Палач

Размер шрифта: - +

Глава 1. Остров Веселый

На остров Веселый прибываем нашим фирменным способом – через астральный маяк, хитро размещенный в густых зарослях кивилловой рощи примерно в сотне шагов от хутора Тарпа Старого.

Шустрик первым делом высовывает наружу из листьев нос, тщательно принюхивается. Его черный влажный "пятачок" смешно подергивается, втягивая воздух. В такие моменты молодой гхэлл донельзя смахивает на самого обыкновенного пса, которого по чьей-то прихоти поставили на задние лапы и обрядили в куртку и штаны из дубленой кожи. Как и меньшим собратьям, чуткое обоняние компенсирует гхэллам расовую близорукость. Нас здесь совершенно не видно со стороны, хотя роща небольшая, всего десяток метров в поперечнике. Кивилл, ореховый кустарник с мелкими густо растущими листьями темно-зеленого цвета и пока еще незрелыми бусинами нежно-зеленых плодов, усыпающих самые старые ветви, вымахал здесь вдвое выше моего роста. Весьма удобное место для скрытного появления человека. Не говоря уже о подростке-гхэлле, который мне всего по грудь.

– Здесь Команч, – вдруг предупреждает Шустрик, его уши мгновенно встают торчком, дополняя обоняние слуховыми маркерами.

– И почему я не удивлен, – хмыкаю я и качаю головой.

Не учуяв ничего подозрительного среди привычных запахов острова, кроме запаха следопыта, Шустрик раздвигает шуршащие ветки когтистыми лапами и смело выходит наружу. Мы находим в густом травяном ковре высотой по щиколотку едва заметный след хозяйской тропинки и без спешки топаем к хуторку, где нас уже должны ждать. Чужакам незачем знать, как именно гости из «Охотников за удачей» появляются на этом острове, ну а местные, конечно знают. Знают, да помалкивают. У нас с ними свои договоренности.

Краски вокруг уже тускнеют. Если оглянуться, то над рощей видна ломаная линия оранжевого ореола – последнее «прощай» от светила, уходившего за линию горизонта. Время встречи с Тарпом Старым рассчитано заранее – за два часа до заката. Возьмем у него летающую лодку и на место задания прибудем с наступлением темноты. Так нас увидит меньше чужих глаз. В идеале никто и не увидит, там, куда мы направляемся, игроков практически не бывает. Но элементарная осторожность никогда не бывает лишней.

По площади Веселый относится к островам 2-го ранга – около 60-ти квадратных километров. Больших поселков здесь нет, только отдельные, далеко отстоящие друг от друга хутора, такие же, как у Тарпа Старого.  Сам хутор – это три обшарпанных родовых глинника (что-то вроде конусообразных хижин, сплетенных из прутьев и ровным слоем обмазанных местной глиной, весьма эластичной даже после высыхания). В этих глинниках выросло несчетное число потомков мастер-наставника, официально он давно оставил свое ремесло «ловца ветра» и наслаждался заслуженным покоем со своей семьей подальше от суеты форта. Две самки-жены – Хаопо и Малахса, три щенка из прошлогоднего помета, да он сам, вот и вся его семья-стая. Как только щенки достигают возраста инициации, они покидают родовое гнездо, а Тарп с самками спустя считанные месяцы обзаводится следующими. Старик хоть и любит покой, но без возни со щенками своей жизни тоже не мыслит.

Ближайший остров, где имеется более-менее приличная численность населения – это Мокрец, у него третий ранг и до него почти полтора десятка километров. А до форта Бдительного от острова Веселого и вовсе около ста километров, так что это место можно считать относительным захолустьем. Но гости здесь все же бывают. Те, кому действительно нужны услуги Старого.

На подходе к хутору на фоне сплетённой из кивилловых прутьев ограды первыми я вижу именно щенков, Лапу, Ушана и Прохвоста, занятых своим любимым развлечением – хвостатыми пятнашками. Игра простая: три лохматых создания носятся друг за другом, стараясь схватить соперников за хвост. Две из трех попыток считаются победой, затем начинается следующий раунд. Щенки возятся с таким азартом, словно стараются наиграться впрок. Может, так оно и есть. После инициации детство заканчивается, а от хвостов остаются лишь ностальгические воспоминания, так как их купируют под самый корень. И все, ты взрослый, со всей полагающейся ответственностью. Вот такая своеобразная выдача «паспорта». Тарп Старый как-то говорил, что щенки во время игры должны уметь двигаться быстрее собственной тени, только так можно извлечь из забавы реальную пользу – натренировать хорошую реакцию. Иначе незачем терять время. По моим впечатлениям, эти трое двигаются еще быстрее. Далеко пойдут, как повзрослеют.

Они тоже нас замечают. Скорее даже не замечают, а унюхивают, так как мы топаем как раз с подветренной стороны. И тут же уносятся на хутор, предупредить вожака-родителя.

– Вот он, здесь сидит, – Шустрик замедляет шаг, указывая носом направление. Буквально носом – с таким раскаченным инвизом, как у нашего следопыта, выхватить его зрением из окружающей реальности крайне сложно, а вот нюх Шустрика справляется на отлично. Отчасти для этого и держу его рядом с собой. Дополнительная страховка от неприятных сюрпризов.

Но Команч – он свой, его опасаться незачем.

Поняв, что его засекли, следопыт сбрасывает инвиз. Хорошо устроился в ожидании, на гостевом бревнышке, такие есть на околице возле каждого хутора. Любой чужак сперва должен посидеть в таком месте, показать себя и продемонстрировать мирные намерения, прежде чем ему будет позволено появиться на территории хозяина хутора. Иначе можно запросто получить арбалетный болт в глаз по самый хвостовик, причем на законных основаниях. То есть жаловаться стражникам в форте, а тем более мстить самостоятельно выйдет себе дороже.  В форте попроще, там народа много, не до «сельских» церемоний, но в отдаленных местах бытуют свои порядки.



Сергей Зайцев

Отредактировано: 05.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться