит.
Брюнет решил в стороне не оставаться. Действительно, братья-управители уже голос подали, а он все молчит. 
—Мисс Линер, - Он поравнялся с управленцами, - Вы, видимо, не до конца нас поняли. Мы прибыли обсудить государственные дела с Котэном Мурмяуковичем, министром Заблудшего леса.
Я покивала с заинтересованным видом, как бы внимая речи.
—Это Вы, видимо, не до конца меня поняли. – С напускной вежливостью ответила. – Я временно исполняю обязанности министра Заблудшего леса и все государственные дела Вам придется обсуждать со мной. 
Шатен сложил губы в понимающей улыбке, больше похожей на оскал.
—Встречи с Правителями стараются не отменять. – До тошноты доброжелательно сказал он, продолжая скалиться.
—А встречу никто не отменял. – Всплеснула я руками. – Я готова обо всем с вами переговорить.
Брюнет стянул с себя маску радушия, потеснил брата и прогавкал:
—Нам нужен министр леса.
Если вы уже начали так нервничать, то что же с вами дальше будет? 
—Вас ведь из отпуска никто не выдергивает, да? – Спокойно поинтересовалась я, мысленно злорадствуя.
Правители смотрели на меня хуже обозленных волков. Право слово, зачем же так нервы свои испытывать? И мои. Мои вообще испытывать не советую. С трудом сдержалась, чтобы  не предложить им выпить валерианы. 
—Мы вынуждены ожидать возвращения Котэна Мурмяуковича. – Уверенно заявил шатен, прямо-таки бросая мне тем самым вызов. 
Вы сильнее, а я находчивее. 
—Так Вы к себе в палаты царские возвращайтесь и ожидайте. – Сказала как нечто само собой разумеющееся. – А у меня в лесу мест свободных нет. Тем более для магов. 
Шатен снова оскалился.
—Будьте любезны, сопроводите нас в гостиницу. Она ведь у вас имеется?
Имеется... Только не для Вас, а для добросердечных путников. А всяким заевшимся коронованным места в ней нет. Но я сопровожу. Сопровожу...
—Извольте, - Я указала рукой на тропинку, - Извольте.
Правители изобразили совсем уж жалкое подобие улыбки, я в долгу не осталась и ответила тем же.
Педанты. Ожидать они вынуждены. За какой, спрашивается, надобностью? 
—У вас здесь... довольно мило. – Блондин крутил головой в разные стороны.
—Было еще милее до вашего приезда. – Буркнула я.
—Что? – Он повернулся ко мне. – Вы что-то сказали? Я не расслышал.
Вот, еще и глухой.
—Ничего-ничего. – Улыбнулась я и, обогнав их, пошла впереди.
 Избавляться надо от них. В срочном порядке. Жители вон все пугаются, по домам прячутся. Даже Патрикеевна наутек бросилась, бросив краденного утенка на полпути. За утенка, конечно, получит, но сам факт. Они их боятся! Так и лес вымрет, пока эти управители просиживать здесь будут. Можно, конечно, ночью тихонько их... того, и на окраине прикопать. Никто в жизни не найдет. Но ведь наверняка все знают, куда они отправились и откуда, собственно говоря, не вернулись. А посему вариант с "того" - отменяется. Выставить за границу леса не получилось, непробиваемые. Намеков не понимают. Я им можно сказать открыто говорю: не рады вам здесь, уходите, а они нет! 
—Далеко еще? – Спросил у моей спины брюнет.
Заведу вас сейчас в болото. Там и оставлю.
—Нет, почти прошли.
Ну, Котэн. Припомню я тебе еще такую задачку... Тоже мне друг. Ликвидируй, ликвидируй... Приложил бы еще бесплатное пособие «100500 способов избавиться от Правителей». 
Вот мы и пришли... Невысокая дощатая сараюшка, в народе называемая рыбацким домиком, очень радушно встретила Правителей, не подозревающих о том, что именно в тих «царских палатах» они и будут ожидать Котэна. А нечего было открыто напрашиваться на поселение.
—Шериф, это – что? – Блондин нос свой правительский наморщил, на сараюшку любуется. Я тоже любуюсь. Реакцией Правителей.
—Это? – Невинно уточнила я, кивая на домик. – Так это гостиница. – Будничным тоном известила я. – Другой нет.
Вообще-то есть. Вполне нормальная гостиница, с номерами, садом и полным комфортом. Но Правителям об этом знать необязательно. Пусть этим довольствуются.
—Вы… уверены? – С нажимом спросил шатен, а я прищурилась. 
Надавить, значит, авторитетом своим пытаетесь? Так авторитет еще заработать надо. Для этого не достаточно просто кресла управительские занимать. Ишь, нашлись тут! 
—Абсолютно. – И поинтересовалась:
—Вам что-то не нравится? 
—Нет, нет, что Вы...  – Фальшиво улыбнулся брюнет. – Раз это гостиница… Благодарим за оказанную честь.
—Да ну что Вы, - Я скопировала его тон, - Обращайтесь.
Обращайтесь и прощайтесь: с нервами, целыми нервами и здоровыми нервами.
—Всенепременно. – Шатен брезгливо потянул за ручку окосевшей двери. Та, вместо того чтобы открыться, рухнула наземь. 
Приятного времяпровождения Вам, о, величайшие из величайших. 
—Что б у вас корона на голове лопнула... – Тихо выругалась, направившись прочь от сарая, ощущая на спине крайне недружелюбные взгляды.
Надо срочно что-то придумывать. Срочно!
***
«Котэн, дело - беда. Упыри управленческие решили тебя дожидаться, а пока в сарае рыбацком бока отлеживают. Ты либо меня в курс операции «Ы» вводи, или возвращайся и сам с этими величайшими особами разговаривай!
И зарплату мне повысишь! В связи с высоким риском пострадать на посту министра, шерифа и ведьмы.»
И подпись не забыть:
«Злая, пребывающая в неведении, ведьма».
—Котэну Мурмяуковичу доставишь, - Я свернула письмецо в несколько раз, подсунув синюгу, - И смотри мне, без глупостей!
Синюг икнул.
—Бесплатно не полечу. – И хвостом ко мне повернулся.
Да что ж за день сегодня такой, а? Все решили нервы мои испытать? Зря!
—Значит так, - Я эту запойную птицу за хвост схватила, чтоб никуда не делся, - Я тебе сейчас все перья из хвоста повыдергиваю и бесхвостого Патрикеевне в качестве подарка преподнесу. – Синюг пикнул что-то невразумительное. – Выбирай: либо к Котэну, либо к Патрикеевне на обед. 
Жестоко, конечно, но вразумить надо.
—К Котэну, командир. 
—То-то. – Я ему в клюв письмецо сунула и отпустила. – Надумал выпендриваться. И без ответа не возвращайся! – Напутственно крикнула я вслед нетрезвой птице.
С кем мне приходится работать... Уйду, уйду из этого леса, пускай Котэн с ними сам разбирается. А что? Я вообще ведьма по профессии, а не шериф и тем более не министр. Нас, Зельсберг, к таким должностям вообще приставлять нельзя. Чревато. 
Со второго этажа спустилась Анфиса Фридриховна в спортивном костюме.
—Сядьте, перекусите. – Она начала наливать в тарелку свежее сваренный суп. – Вы же с утра ничего не ели. 
И то верно. Перекусить надо. И обдумать план дальнейших действий тоже надо. И в ситуации разобраться надо. Все надо, а я одна! Меня на это все - не хватит. Анфиса Фридриховна не в счет, она помощник. Взваливать на нее всю кучу этого... мусора, не хочется. Тем более я сама не знаю, чем все ЭТО обернется. 
Анфиса Фридриховна водрузила передо мной тарелку супа, пюре картофельное с котлетками, салатик овощной... И когда она успела приготовить? У меня с готовкой всегда не очень было. Суп жарится, котлеты варятся... Кухня - не мое. Я как-то блины пожарить решила, так они к потолку прилипли. Я их, значит, подкидываю, чтоб перевернуть, а они назад не возвращаются. В общем, гиблое это дело - научить меня готовить. Бутерброд сделать могу. Собственно, этим и питаюсь. 
Пока хожу по лесу, шерифа кто и накормит, к обеду пригласит или к ужину. Вилмар отныне в Академии питается, готовят там прекрасно, я помню. 
Домовых решили в наше жилище не приглашать. Дома никого не бывает, только поздними вечерами, да и Вилмар привык к Эли и утверждает, что домовые ее в хозяйстве не заменят.
В общем, он не жалуется, я тоже. А вообще и нечего ему жаловаться. Я его еще до свадьбы в известность поставила: готовить не умею, глажка, стирка в мои обязанности не входят. Он согласился.
—А то все бегаете, бегаете... – Гостья уселась рядом со мной, положив себе ограниченную порцию овощного салата и пюре.
—Работа, сами понима... 
Договорить не смогла. Слова в горле застряли, ибо домой зашел сияющий Вилмар, с ходу сказав:
—Анфиса Фридриховна, я на обед. 
Я нахмурилась. Во-первых, он не заметил меня. Во-вторых, на обед он никогда не приходил. Правда и обеда у нас не бывало, но не суть. 
—Кхм, кхм. – Нарочито громко прокашляла я, чтобы меня, наконец, заметили.
Вилмар резко затормозил на полпути, на меня посмотрел...
—Привет, дорогая. – И повернулся к Анфисе Фридриховне:
—Что у нас на обед?
Можно попытаться научиться готовить, но... Боюсь, отравление нам в таком случае обеспечено. 
Нет, пусть лучше так. А что? Еда теперь в нашем доме имеется, муж на обед приходит... Сказка, прямо сказать. Только придется подпортить эту сказку.
—Вилмар, а ты знаешь, что Правители прибыли? – Я положила в рот кусочек котлетки, наблюдая за реакцией мужа.
Он как раз собирался супа ложкой зачерпнуть. Передумал.
—Уже? – Только и спросил, глядя прямо перед собой.
Я кивнула, старательно пережевывая, чтобы задать следующий вопрос.
—И почему они решили дожидаться Котэна? – Спросила и тут же заняла рот.
Анфиса Фридриховна наблюдала за нами, с любопытством слушая разговор.
—Не лезь в это дело. – Ответил и сидит, жует. – Еще раз повторяю.
Еще раз он повторяет. Погоди, сейчас прожую...
—Как это «не лезь»? – Возмутилась я. – Это мой лес, лес Котэна, это наш дом! Как я могу не лезть в это дело?
Вилмар не спеша дожевал, компотом горло промочил и спокойно начал:
—Наш дом находится к югу отсюда в тысячи километрах. Дом, который постоянно пустует, дом, который оберегаем не мы, а наша Хранительница, - Продолжал перечислять он, - Дом, построенный для семьи, а не для пыли, дом, где ТЫ должна ждать меня с работы. – Он посмотрел на меня янтарными глазами. - А мы с тобой живем здесь. С работы с некоторых пор тебя жду я и теперь мне хотя бы не придется делать это в одиночку.
Договорил и уткнулся в тарелку. 
Молодец. Высказался. А я всего-то спросила: почему они решили дожидаться Котэна.
—Спасибо за обед. – Поблагодарила я Анфису Фридриховну и вышла из-за стола.
На разведку надо бы. Может, удастся подслушать разговор Правителей, важное узнать, стоящее. Раз муж не хочет мне ничего рассказывать. Неплохо бы команду собрать...
—Синюг! - Крикнула я последнему из алкашей, выходя из дома. 
Он головой закрутил сидя на березе, с ветки едва не упал... Не птица, а черт знает что.
—Чего надобно, старче? – Заплетающимся... клювом спросил пьяный птиц, сфокусировав на мне взгляд разъезжающихся глаз.
—К Деону с Аверой слетай, приглашение погостить от меня передай. – Раздала команды. – Пусть приезжают как только смогут. – И зная, что за этим последует, добавила:
—Бутылка после возвращения.
—Рад служить! - От ветки оттолкнулся и зигзагообразно полетел. Надеюсь, долетит, а не засядет в трактире у дороги.
Тропинка пустовала. Никто, как было раньше, не сновал по разным сторонам, Патрикеевна никого не гоняла и ни за кем не гналась, малышня под ногами не путалась... Лес словно вымер. Оно и понятно. О Правителях здесь слышали только в страшилках на ночь. 
Когда лес сожгли, Правители первые открестились и сказали, мол, проблема не наша, мы вообще не причем, ничего не знаем, лишних средств в бюджете нет. Среди жителей слово "Правители" - сродни ругательному. А тут эта причина расширения нецензурного словарного запаса явилась, да еще неизвестно зачем. Жители в шоке. И на шок они имеют полное право, я сама там одной ногой нахожусь. 
Котэн тоже хорош. Исчез, общество к панике сподвигнул, а мне разбирайся. Скучно живется тебе, Владленушка, побудь министром. Да тьфу!
О, вы только посмотрите на них... Сидят, перфекционисты, чтоб им весь сад полынью зарос. Задний дворик сараюшки оккупировали, лежаки себе поставили, в шахматы играют. Даже цветов себе нарастили и мусор убрали. Не так просто с ними будет бороться…
—Господа, - Я из кустов вылезла, иду такая, волосы назад, в волосах листья, - Вы, часом, уезжать не собираетесь?
Я встала, значит, руки в бока уперла аки жена сварливая. Правители как один мило улыбнулись.
—А что же Вы, выгоняете? - Шатен голосом таким вопросил, с одной стороны вопрос, а с другой – тонкий намек, что если я скажу "шагали бы вы отсюда" пошагаю я, и не сама, а понесут меня вперед ногами. 
Я же не дура, намек поняла.
—Да как Вы могли такое подумать? – Неподдельно удивилась. – Скажете тоже, выгоняю... Как в головы Ваши светлые могли придти столь дурные мысли...
Мне внезапно стало жарко и душно. А попробуйте под пристальным взглядом шести глаз спокойно себя вести, когда приходится нагло выкручиваться. Я бы вас не то что выгнала, до города сопроводила! И проследила, чтоб обратно не вернулись. 
Сараюшка их видно совсем не смутила. Лично я была в ней всего один раз и тот раз был недолгим. Рыбой провоняла «от» и «до» за пять секунд пребывания. 
—Места у нас неспокойные. – Начала я байку заводить.
Брюнет брови задрал в немом вопросе. 
—Волки у нас тут дикие, да... – Я травинку сорвала, пожевала и добавила:
—Чужаков не любят. К нам уже привыкли, а вот других не привечают... По ночам вылавливают и в болотах топят. 
Да, Владлена, хуже бреда ты еще не говорила. Вот удивительно будет, если хоть одному слову поверят. А ведь надо сделать так, чтоб поверили.
—Дикие волки? – Блондин скептически хмыкнул, а я приняла самый оскорбленный вид.
—Не верите? – Руки на груди сложила и в упор смотрю.
—Отчего же, - Шатен жидкость из стакана отпил неизвестного происхождения, - Верим. Давайте мы их всех истребим. Маги как-никак.
Лучше бы никак! Явились, маги. Чтоб вам всем... долго и счастливо жилось!
—Зачем истреблять? – Похоже, ретироваться пора. А то если переговоры продолжить, рискую подвергнуть местных волков уничтожению. С меня станется. – Не надо. Они нам помогают, от чужаков избавляют. Ну, вы берегите себя, а я пойду. – Я к кустам вернулась, листочек из волос гордо достала и не менее достойно его на ветку водрузила, словно так и было. - Дела, дела.
В спину мне донеслось предельно добродушное:
—Всего доброго, мисс Линер!
И вам не хворать. Черти безрогие. И за какой природой вас таких смелых сюда вообще занесло, кто-нибудь мне скажет или нет?! Я хочу знать! Я требую объяснений!
О, мать-природа, от кого я мысленно требую объяснений? С ума уже сошла, Владлена, в этом лесу. Стребую с Котэна отпуск внеплановый. 
Стребую, и что дальше? Я ведь не могу отдыхать дольше двух дней. Проверено, неоднократно. У меня пятая точка приключений требует, или хотя бы движений каких-нибудь в сторону приключений. Вот, пожалуйста, приключения по самую макушку, а я опять недовольна. Радуйся, Владлена. Ты законно можешь пакостить. Тебе министр дозволение дал. Вроде.
Только это не ректору в Академии нервы потрепать, ни директора в школе до нервного тика довести, а над Правителями поиздеваться. Нет, это, безусловно, соблазнительно и притягательно звучит, но все-таки они маги те еще. Не знаю стихийники они тоже или нет. Жидкость, которую шатен пил, очень на кровушку смахивает. Ежели это упыряка клыкастый, то тут беда бедень получается. А ежели он стихийник, как Вилмар, то тоже ничего хорошего. Если я на свою сторону мужа не перетащу. Я помню его показательную демонстрацию своих возможностей в ресторане. Да только наверняка это лишь цветочки, ягодки он не показывал.
Так вот если они, Правители, с этого поля происхождения, нас тут либо поджарят, либо затопят, либо ураган по нам пройдется и потопчется для убедительности. Или под землю дружно свалимся... До каких границ может простираться их фантазия мне неведомо. 
—Команди-и-ир! – Заверещал синюг. – Лови меня, лови! 
Синюг летел прямо на меня, лавируя хвостом и задавая направление. Крылья прижаты к туловищу, глаза выпучены... Тоже мне птица. Летать не умеет! 
Я поймала этого запойного летуна, он шатаясь с ладони на ветку спрыгнул и говорит:
—Ну спасибо командир, сам бы не затормозил. – Уже свои природные навыки забыл, а дальше что будет? – Вас пока найдешь... 
—...напьешься, да? – Закончила я за него, усмехнувшись. 
—Вот, - Горе-почтальон вытащил из под крыла свернутый в трубочку листочек, пропустив шпильку мимо ушей, - От Котэна. 
Я руку протянула чтоб забрать, а он ехидно так:
—Э нет, так не пойдет, сначала плата.
 Алкашня! Не лес, а не пойми что. 
—Я тебе вечером отдам, письмо давай. - Синюг недовольно запыхтел, но письмо отдал.
Посмотрим, посмотрим... что этот министр нам написал.
«Владленушка, дело важное. Я к тебе Анфису Фридриховну направил, пусть помогает. Правителей сбагрить надо, в мой кабинет ни в коем случае не пускать, с собой ничего не давать! Я по важным делам, меня вытаскивать не требуется, сейчас главное лес».
И подпись:
«Пока еще министр Заблудшего леса».
Да, дела... 
—Ну что там? – Синюг запрыгал, силясь заглянуть в листок. 
—Что, что... Беда. 
Кажется, намерения у управителей более чем серьезные. Трое, маги, а я пока одна... 
—Значит так, синюг, - Птиц нахохлился, - Лети в рыбацкий домик, следи в оба пропитых глаза за гостями почетными... О передвижениях мне докладывай. Все понял?
Что ж, будем разворачивать военно-лесную деятельность. Глаза и уши мне везде нужны.
—Есть, сэр! - Крыло к голове своей приложил и сидит.
—И чего сидим? Лети!
Синюг оттолкнулся, сказал какой-то отборный мат и полетел. А я пойду еще одного члена разведки завербую. Надо основательно подготовиться. 
Скромненький домик, окрашенный в розовые тона разместился прямо посреди нашего лесного городка. Заборчиком небольшим, больше исполняющим декоративную функцию, обнесен. Во дворе огород, куча грядок с овощами, курятник.
—Патрикеевна, выходи! – Крикнула я, заходя во двор.
Взглядом обвела территорию на предмет чужеродных вещей, ибо Патрикеевне доверия в этом плане нет.
—Я ничего не крала. - На крыльцо вышла хозяйка жилища, на голове платок повязан, фартук, сарафан, в лапе скалка.
—Не факт, - Задумчиво протянула я, зацепившись взглядом за совершенно новенький цветочный горшок, который я недавно где-то видела... - Но я не за этим. 
 Патрикеевна просияла, улыбнулась.
—Коль так, то заходи, пирожками угощу. – Пирожки это хорошо. Пирожкам я завсегда рада.
Дома у лисы всегда уютно, чисто и ароматы вкусные витают. Чистота залог здоровья. А еще так больше шансов, что я не найду улик в виде утиных перьев, заячьего пуха, крови петухов... 
Признаться, в доме у Патрикеевны я бываю чаще, чем в своем собственном. Что уж там, я даже знаю где и что у нее лежит, в отличие от незнания своего жилища. Стыдно? Есть такое. Но я по этому поводу не сильно переживаю. Мне частенько приходится заглядывать к ней по причине заявлений от жителей леса, заодно и обедом или ужином меня кормит...
—Так... Зачем пожаловали, шериф? – Патрикеевна сняла с печки чугунный чайник, налила в керамический чайничек кипятка, пирожки из печки достала...
Аромат по кухне разнесся... Непередаваемый. Вот что не говори, а пирожки у Патрикеевны самые лучшие в лесу получаются. Я ей даже предлагала пекарню свою открыть, я бы с оформлением лицензии помогла, разрешения разные. И с воровством проблему бы решили... или усугубили, и жителям леса на радость. Но нет, отказалась.
—Ты о гостях наших знаешь? 
Вопрос – чисто для приличия. Патрикеевна всегда все узнает если не первая, то вторая точно.
—А как же! – На тарелку один за другим начали приземляться пирожки. Я не удержалась и схватила один, в результате обожгла пальцы, но добычу из рук не выпустила. – Я их как на тропинке увидела, подумала первым делом: беда пришла. Но нет, мимо прошли да носу не показывают. – Что верно, то верно. – А что, натворили чего?
Да если бы! 
—В том то и дело, что ничего не натворили. – Я откусила кусочек, наслаждаясь изумительным вкусом. 
Лиса села с краю стола, платок на голове поправила и поинтересовалась:
—Ко мне что привело? – И то правда, о сути дела и словом не обмолвилась.
—Дело к тебе, Патрикеевна, есть. 
—Какое такое дело? – Оживилась лиса.
Я чаем пирожок запила, прожевала и пояснила:
—Делай все то, что у тебя получается отменно. – Патрикеевна удивленно воскликнула:
—Что же?
—Воруй, устраивай дебоши и поднимай лес с ног на голову. – Патрикеевна фыркнула.
—И когда я такими делами постыдными занималась? – Воскликнула она в притворном удивлении. –Клеветчите на меня, шериф, а я Вас пирожками привечаю. 
—Будет тебе, Патрикеевна. – Я некультурно вытерла рот ладошкой. А что, салфеток мне не предложили. – Я разрешаю. А если какие претензии будут, отправляй к Котэну. Устроим ему сюрприз по возвращению.
Лиса подобралась, вперед подалась и заговорщицки так:
—А мне за это что будет?
—Ничего. – Скопировала я ее позу и тон. – Представляешь? Ни-че-го. Главное, покажи нашим достопочтенным гостям, какой у нас ужасный лес, полный преступности и опасности. Это их не напугает, но заставит задуматься.
Вдруг к дельному выводу придут. И в светлых головах случается промелькнуть умным мыслям.
Патрикеевна хитро прищурилась и как бы между прочим спрашивает:
—А зачем, шериф, гостей пугать надобно?
Я тоже прищурилась.
—А затем, Патрикеевна, что в этом лесу ты можешь более не жить, а перебраться, к примеру, в Тихий лес. – И добавила:
—Как тебе такая перспектива?
Лиса носом передернула и обычным ворчливым тоном ответила:
—Не лучшая перспектива для моего места обитания. Там климат не тот, и экология, и вообще, шериф, дел у меня много, а Вы, не сочтите за оскорбление, меня отвлекаете. 
Значит, лису проняло. Хорошо. Даже не так: прекрасно! В скором времени стоит ожидать движения со стороны Правителей. А я пойду улаживать вопрос с надуманной легендой про волков-маньяков.
Попрощавшись с Патрикеевной, дала ей наставление ни в чем не ограничивать себя любимую, кроме смертоубийств. Лиса состроила из себя саму невинность, но в глазах огонек азарта заплясал алым пламенем.
Не укладывается в моей наиумнейшей голове, за каким лешим управителей к нам принесло. Лес уже почитай три года назад восстановили, а они явились только сейчас. И как явились! Без приглашения. Мы не ждали вас, а вы... нагло заявились. 
Вопрос: зачем? Государственные дела? Разве что налоги на землю повысят, так нас это не касается. Заблудший лес не облагается налогами государства, поскольку считается отдельным государством, но все равно числится за Эсгардом. Я в этих делах политических не сильна, но здесь явно суть не в этом кроется. 
А если хотят лапами своими загребущими себе заграбастать? Опять же: зачем? Не станут животные Заблудшего леса ходить под покровительством тех, кого и за людей не считают. Нужна территория? Глупо, возведите хоть десять таких лесов, благо силы есть и пустой площади в Эсгарде для этого предостаточно. Надо будет-таки вытрясти из Вилмара правду. Он должен знать. Да что там, он знает! Не зря ведь говорил не лезть в это дело. 
Главные участники моей легенды сидели на обрыве у озера с удочками в руках. Рядом в ведерках рыбка плещется, по другую сторону баночка с червяками, рядом прикормка. Чуть поодаль две палатки, в котелке уха варится... И как этих благовоспитанных волков можно счесть за маньяков? Правильно, никак! Потому что их максимум - насадить на крючок червяка, рыбку сварить и утку дикую подстрелить. Все! На большее причинение вреда они не способны. 
—Шериф, - Завидев меня, Петр Петрович шляпу с сеткой москитной приподнял в знак приветствия, - Какими судьбами?
Такими судьбами, что и признаться стыдно. 
—Да я, знаете, мимо проходила... Смотрю вот... Сидите... – Я на травку у края обрыва присела, на поплавок смотрю, чтоб не так совестно было. – Дай, думаю, поздороваюсь...
Петр Петрович кивнул одному из рядом сидящих волков, чтоб за удочкой присмотрел, а сам ко мне направился. 
Петр Петрович в стае вожак. Все разговоры он разговаривает. Нет, другие тоже говорить умеют, но коль право голоса не давали - молчат. Меня первое время дико напрягала данная несправедливость, но я привыкла. Другая культура, что поделать.
—Какие-то проблемы? – Петр Петрович встал рядом, достал из заднего кармана походных брюк трубку и закурил.
—Вообще да. – Я кивком попросила волка присесть. Разговор тот еще предстоит.
—Вы же знаете, - Петр Петрович опустился рядом, - Всегда рады помочь.
Знаю, знаю... Это и напрягает. Они ко мне со всей душой, а я...
—Вы уже слышали о наших гостях? 
Петр Петрович хмыкнул, выпустил кольцо дыма и воскликнул:
—А как же! – Действительно, как иначе?
—Гостей спровадить надо. – Желательно в темпе вальса. Слишком ритмичного вальса.
—Что надо делать? – С деловым видом осведомился волк.
Вот за что уважаю наших волков, так это за оперативность. Лишних вопросов не задают, делают все четко, слажено и быстро. 
—Я им сказала, что у нас в лесу дикие волки живут, ловят чужаков и в болоте топят. – Все волки у озера, а их не меньше десятка, уставились на меня. Петр Петрович не исключение. Он так и застыл с не донесенной до рта трубкой. 
—Топим в болотах? – Я кивнула. – Людей? – Я еще раз кивнула. – Мы?
Вот тут я поколебалась. Все-таки не они топят, а вымышленные волки.
—Не вы. Дикие волки. – Пояснила, обводя виноватым взглядом всех волков.
—А-а... - Ошарашено протянул Петр Петрович. – Это конечно все меняет.
На берегу никто не шевелился. Все молча наблюдали за нами, ожидая продолжения разговора. Я поколебалась, но все-таки сказала:
—Надо разыграть спектакль для наших почтенных визитеров. Правдоподобно разыграть, чтоб поверили. – Петр Петрович кивал каждому моему слову.
—Топить реально надо или не обязательно? – Спросил со всей серьезностью присущей волку. 
—Э-э... – Трупов мне только не хватает для полного счастья. – Топить не надо. 
—Понял. – Кивнул Петр Петрович. – Какой план? 
Я замялась. Так далеко я не заглядывала. Плана нет и не было. Но не признаваться же в этом. 
—Будем импровизировать. 
Петр Петрович еще раз кивнул и подал мне лапу, помогая подняться.
—Импровизировать? – Переспросил тощий волк, стоящий возле котелка с ухой. – Что значит – импровизировать?
Я на Петра Петровича посмотрела и перед тем как ретироваться, сказала:
—Вам Петр Петрович все объяснит.
Тощий волк сразу уставился на вожака, а я напрямую через лес потопала обратно. Можно считать – пол дела сделано. Осталось только решить, где и когда будет намеченное представление.
На подходе к центру леса меня нагнал синюг.
—Командир, я с отчетом. – Птиц громко икнул, начал заваливаться назад и едва не упал, повиснув крыльями на ветке. – Объекты дундук один, дундук два и дундук три выбрались из укрытия и пошли по городу.
Синюг еще раз икнул, а я помотала головой в непонимании.
—Что за дундук один, дундук два и дундук три? 
Шпион клюв перекосил и надменно так:
—Гости, за которыми Вы меня следить отправили. – И важно добавил:
—Конспирация!
Тьфу, конспиратор. И ведь напиться уже где-то успел. Надо сказать всем самогонщикам-подпольщикам, чтоб синицам спиртного не продавали. Сопьются к лешему.
—Куда они пошли?
—К синему болоту. – Прокряхтел синиц, из последних сил цепляясь за ветку. – Командир, помоги. 
Я в раздумьях схватила синюга за хвост, на что он тут же заверещал:
—Эй, эй, эй. Поаккуратнее! 
—Повозмущайся еще. – Посадив его на ветку и отдав указание продолжать слежку, пошла к синему болоту.
За какой кикиморой им понадобилось туда идти, спрашивается.
Синее болото не просто так синим назвали. Мы когда лес восстанавливали, с бабулей немного перемудрили. Вместо обычной болотистой жижи у нас получилась синяя масса с плотностью густого киселя. И ладно бы просто синяя. Так на ней спустя несколько месяцев появилась синяя трава неизвестного происхождения. И ладно бы просто трава. Она начала съедать все, что проходит или пролетает мимо. В общем, перемудрили мы знатно. 
Через год все болото заросло этой травой, так что и болота не видно. Единственное что отличает его от простой полянки – обрыв, образованный синими растениями. Они и землей не гнушаются, объели все по периметру болота. Если уж туда упал – считай, обратно не вернешься.
Пусть бы они там пропали, но спрашивать потом с нас станут. Мол, вы, ироды, Правителей наших доблестных извели. Попробуй потом докажи, что не мы, а болото. Не поверят ведь. А доказывать вряд ли кто отважится.
Знать бы, что они вообще хотят здесь найти и какую выгоду извлечь. Проще было бы предугадать их действия.
Мы сами как-то раз чуть не попались в эти синие всепоглощающие заросли. Они тогда только начали появляться и склон к болоту был покатый. Спуститься к нему было проще. А возле болота росла обжигающая трава, очень редкое явление. Видимо, почва рядом им приглянулась. 
Пошли мы с Аверой за обжигающей травой, вечер был. Начало смеркаться. Подходим, смотрим, - растение неизвестное. Синее, как болото. Авера руку протянула, а прямо перед ней шмель большой пролетал. Растение это пасть свою синюю раззявило и бац! Шмеля нет. Авера руку тут же одернула и подальше отошла. Я подходить не стала. Травки собрали. Всю сколько было, и ушли. Через некоторое время там все заросло. А некоторые поговаривали, что видели, как эта трава синяя торговца вместе с тележкой утащила. Но это слухи. Было ли на самом деле доподлинно неизвестно.
Правителей я заметила метрах в пятистах от болота. Подходить к ним не стала, за кустиком спряталась. Наблюдательный пост организовала.
Стоят, оглядываются, переговариваются друг с другом.
—Оно где-то здесь должно быть. – Поворачиваясь вокруг себя, сказал шатен. 
—Ты карту взял? – Спросил блондин.
—Карта старого леса, а болото появилось в восстановленном. 
Брюнет руки к небу возвел и на него обрушился сильный ветер с разных сторон. Издалека не очень понятно, но, по-моему, ноздри у него сейчас раздулись как парашюты. 
—Туда. – Он указал в сторону болота и ветер пропал.
Значит, не ошиблась. Один стихийник среди них точно есть. И проделанные манипуляции неоспоримое тому подтверждение.
Правители двинулись в указанном направлении, я вприсядку побежала к следующему кустику. Крайне неудобно передвигаться в таком положении. Но на войне, как на войне – нелегко.
Прошлогодние листья шуршали под ногами Правителей, заглушая мои кряхтения. Обычно мы лес всегда в порядок приводим, а эту часть жители обходят стороной. В частности из-за болота. Гиблой прозвали. Тропинка, некогда оживленная, теперь заросла густой травой. Паутина наплетена крепкая, пауки здоровые… Жуть, одним словом. Я сюда предпочитаю не ходить.
Я уже наполовину вылезла из-за кустика, как услышала сдавленный писк справа позади.
—Командир, командир, - Истошно пищал синюг, - Помоги, я жить хочу!
Я вернулась в укрытие и начала глазами выискивать горе-шпиона. 
Синюг висел в паутине на высоте метрах в двух над землей. Попытки высвободиться самостоятельно дали плачевный результат, - запутался еще больше. Его практически не видно, паутина здесь толстая.
—Пить меньше надо! – Зашипела я. – Глаза залил и летишь, ничего не видишь. 
Не бросать же его, пауки тут под стать паутине. Жирные, большие и голодные. 
Воспользовавшись тем, что Правители уже скрылись за деревьями, встала в полный рост и пошла к дереву, продумывая на ходу план по спасению запойной птицы. 
Березы росли слишком плотно друг к другу, а паутина тянулась от березы к дубу. Дуб на расстоянии в полтора метра гордо возвышался. Синюг, по закону подлости, вляпался в самую середину. И как прикажете его оттуда выпутывать?
—Ты вообще по сторонам не смотришь что ли? – Спросила я, вставая под паутиной.
—Я смотрел, честное слово. – Жалобно пискнул он и, оставив безнадежные попытки выпутаться самостоятельно, повис на паутине.
Смотрел он. Куда, интересно мне знать.
Надо как-то на дерево залезть, и лучше на дуб… Ветки длинные, как-нибудь и до синюга дотянусь. Я обняла дуб примериваясь к размерам, вспомнила, как в школе лазила по канату и… Соскользнула, ободрав ладонь. Попробуем по-другому. 
Поставила ногу на торчащий снизу сук, потянулась к ветке. Ухватившись обеими руками, подтянулась, оседлала ее и, стараясь не смотреть вниз, полезла дальше. Паутина оказалась намного выше, чем казалось снизу. Вспоминая самыми добрыми словами всех пернатых, забралась на добрых метра три от земли. На самом деле не знаю сколько, но точно не меньше трех.
—Слушай, а тут хороший вид открывается... – Озвучила мысли вслух, непонятно к кому обращаясь. 
Я практически легла на ветку, чтобы быть поближе к краю и лучше все рассмотреть. Правители стояли возле обрыва, смотрели вниз и, оживленно жестикулируя, о чем-то переговаривались. Я впервые пожалела, что магии у меня нет. Так бы я все смогла услышать просто усилив слух… По губам читаю не очень, но можно попробовать.
—Синее... – Начала разбирать я. – Всё… будет… да.
Тьфу, бред какой. Просто стоят на краю обрыва, любуются, что ли. Или решают, кто первым пойдет с травкой знакомиться? Теперь вообще непонятно, что им здесь надо.
Шатен махнул рукой на остальных и пошел вдоль обрыва. Брюнет и блондин начали что-то ему вслед говорить, блондин вообще, похоже, вышел из себя, а брюнет молча за ними наблюдал. 
Ничего не понимаю. Психуют что-то. Нервничают. 
—Командир, - Донесся до меня писк синюга, - Команди-и-ир!
—Да тихо ты! Всю контору спалишь…
Шатен дошел до поворота и остановился. Дальше идет лес по краю обрыва, густой и практически непролазный. Он там наверняка всю свою шевелюру оставит, если пробираться решит. Стоит. Думает. Провел рукой вдоль дерева близстоящего и ждет. Чего ждет? 
—Командир... – Писк стал еще жалобней.
—Расслабься и подожди немного.
Я пригляделась, стараясь не моргать, чтобы ничего не пропустить. Дерево встрепенулось, ветви медленно стали клониться к земле, а рядом с кроной вдруг появилось большое отверстие, похожее на средних размеров дупло, зевнуло и сомкнулось. 
Шатен начал что-то говорить, а дерево ему тягучим басом ответило, растягивая слова, огласив всю округу:
—Кто-о-о ты-ы-ы та-а-ако-о-ой?
—Леший тебя забери... – Это уже я пробормотала. 
Даже дриадам, самым приближенным к природе, не под силу пробудить дерево и разговаривать с ним! 
—Не хочу тебя отвлекать, - Пропищал синюг, - Но у меня беда! – На последнем слове он сорвался на истошный визг.
—Да что там у тебя... – Раздраженно начала поворачивая голову, и чуть не упала.
По паутине к синюгу полз паук. Огромный, жирный, с лапами как три ветки вместе. Глазами уже пожирает моего шпиона, клацает чем-то. Ну нет, синюга я тебе просто так не отдам. 
Раскорячившись в позе обломанной звезды, отломала ветку и наставила на паука. 
—Правее, правее командир, - Начал синюг, - Тыкай, тыкай в него!
Я подалась вперед, прицеливаясь и стараясь не промахнуться. Направляя палку прямо на него тыкнула... И промахнулась.
—Я же говорил, правее бери, правее. – Пожурил меня синюг.
Паук свои восемь глаз на меня поднял и, может это галлюцинации, но мне показалась плотоядная усмешка на его глазастой морде и он... Изменил свой курс. Я начала тыкать палкой в разных направлениях, лишь бы попасть хоть куда-нибудь.
Паук ловко отскакивал и уворачивался от очередного тычка аки балерина. 
—Командир, он на тебя ползет. – Сказал синюг то, что я и без него уже поняла.
Я решила сменить тактику. Начала палкой бить не по пауку, а по паутине. Там, где она держалась на ветках. Паук озадаченно проследил за моими движениями и начал еще яростнее перебирать лапами в моем направлении.
—Командир, похоже, проблема теперь у тебя. – Констатировал синюг менее обеспокоенным тоном. 
Конечно, за свою шкуру всегда больше переживаешь. 
—Да помолчи ты, мешаешь думать.
Вообще думать я сейчас не могла. Паучище меня проглотит и не заметит. Даже косточки не выплюнет. А я жить хочу. У меня Правители в лесу. Котэна нет. На кого я их оставлю? На синюг? Пропьют весь лес. За бутылку родину продадут.
В одном месте паутина начала отрываться, но эта липкая штуковина все равно цеплялась за основание. После нескольких яростных движений палкой, нити начали отрываться и половина паутины безвольно повисла в воздухе. Синюг разгадал мои намерения и начал возмущаться.
—Командир, ты чего делаешь? Я же упаду!
А меня сожрут. И тебя. Надо пустить паучка в свободный полет. Когда оставался последний маленький клочок, оторвав который я бы свершила задуманное, мне на голову что-то прилетело. Со стороны синюга донесся сдавленный писк, а я замерла. 
Это что-то начало перебирать лапами. Я честно пыталась с собой совладать. Я пыталась! Но у меня не получилось. Не переношу насекомых, особенно насекомых огромного размера. Особенного жирных пауков. Я их не боюсь. Нет. Я их терпеть не могу! 
—А-а-а-а-а! 
Огласив всю округу своим криком, забыла о своем положении на высоте трех метров. Это и стало фатальной ошибкой. Повалившись назад я уже в полете осознала всю степень задницы, в которую угодила. Ойкнув, я приземлилась всем своим весом на куст календулы, ободрав оба локтя, вывихнув плечо и больно ударившись коленом. Ну вот... Брюки порвала. В волосах ветки и листья, синюг на паутине болтается... Удачно последила, ничего не скажешь.
Я сидела в кустах, размышляя над несправедливостью жизни, в частности – над работой шерифа. Синюг ругался на заднем фоне, а спереди полукругом возвысились объекты наблюдения.
—Мисс Линер? – Искренне удивился шатен. – Что Вы делаете… здесь? 
Сказав «здесь» он имел в виду кусты, в которых я сейчас восседала, вытаскивая из волос ветки.
Я листок с куста сорвала и будь я на ногах, точно под нос бы ему сунула.
—Экологию проверяю. Я ведь ведьма, мне по статусу положено. – Я сдунула упавшую на лицо кудряшку. – Вот, посмотрите, какой экологически чистый лист. Куст. Ягоды для употребления будут пригодные. А все почему? – Я поднялась, схватившись за поясницу. – Потому что я, ведьма этого леса, тщательно слежу за растениями. Можете сами убедиться. Возьмите, пожуйте. – Я таки сунула ему под нос этот лист. – Не хотите? Как хотите. А теперь, если вопросов больше нет, я пойду. У меня еще вон сколько леса непроверенного…
Я сделала шаг, ощутив острейшую боль в коленном суставе на правой ноге, но виду не показала. Левое плечо начало безжалостно ныть, а поясница грозилась переломиться пополам. Синюг замолк, видимо, не хотел привлекать к своей скромной персоне излишнее внимание. Пусть просит пролетающих мимо пернатых, своим помогут. А я возвращаться не буду. Мне бы до дома доковылять. Там Вилмар. У него хорошо получается с такими повреждениями справляться. 
Глава 2. Дело ясное, что болото синее
Правда, я — лес, полный мрака от темных деревьев, 
но кто не испугается моего мрака, 
найдет и кущи роз под сенью моих кипарисов. 
Фридрих Вильгельм Ницше “Так говорил Заратустра”
Домой я сегодня возвратилась на удивление рано. Заходила в дом, раскорячившись на весь дверной проем, что не осталось незамеченным. Вилмар уже вернулся и теперь смотрел на меня очень недовольным взглядом. Обычно этот взгляд ничего хорошего не сулит. 
—Что случилось? – Спросил он, оценивая тяжесть повреждений. Взгляд его зацепился за ветки в волосах. Некогда мне было их вытаскивать. Я думала, как бы под каким-нибудь деревом не остаться.
—У тебя такой вид, словно ты с дерева свалилась. – Заключил он даже не представляя, насколько он прав.
—Бинго! – Воскликнула я, ковыляя к столу. – Именно с него я и упала. Спасала синюга, следила за Правителями и отбивалась от кровожадного паука.
Плюхнувшись на стул я охнула от боли в спине. Да... а если таким каждый день будет? На все моей спины и коленей не хватит. 
—Владлена, - Укоризненно начал муж, - Я говорил тебе, чтобы ты не ввязывалась в дела Правителей. Говорил?
Он поставил стул напротив меня спинкой вперед, сел, руки на спинку сложил и смотрит своими янтарными глазами с золотистым отблеском. А чего злиться то сразу? Я ведь предупреждала: мой лес, мои проблемы. 
—Говорил. – Согласилась я, не собираясь, в прочем, отступаться. 
—Так за каким лешим ты на дерево полезла?
—Я синюга спасала. – Ведь не лгу, ни капельки. – Он ценный кадр в моем штате шпионов. Я – шериф, - Я вытащила одну ветку из волос, - В моем лесу посторонние, - Я стряхнула листья с головы, - Я обязана узнать, что им надо на моей территории. Ты же у себя в Академии во все дырки лезешь. И не говори мне, что это не так. – Не дала я ему возразить. – Когда мы с Аверой решили шабаш ведьм организовать в саду, ты что сделал? Явился в самый разгар праздника. Испортил всем настроение. Подумаешь, решили пару ведьм с хлопцами уединиться. Они ведьмы! Им надо где-то энергию брать. Нет же, тебе не понравилось. Тебя туда, если хорошо вспомнить, вообще никто не приглашал. Это был шабаш ведьм, а не ректора. Мы, между прочим, хотели на Фигову гору отправиться, ты ведь не выпустил никого!
Выдохнула. Высказала все. А что? Я тоже имею право засунуть свой прекрасный нос в дела, касающиеся моего леса. Вилмар смотрел на меня, ничего не говоря. И чего молчит, спрашивается? Обычно далее следует ответная тирада, а молчание – не по сценарию. А все что не по сценарию меня пугает. Хотя, после паука и свободного полета с дерева меня вряд ли можно напугать.
—И чего ты шумишь? – Спокойно спросил Вилмар. – Я тебе могу повторить еще раз и еще, если потребуется, чтобы ты уяснила: оставь это дело Котэну. Он сам во всем разберется.
—Да как же! Котэн мой друг, я обязана ему помочь и я это сделаю. – Я нахмурилась. – Лучше бы просветил свою жену в планы Правителей, чтобы мне не пришлось больше лазить по деревьям.
Вилмар теперь тоже нахмурился.
—Владлена…
—Хватит, Вилмар. Хватит. Ты ведь знаешь, я не останусь в стороне. Лучше помоги мне с плечом, коленом и спиной... – Я выпрямилась, в позвоночнике что-то хрустнуло и по телу прошлась адская боль, обосновавшись в разных местах.
Вилмар тяжко вздохнул, проклиная Котэна с лесом и мою работу.
—Сиди здесь, никуда не уходи, я сейчас. 
 Он издевается? Как я могу куда-то уйти, будучи в таком… положении? Разве что уползти, и то не далеко.
Муж скрылся в гостиной, высунул голову в дверной проем и со скрытым злорадным удовлетворением, спросил:
—Сидишь? 
Ответом стало мое нахмуренное лицо, красноречиво говоря и без слов.
—Сиди. – Кивнул он и снова исчез за дверью.
Издевается он надо мной. Тоже мне, муж. Объелся груш. Жена лес спасает, а он насмехается… Вот возьму и уйду. Вслед за Котэном. Пусть поищет. Поволнуется, помучается. Сам пусть лес спасает, раз я на эту роль по его субъективному мнению не гожусь.
Сидела я, сетовала на несправедливость не только жизни, но и семейной жизни в частности, когда из гостиной донесся далекий голос:
—Милая, а ты случайно не знаешь, кто в нашей семье ведьма? – Я фыркнула, но он этого слышать не мог. – Почему я должен заниматься твоими обязанностями? 
Вилмар вернулся на кухню с кипой стеклянных бутылочек.
—Потому что «в горе и в радости, и до гробовой доски». – Процитировала я свою свадебную речь, после которой благополучно сбежала с Котэном и друзьями. 
—Обойдемся без гроба. – Отозвался Вилмар. – Я тебя так закопаю. Под березой.
—Ха-ха, ха-ха, ха. – Не умеет он шутить. Совсем не умеет. – Давай уже, лечи меня.
Муж присел на край стола, сжимая в руке стеклянный пузырек.
—А где «пожалуйста»? 
Нет, он точно издевается. У меня сейчас спина пополам разломится, а он тут о вежливости речи ведет.
—Лечи меня, говорю, пожалуйста. И желательно побыстрей... – Я случайно дернулась и застонала от боли. 
Муж откупорил первую бутылочку. В нос ударил едкий запах стухших яиц и плесневелых томатов. Ни того, ни другого там нет, но запах характерный. Супруг взял столовую ложку, налил в нее этой гадостной жидкости и сунул мне под нос.
—Пей. – Я поморщилась, задерживая дыхание и зажимая нос. Чтоб наверняка.
—А нет чего-нибудь менее противного? – Гнусаво спросила я, не решаясь вдохнуть.
Вилмар покачал головой, наблюдаясь за мной с каким-то нездоровым наслаждением. Маньяк!
—Пей. – Повторил он, держа наготове ложку.
Логически заключив, что хуже, чем сейчас мне уже не будет, выпила эту гадость. На вкус тоже отдает тухлятиной, но воды запить мне Вилмар не дал, сказав, что эффект будет не тот. Хотя, похоже, он специально это сказал, чтобы меня проучить. Мол, так будет всегда, если продолжишь лезть куда не просят. А меня просили! Котэн просил.
Вилмар открыл другой пузырек, из которого пахнуло отнюдь не розами. 
—Чт-то эт-то? – Заикаясь спросила я, подозрительно косясь на склянку.
—А этим я тебя сейчас мазать буду. – Муж улыбнулся, словно... точно маньяк! – Держи, - Он сунул пузырек мне в руки, - Потерпи, будет немного больно…
Он аккуратно взял меня на руки… Все тело сковало пронзительной болью. Черт. Падать с деревьев оказывается чревато. Я стиснула зубы и стоически терпела, пока меня не уложили на диван животом вниз. 
Легкими массирующими движениями Вилмар начал втирать мне смердящую жижу в спину. Сначала я не чувствовала ничего, кроме слегка огрубевших рук мужа, но это длилось не долго. В районе поясницы разгорелся пожар. Кожу словно охватило алое пламя, плавно проникая внутрь тела до костей. Я закусила палец, чтобы не кричать в голос, но жалостливое мычание из меня всё же вылетало. Вилмар вместо теплых слов говорил «А нечего было по деревьям лазать, теперь терпи». «Пожар» тем временем начал перемещаться с поясницы на всю спину и уже дошел до шеи. Я ощутила во рту привкус крови. Прокусила палец и даже не заметила этого! Правду говорят, чтобы забыть одну боль, надо почувствовать другую. 
—У-у, дорогая... – Протянул Вилмар, и мне жутко захотелось ударить его. Потому что я знала, что сейчас будет больно. – Как ты до дома дошла? У тебя вылетел коленный сустав… 
С тоном этакого заядлого маньяка-хирурга сказал он, ощупывая мою ногу. Мне от этого херохирурга захотелось сбежать подальше, но я ведь сама попросила меня лечить и вообще сама вернулась домой. Надо было куда-нибудь в другое место наведаться, честное слово.
—Потерпи... – Без единой сочувствующей нотки сказал херохирург и дернул меня за лодыжку, придерживая одной рукой за бедро. 
Я взвыла. Волки наверно перепугались от этого звука, птицы уши перьями заткнули, а все остальные в дома попрятались. Но я не могла терпеть! Не уверена, что Вилмару доставляет удовольствие мой «бодрый» вид, но некоторое удовлетворение он все-таки испытывает. Он ведь теперь будет говорить «Я тебя предупреждал… Ты меня никогда не слушаешь… Когда ты повзрослеешь…» и тому подобное. Просто так всегда было. Мы живем вместе уже три года и за это время ничего не изменилось. Ничего. Он пытается меня учить, а я пытаюсь ему доказать, что меня учить не надо. Он в свою очередь пытается мне доказать, что всегда прав, а когда не прав, то в чем-то все равно прав, потому что он всегда прав. 
Замкнутый круг чертовой семейной жизни. И она не у всех такая. Достаточно посмотреть на Аверу с Деоном чтобы в этом убедиться. Да, она была педагогом. Но она не учит Деона по любому поводу, а он не пытается ее воспитать. Зато мне достался ректор, не желающий признавать того, что я уже не его студентка, а жена, и он не ректор, а муж. В общем, весело живем. Даже слишком. 
—Спасибо, - Прохрипела я, даже не пытаясь перевернуться. В районе шеи все еще жгло «адово пламя», в остальном же я вроде бы чувствовала себя неплохо.
—Я перенесу тебя в спальню. – Муж начиная меня поднимать. Тело, то есть я лежащая без движения ничего не чувствовала, но стоило меня пошевелить и отголоски боли продолжили откликаться на зов, не забывая напомнить о своем существовании.
—Не надо! – Запротестовала я, желая снова ничего не чувствовать. 
Меня перестали шевелить, поняв, чем обосновано мое желание. Супруг мне достался с горой и большой горой недостатков, но понятливый. Только не всегда. Впрочем, я рада даже столь редким просветлениям. 
***
Мне снился жуткий сон. Я была в дупле и мне по голове постоянно стучал дятел. Я пыталась его отогнать, но он все равно стучал. Вылезти из дупла я не могла, потому как являлась его частью... А потом я поняла, что это не сон. Вернее, частично не сон.
Открыв один глаз, увидела синюга, усердно цепляющегося за обивку дивана и прицеливающегося.
—Что ты здесь делаешь и почему стараешься продолбить дырку в моей черепной коробке? – Вяло поинтересовалась я, переворачиваясь на спину. 
За ночь тело затекло и теперь радовалась возможности сменить позу.
Синюг спрыгнул на край дивана, громко икнул и начал:
—Так я… это… -ик- пришел… то есть прилетел… - ик- там Правители снова к болоту пошли.
Что им там надо, хотела бы я знать. Уж не суицидальными ли наклонностями больны наши управители? Вряд ли, конечно. Но я буду не против.
—Командир, есть чего выпить? – Синюг провел крылом по горлу. – В горле сушняк, перья колом... – Он показательно сглотнул сухой комок.
—Стакан на столе. – Я кивнула на столик рядом с диваном. 
Синюг бодро к нему подскочил, клюв в воду сунул и тут же высунул отплевываясь.
—Вода... – Синюг продолжил плеваться. – Командир, предупреждать же надо.
—А ты что думал, у меня спирт на каждом углу стоит, специально для тебя приготовленный? – Я усмехнулась, поднимаясь с дивана. 
Потянулась, зевнула… Желудок заворчал. С кухни веяло приятными ароматами съестного, рот методично заполнился слюной…
—Ты вот что, - Я повернулась к синюгу, чтобы дать указание. Он поспешно вынырнул из воды, вытирая клюв крылом, будто не он только что жадно хлебал воду. – Лети за Правителями, только смотри в этот раз куда летишь. Второй раз я за тобой на дерево не полезу.
Хватило мне одного полета.
—Понял. – Кивнул он. – Лететь, смотреть. 
Лететь, смотреть... Вот именно, надо смотреть. А не лететь ничего не видя.
Анфиса Фридриховна уже приготовила завтрак и теперь сидела за столом. Рядом лежала косметичка, стояло зеркальце, а в руках она держала губную помаду. Увидев меня, мило улыбнулась и пожелала доброго утра, добавив при этом пожелания скорейшего выздоровления.
Честно сказать, чувствовала я себя прекрасно. Жгучая мазь сделала свое дело, так что теперь хоть снова на дерево.
—Вилмар уже ушел? – Спросила я, заглядывая в кастрюлю. 
Манная каша мое внимание не привлекла, зато блинчики, аппетитно на меня взирающие, завладели мной целиком и полностью.
—Ушел. – Протянула Анфиса Фридриховна. – Не один.
Я на мгновение зависла с не донесенным до рта блином.
—А с кем? – Любопытство не дремлет. 
У нас дома вроде больше никого нет, а все те, с кем он мог уйти, сейчас находятся на кухне. 
—Правители приходили. – Недовольно бросила Анфиса Фридриховна. – Норовили в гостиную заглянуть, где Вы спали, я не пустила. Фон Линер только проснулся и спустился на шум. Я вразумляла невоспитанных личностей, что ходить с утра пораньше по чужим домам и заглядываться на чужих спящих жен – верх неприличия.
Правители в моем доме? Что им понадобилось ранним утром в моем доме? А синюг сказал, что они на болото пошли. Выходит, вместе с Вилмаром? На синее болото с моим мужем? Решили сплавить его синим троглодитам-растениям? 
Стоп. А почему синюг мне не сказал, что с ними Вилмар был? Или он с ними не пошел? Или они его по дороге прибили? Да нет. Вилмар он же… сильный ведь. И убивать его им смысла нет. В общем, надо прояснять ситуацию. 
Попросив Анфису Фридриховну завернуть мне пару блинчиков с собой, побежала наверх переодеваться. 
Мужа моего они куда-то повели. Ишь, нашлись тут! Любители синего болота. И откуда они вообще про него прознали? На карте, правильно сказали, его нет. Да и карты, собственно, нет. Когда лес восстановили, не до карты совсем было, а потом про нее никто и не подумал. Но ведь узнали!  Уж точно им не жертвы рассказали. Оттуда не возвращаются. 
Натянув одну из немногочисленных форм шерифа, вприпрыжку сбежала по лестнице, поблагодарила Анфису Фридриховну за лежащий на столе сверток блинов и вылетела из дома. Она успела крикнуть, что у них с Патрикеевной созрел какой-то план, но не успела уточнить какой. Одно я поняла – они с Патрикеевной нашли общий язык. Вот везет же! Я три года с ней мучаюсь, никак к компромиссу прийти не можем. А Фридриховна за два дня умудрилась отношения наладить. Талант, не иначе.
Бежать до болота решила окольными путями. Вдруг, следят? Мало ли. Да и волки тут у меня где-то бдеть должны… Они хоть и на нашей стороне, но лишние уши не нужны. Правда и помощь не помешает... Эх, ладно. Пойду одна. Помирать так с музыкой. В конце концов памятник мне одной поставят, а если с волками буду, то с ними мемориал делить придется. А я до славы жадная. Пусть все внимание и почести моими будут. 
Окольный путь у меня лег через дебри леса. Как раз того, где шатен с деревом разговаривал. Зря я, конечно, сюда полезла... Даже белки здесь не прыгают. Но я ж не белка. Я проползу там, где не пройти, и пройду там, где не проползти... И будут меня собирать по кусочкам в тех местах, где я ползла и шла. Везение мне всегда сопутствует. Всегда. Всегда забывает о моем существовании. Вспоминает только тогда, когда я уже успела влезть куда-нибудь без его помощи.
Какой криворукий так густо деревья посадил, спрашивается… Не будем уточнять, кто именно этот великий творец. Считай, риторический вопрос. Каждый риторический вопрос может просуществовать вечность, так и не найдя ответа... Тьфу. Философ из меня всегда был никакой. Самое главное – куда более подходящий момент для философствования. Лучше и не придумаешь. 
Просочиться сквозь малюсенькое пространство меж деревьев, не уделив внимание рассуждениям о бренности существования мира – просто невозможно. У меня там муж, может быть, на последнем издыхании, а я тут пытаюсь философию разводить. 
Отвоевав у ветки свой клок волос, продралась, наконец, к выходу. Со стороны болота не доносилось никаких звуков. Я даже подумала что всё, все полегли, но нет! Не все. И вообще никто из них. Блондинистая голова, шатенистая и брюнетистая. Как один. В рядок стоят, говорят о чем-то. А мне ветка все норовит в глаз попасть. Пока я с ней боролась, блондин из поля зрения пропал. С небольшим промежутком испарился брюнет, куда – мне неведомо. Из-за деревьев ограниченный угол обзора, а если податься вперед – заметят. А я еще Вилмара не увидела, надо тихо сидеть.
Шатен скользнул взглядом по тому месту, где я только что стояла. Я успела скрыться за деревом потолще. Ушел в сторону болота. Только вот немного не в ту сторону. Там болото, да, но в нескольких метрах от обрыва проходит узенькая дорожка, уходящая за болото. Я по ней никогда не ходила, поэтому что там – знать не могу. А Правители, похоже, знают, раз целенаправленно идут. Или не знают, но предполагают. А я и не знаю, и не предполагаю. 
Я бы за ними пошла, но по пути даже негде будет спрятаться. Синюг тут где-то должен быть, надеюсь, он сообразит полететь за ними. Надеюсь.
***
Долго я в дебрях не стояла. Ждать пока вернуться – смысла нет. А пока они там ходят, я могу в рыбацкий домик залезть. Неприлично, конечно, но я шериф. В крайнем случае могу сказать, что поступил тревожный звоночек от жителей. Мол, видели, как вы сильно похожее на кровь пьете, обеспокоенны тем, что вампиры к нам пожаловали… Придумаю что-нибудь, если понадобится. 
На пути мимо меня проскочили Патрикеевна, Анфиса Фридриховна и Петр Петрович. Все трое были увлечены обсуждением какого-то плана. Я это поняла по огромному старому сундуку, который они куда-то тащили. Меня они не заметили, а я их отвлекать не стала. Надо успеть до возвращения Правителей все разведать.
Признаться, заходить внутрь покосившейся сараюшки желания не было никакого. Но ведь надо! Пересилив себя, прошмыгнула внутрь, плотно притворяя за собой дверь. Насколько вообще возможно закрыть эту старую трухлявую доску. Первым, что меня насторожило, был запах. Вернее, его отсутствие. 
Это – рыбацкий домик. Здесь все, - начиная маленькой щепкой, заканчивая крышей, - пропиталось запахом рыбы. Тухлой и не очень. Запаха нет. Бочек, битком наполненных рыбой, тоже нет. Вместо них три уютные кровати, непонятно как поместившиеся в этой тесной комнатушке. Да и комнатушка стала не такой тесной, а вполне пригодной для временного места жительства. Вот же… аристократы. Нашли все-таки способ комфортно устроиться. Ну ладно. Живите. 
Беглый осмотр никаких результатов не дал. Рыться в личных вещах совесть мне не позволила, а на виду ничего, указывающего хоть на что-нибудь, не лежало. Я уже собралась покинуть место приюта гостей, как за дверью услышала голоса управителей.
Да, этого мне только не хватало. Быть пойманной в жилище Правителей, пусть и временном. 
Заметавшись по комнате в поисках хоть какого-нибудь укрытия, не придумала ничего лучше, чем залезть под одну из кроватей. Вовремя. Едва моя нога скрылась, - дверь распахнулась. Я медленно подтянула вниз свисающее покрывало, оставив щелку для обзора.
—Я был уверен, что он там! – Разорялся шатен.
—Успокойся. – Брюнет налил в стакан воды из графина. – Найдем. Никуда он от нас не денется.
—Ему некуда бежать. – Лениво протянул блондин, падая на кровать, под которой я имею честь скрываться.
—Удерет. – Выплюнул шатен. – Если мы сразу его за хвост не поймали, теперь уже вряд ли. Еще и девка эта под ногами путается. Не удивлюсь, если ей хватило ума залезть в наш дом.
Я сглотнула подступивший комок. Он находится в опасной близости от правды.
—Брось, - Все так же лениво сказал блондин, - У нее ума на три монеты.
—Я бы не был так уверен. – Сказал брюнет. – Думаете, она каждый раз лазает по деревьям, проверяя экологию? 
Он хмыкнул, допил воду и снова наполнил стакан.
—Вилмар нас к ней не подпустит. – Шатен прошелся по комнате. 
—Это и не требуется. – Брюнет залпом опустошил стакан. – Она крутится рядом, сама объявится.
Да, вы чертовски правы. Уже объявилась. Даже ждать не надо. Одного не могу понять: о ком они говорили вначале, и зачем им нужна я? И для каких целей тоже интересно. Не менее интересно. А еще мне крайне любопытно узнать, как отсюда выбраться.
Шатен остановился возле двери, плечи его напряглись, брюнет тоже уставился на дверь. А мне что делать?  Смотрю на дверь, жду, что произойдет. 
Ничего не происходило. Они так и стояли в напряжении, а я лежала. Ноги затекли, руки тоже, вдобавок ко всему я не вовремя захотела в туалет. Нет, так всегда. Закон подлости неимоверно меня любит и обожает, потому как посещает гораздо чаще. Терпи, Владлена, и не такое терпели.
Правители позу не сменили. Шатен стоял возле двери, брюнет возле графина с водой. Пьет как конь. 
Через секунду-другую в дверь постучали. Шатен словно этого и ждал, рывком распахнул дверь, так что ветерок, скользнувший внутрь, слегка приоткрыл покрывало, но оно опустилось на место. Мое перекошенное лицо никто не заметил, и слава природе!
На пороге, мило улыбаясь во все два лица, стояли Деон и Авера. Откуда они… Как они вообще узнали, где меня надо искать? И меня ли они пришли искать? Порыв вылезти и выяснить всё задавила на корню. Конспирация.
—Мистер и Миссис Рхетт. – Шатен приветливо кивнул головой, брюнет остался неподвижным, блондина мне видеть не довелось. – Рады Вас видеть. 
—И Вам добрейшего дня! – Деон еще шире улыбнулся. – А мы в гости к друзьям приехали, услышали, что и Вы здесь, решили первым делом к Вам заглянуть. По старой памяти.
У Деона может память и старая, да только управители визиту явно не рады. Вон какие оскалы у них натянутые. Того и гляди рявкнут «Какого черта вы приперлись?». 
Авера улыбнулась так же мило, как и шатен. То есть оскалилась. Добродушно скалится только Авера и умеет. Я-то знаю, что кроется за этой милейшей оболочкой. Злобная фея. Ну как злобная. Если ее не трогать, она вполне даже добрая. Не всегда правда это правило работает, но в основном осечек не дает.
—Не приглашаем войти, - Блондин поднялся. – Как видите, ютимся в тесноте, да не в обиде.
—Конечно, конечно, - Авера махнула рукой, - Мы все прекрасно понимаем и не настаиваем.
Она исподтишка дернула Деона за рукав, но он не сдвинулся с места.
—Так может, прогуляемся? Мы давно здесь не были, а Вы впервые, вместе полюбуемся красотами природы. 
Авера выражения лица не сменила, но я по глазам заметила, что идея мужа ее совсем не вдохновляет. Он, однако, думал иначе.
—Не плохая идея, я думаю. – Брюнет без особого энтузиазма подошел к шатену. – Если никто не против.
Против не был никто, а я особенно! Хотелось крикнуть «Идите быстрей, ибо я за собой лужу вытирать не буду», но я не стала. Точно ведь не уйдут.
Перед тем, как закрыть дверь, Деон еще раз сунул нос в комнату, обежал ее глазами и вышел.
Я вылезла, когда шаги и голоса на улице стихли. Выбежав из сараюшки, нырнула в ближайшие кусты. Я здесь каждую тропинку знаю. Прямой проторенной дорожкой, согнувшись в три погибели, преодолела расстояние до дома и пулей помчалась в желанную комнату, благо на пути моем никто не стоял.
—Значит, помощь прибыла. – Размышляла я вслух, выходя из уборной. 
Прекрасно. Великолепно! С Деоном и Аверой дела куда лучше пойдут. Может они уже что-то знают, а если не знают – узнаем. Все лучше, чем одной скакать, разрываясь в разные стороны. 
На столе стояли остывшие пирожки, на плите было пусто. Я взяла пирожок, пожевала, подумала… Надо Вилмара колоть. Для начала надо его найти, а потом колоть. Пусть рассказывает все, что знает. Тем более в моем полку прибыло, а упираться против троих – безрассудно. 
В дом пулей влетела Анфиса Фридриховна, промчалась наверх, через пять секунд летела обратно с веревкой в руках. А это уже любопытно. Что они там делать собрались, с сундуком и веревкой? Надеюсь, не в заложники брать. 
—Анфиса Фридриховна, - Окликнула я кошку на пороге, - Позвольте узнать, для чего Вам веревка?
Из-за ближайших кустов показался хвост Патрикеевны, с другой стороны – хвост Петра Петровича. Кажется, погорячилась я, выбирая себе помощников.
—Владленушка, все узнаете. Потом. – И помчалась дальше. Хвосты тут же с поля зрения исчезли, оставив меня один на один с домыслами.
Фантазия у меня бурная, могу чего лишнего напридумать.
И что мне делать? Бежать за ними или ждать Аверу с Деоном? Или Вилмара поджидать? Или еще кого. 
Синюг, кстати, куда-то пропал. Не объявляется. И тот синюг, который к Котэну полетел - не вернулся по сей день. А, тот, что к чете Рхетт с приглашением летал - тоже где-то завис. Бардак. Форменное безобразие. Никакой ответственности, сплошная халатность.
Я решила ждать. А что? Хуже все равно уже не будет. Тем более, коль Патрикеевна что-то задумала – хоть убей, не отступит. А мне ведь трупы не нужны, правильно? Вот и я думаю, что лучше посидеть. Хватит бегать. Кого-нибудь да дождусь.
Просто так ждать стало скучно. Я решила-таки добраться до пруда, благо до него пять шагов за домом. Погода великолепная, словно для купания подобранная. Солнышко светит ярко, тени от деревьев много – мечта!
Я взяла большое полотенце, натянула шляпу с широкими полями аки гриб, и, сунув ноги в тапки, вышла на задний двор. Шла, шла, шла… Не долго, собственно, шла. Я была полна намерений дойти до пруда, более того – искупаться. Но! Я услышала противное слуху пение, писклявое и заикающееся  пение. Я бы прошла мимо, если бы не до боли знакомый писк. 
Покрутив головой в разные стороны, обнаружила источник сего фальшивого звука. Два синюга синюшние в хлам восседали на березе обнявшись крыльями, и напевали песню «Все-е-е в-ы-ы-ы ба-а-а-бы-ы-ы -чик- сте-е-ервы-ы-ы -чик- », не попадая ни в одну ноту.
А я-то думаю-гадаю, где мой шпион запропастился. А он напился!
—Эй, вы! – Крикнула я. – Да-да, вы. Участники шоу «Караоке для глухих». Объясните мне, какого черта вы пьяные? Оба!
Я руки в боки, смотрю на них, а они глаза свои залитые сфокусировать не могут. Дожили! Птицы пьяные, растения все сжирающие, лисы воруют… Боги, в каком мире я живу? 
—Мы бы -чик- попросили не оскорблять -чик- наш доблестный отряд. 
Я расхохоталась. 
—Что? Доблестный отряд? Вы, два пьяных пернатых, доблестный отряд?
Синюг, что доблестным прозвался, он же и должен был вернуться ко мне после передачи приглашения для четы Рхетт, грудь выпятил, клюв задрал и вниз полетел. Равновесие, знаете ли, штука тонкая. Сейчас есть, а через секунду – нет.
—Мы... – Крылья в полете расправил, да только «пилот пьян». В дерево прямиком и влетел, не успев закончить многозначительно начатую фразу.
—Вы, оба, отсыпаться. И чтоб завтра как штык утром у меня перед окном. Иначе выпишу вам билет в один конец из леса вон. Развели мне тут пьянство. Алкаши.
Я пошла дальше к намеченной ранее цели. Но, видимо, не суждено мне до нее дойти. Из кустов слева вышла Авера.
—Позолоти ручку, красавица. Расскажу, какой зуб у тебя выпал первый. 
Честно, такие шутки от бывшей феи меня иногда пугают.
—Не надо, я сама могу. Зуб первый выпал передний, когда я бежала - врезалась в ногу отца, прикусила язык, заплакала, побежала в слезах дальше и врезалась в ножку стола. 
Как сейчас помню, словно пять минут назад произошло. Авера засмеялась, срывая по пути цветочек.
—Не удивлена. С твоими способностями…
—Давай мы не будем сейчас обсуждать мои способности. – Нет, она права, но не говорить же об этом открыто. – Мужа где потеряла?
—А ты? – Тут же нашлась Авера. Значит, в курсе. Или притворяется?
—Не знаю. Ушел и не пришел. – Правда ведь, чистейшая.
Авера покрутила в руках ромашку, задумалась...
—Деон сейчас придет. Нашел блины на вашей кухне, пытается уместить все в себе. Так надежней. – Усмехнулась она.
В себе оно всегда как-то надежней. Особенно когда речь заходит о еде.
Вообще у нас это нормально. Я тоже когда прихожу в замок к друзьям, первым делом иду на кухню. Просто если у нас обычно пустота во всех шкафах, у Аверы что-нибудь вкусненькое найдется. 
Эли иногда устраивает забастовку и отказывается меня кормить. Когда мы не сходимся во мнениях. А это случается довольно часто…
Мы подошли к пруду, посмотрели… и пошли обратно. Давно никто к воде не спускался, все водорослями заросло. Не мой сегодня день. Не купальный.
—Расскажешь, что у тебя за проблемы и где Котэн? – Авера в свойственной ей легкой прострации сорвала цветочек с куста экспериментального происхождения. Я бы побоялась. После всех экспериментов, неудачно выращенных растений… Вдруг, сожрет?
—А я и сама не знаю. Котэн исчез, сказал, что у него дела. Пиявок коронованных спихнул на меня. Что делать с ними я тоже не знаю. 
Достав из кармана брюк сложенную записку от Котэна, протянула подруге:
—Вот, полюбуйся.
Авера пробежала глазами по ровно выведенным буквам, пробежала еще раз, пару раз хмыкнула, недовольно фыркнула, покрутила листок в руках, и, бормоча что-то вроде «вспомнить бы, как это делается…» опустила листок на траву. Встала над ним коршуном, руки развела и беззвучно стала произносить слова мне непонятные. 
Я бы подумала, что с ума сошла подруга моя, ан нет. Из середины листка вырвался луч темно-синего цвета, в стороны веером разъехался и явил взору нашему голову Котэна. Я, человек никогда с таким не сталкивавшийся, чуть ли носом в голову его мерцающую не воткнулась, разглядывая сверкающую проэкцию.
—Спасибо, Авера. Хоть кто-то догадался. – И вечно этот недовольный тон.
И я бы догадалась, знай я что это вообще такое. 
—Между прочим, Котэн Мурмяукович, Вы меня тут одну бросили на растерзание управителей. Вам ли не знать, какие у нас отношения. – Недовольно сказала я. – Отнюдь не дружеские.
Котэн сделал вид, что я ничего не говорила.
—У нас беда. Авера, где Деон? – Подруга посмотрела на тропинку, по которой мы сюда пришли.
К нам шел улыбающийся Деон, в руке он держал пару блинов и их, собственно, жевал.
—Да вон он идет, блинами машет.
Деон разве что не светился. Солнце завистливо померкнуть должно от такого излучения. 
—О, Котэн, а ты чего там? – Инкуб уставился на мерцающую голову Котэна, засовывая в рот очередной блин.
—Раз все в сборе... – Пробормотал он. – Значит, дело плохо. Я думал, что у нас еще есть время, но оно работает против нас. Понимаете, Правители давно планировали визит, но постоянно откладывали. Я ждал подходящего момента и зря. Сейчас куда сложнее отыскать... – На этом моменте голос его стал заикаться. – Но я постараюсь. 
—Что отыскать? – Авера первая спросила возникший у всех вопрос. Но Котэн как будто не слышал.
—Вам надо любыми способами выпроводить Правителей. Любыми! Не дайте им унести ничего с собой из леса. Даже камешка, замшелой щепки, гнилой травинки! Владленушка, у тебя ведь особо талантливо получается все портить. Так вот постарайся и испорть им все планы. Мне пора. Я в вас верю!
И все. Мигнул и исчез. И как это понимать? За сомнительный комплимент, конечно, спасибо, но все остальное? Друзья поняли не многим больше меня, судя по их озадаченным лицам.
—И что будем делать? – С набитым ртом спросил Деон.
Что-что…
—То, что умеем лучше всего…
Главное, себе ничего не испортить.
***



Лика Верх

#5799 в Фэнтези

В тексте есть: ведьмы

Отредактировано: 21.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться