Панацея

Размер шрифта: - +

Глава 17

Пейдж открыла глаза, когда солнце уже зашло за горизонт, а луна освещала поле. Девушка нервно оглянулась по сторонам и аккуратно подползла к краю трансформатора. От Уоллеса не осталось ничего, кроме туловища. Руки, ноги и лицо были настолько обглоданы, что превратились в абсолютную кашу. Пейдж закашлялась, и ее стошнило. Девушка легла на спину и попыталась отдышаться. «Надо двигаться вперед», — пронеслось у нее в голове. На небе были видны тысячи звезд и огромная луна, казавшаяся такой громадной и близкой, что можно было бы коснуться ее рукой. Пейдж с трудом встала на ноги и спустилась с трансформатора. В лунном свете едва можно было разглядеть окошко, о котором говорил Гери. Девушка, вынув нож, тихо подкралась к нему и открыла окно, спрыгивая вниз.

      Где-то недалеко слышались голоса. Пейдж пригнулась и спряталась за стеной, неловко выглядывая. Подняв голову наверх, она обнаружила, что сидит прямо под камерой. Но страх прошел сразу, как девушка поняла, что камера не может ее видеть. Пейдж высунулась из-за угла снова и смогла различить две фигуры, направляющихся в ее сторону. Девушка вжалась в стену. Ей казалось, что постарайся она еще сильнее, то она бы оказалась в самой стене. Шаги стали отчетливее. Пейдж тихо выудила нож из сапога, при этом поморщившись. На когда-то достаточно чистых черных ботинках была корочка запекшейся крови.

      — Авери сегодня весь день с президентом. — Голос был совсем рядом, но люди из-за угла не появлялись. Послышалось звяканье ключей. — Мне кажется, у них какая-то запара случилась. Ну, ты же слышал, что когда Гери сбежал, еще пара ученых под кадаврами окочурилась?

      — В плане сожрали они их? — Второй голос будто напрягся и чуть сорвался.

      — Если бы. Превратились они. А президент даже обрадовался. Типа не надо будет их наверху отлавливать, сразу над этими опыты проведем. А труп Марка так раздуло, что его в третью категорию определили, и теперь с ним работает лично Авери. Пришлось куб создать с непробиваемым стеклом.

      Второй человек хмыкнул. Наконец заскрипела дверь, и двое скрылись в кабинете. Пейдж выдохнула, но нож из руки не выпустила, продолжая крепко сжимать рукоятку. Девушка посмотрела наверх, камера медленно передвигалась в сторону другого коридора. Пейдж оглянулась по сторонам. Влево от нее шел длинный коридор, по стенам которого были расположены небольшие колонны. Девушка сорвалась с места и сразу оказалась за колонной. Дыхание ужасно сбивалось, страх буквально сковал ее. Наконец к ней пришло осознание того, какую глупость она творит. Что не надо было выпендриваться и бежать на «войну», надо было всего лишь попроситься на карантин и все. Ради себя. Ради Уоллеса. Пейдж с трудом подавила ком, подошедший к горлу. Она аккуратно выглянула из-за угла, камера медленно поворачивалась в ее сторону. Буквально вжавшись в стену, девушка выдохнула и прикрыла глаза, считая до десяти. Затем снова высунулась, чтобы посмотреть на камеру. Она снова была повернута в сторону другого коридора. Пейдж буквально подорвалась с места и добежала до следующей колонны.

      Маленькими перебежками Пейдж добралась почти до конца коридора. От белых стен и яркого света слепило глаза. У девушки возникла ассоциация с лабиринтом, так как через каждый пару метров отходили длинные коридоры вперед, и было видно, что дальше они делятся еще на несколько переходов. Снова дождавшись, пока камера развернется, Пейдж вбежала в следующий коридор. Колонн больше не было. Девушка посильнее сжала нож и несмело отворила дверь, быстро забегая и прячась, прислоняясь к ней спиной. По лицу лил пот, руки ужасно дрожали, а костяшки на руке, державшей нож, побелели. Пейдж оглянулась. В кабинете горела лишь настольная лампа. Девушка подошла поближе и стала рассматривать бумаги, лежащие на столе. Какие-то документы с подписями и печатями, раскрытые книги, тетради с формулами и зарисовками. Пейдж повела плечами. Все больше она убеждалась в глупости своих действий. «Сначала надо думать, а потом делать! Сколько же раз я себе это говорила?» — она провела ладонью по лбу и тряхнула ей, смахивая капли пота. Ей отчего-то было ужасно жарко.

      Она пригнулась и подошла поближе к окну, в коридоре никого не было. На перебежку ей не хватило бы того времени, за которое камера поворачивается. Решено было на карачках добежать до угла, а там будь что будет. У Пейдж просто не было иного выхода, как рискнуть, добежать до угла и сесть под камеру. Ей подумалось, что это чудо, что она смогла добраться досюда и не попасться никому на глаза. Девушка проследила за камерой, и как только она начала отворачиваться из коридора, выпрыгнула из кабинета, оставив дверь приоткрытой, и быстро добежала до угла, садясь под камеру. В этой части здания (если его таковым можно было назвать), абсолютно никого не было, кроме той пары человек, которых Пейдж слышала в самом начале своего пути. Повернувшись в сторону, она выдохнула: по коридору снова были колонны. Девушка дождалась, пока камера вновь отвернется, и юркнула за колонну, сразу врезавшись во что-то мягкое. По инерции Пейдж вскинула нож и приставила его к горлу незнакомца, тот поднял руки и удивленно посмотрел на девушку. В длину колонна была не больше метра, что позволяло двум людям хорошенько за ней спрятаться. Девушка удивленно приподняла бровь и схватила мужчину за плечо.

      — Тихо, — прошептал мужчина, стараясь не делать резких движений, — я думаю, мы с тобой тут по одной причине. Дневник?

      — Гери Денри? — поинтересовалась Пейдж, потихоньку убирая нож от горла.

      — Это, вроде, имя автора дневника. — Шон повел плечами и выдохнул, как только девушка убрала нож от его горла. — Меня зовут Шон, если что. Не думаю, конечно, что сейчас лучшее время для знакомства, но раз мы с тобой оказались в такой ситуации…

      — Пейдж, — сразу ответила девушка. — Я не думала, что кто-то сюда еще доберется. — Она задумалась и прикусила губу. — Совершенно не знаю, что делать. Кажется, это была огромная ошибка — лезть сюда.

      — Я был вынужден где-то спрятаться, даже не знал, что тут такой лабиринт. Еще эти камеры. — Шон слегка коснулся плеча Пейдж и аккуратно выглянул из-за арки. Камера была направлена в соседний коридор. — Сам понятия не имею, что делать. Идти сдаваться? Убьют ведь…

      — Почему убьют? — искренне удивилась Пейдж, но сразу же поняла глупость своего вопроса. Явно они совершенно незаконно проникли на эту территорию, и притом оба знают, что здесь происходит.

      — Я был… Кое с кем. В общем, из-за этого я сюда и попал. — Шон совершенно не хотел вспоминать то, что произошло несколько часов назад. Сердце снова заколотилось, как бешеное, а в голове, как фотография, появилось умиротворенное лицо Дугласа.

      — Я тоже была с другом. — Пейдж вздохнула и прикрыла глаза. Она прекрасно понимала, что сейчас не тот момент, когда люди делятся историями и знакомятся друг с другом.

      — Надо идти дальше. — Слова Шона прозвучали как вопрос. Он кивнул куда-то в пустоту и снова высунулся из-за колонны.

      Камера была отвернута совершенно в другую сторону. Шон дернул Пейдж за руку, выскочил из-за колоны и спрятался за следующую, менее длинную, из-за чего девушка оказалась прижата к стене. Она тяжело дышала, а ее дыхание обжигало Шону кожу. Он неловко отстранился, когда понял, что крепко держит ее за плечи и прижимает к себе. Щеки его залились румянцем, а сам он виновато посмотрел на девушку. Та лишь мягко улыбнулась и пожала плечами. Ее ничуть не трогала эта ситуация. Сейчас было главным то, что они не попали под камеру. К сожалению, когда Шон снова высунулся, он понял, какую ошибку они с Пейдж совершили. Дальше был тупик, и бежать было абсолютно некуда. А в другую сторону они просто бы не прошли. Он цыкнул и от злости стукнул кулаком по стенке. Пейдж же ударила его по руке и приложила палец к губам.

      — Что делать будем? — поинтересовался Шон у новой знакомой.

      — А через кабинет нельзя пройти? Там одна дверь? — Пейдж с надеждой взглянула в глаза мужчине.

      — Одна. Можно попробовать спрятаться… Боже, какой бред я несу. Зачем нам прятаться? Нам надо выбраться отсюда.

      — Может, в кабинете есть что-нибудь типа тайной двери? Мы все-таки находимся в «тайных» лабораториях. Вдруг есть что-то подобное.

      Мысли девушки прервал какой-то звонок. Шон дернулся и чуть выглянул из-за колонны. Бывший тупик исчез, медленно раздвигались двери лифта. Мужчина приложил палец к губам и прижался к Пейдж, которая схватилась за его локоть. Раздался еще один звонок. «Лифт?» — девушке ужасно хотелось выглянуть, но она, конечно, не могла себе этого позволить. Раздались тяжелые шаги. Пейдж задержала дыхание и зажмурилась. Шон весь напрягся и будто прирос ногами к полу.

      — Да, я уже иду. Нет, я еще не забрал свои документы. Да боже, Авери! Через несколько минут буду. В кабинете заберу твои тома и приду. — Мужчина выругался. — Что ж президент так бегает за этим утырком? Авери то, Авери сё. Достало.

      Повернули ключ, захлопнулась дверь. Шон выдохнул и выглянул. Лифт стоял на месте, с открытыми дверьми. «Там могут быть камеры», — пронеслась мысль в голове мужчины. Пейдж чуть отошла в сторону, так же высовываясь из-за колонны.

      — Нам надо туда, — прошипела она, еще крепче сжимая локоть нового знакомого.

      — С ума сошла? А если там камера внутри? А я думаю, что она там есть. — Шон шикнул на нее и прижал обратно к стене. — Сейчас не самое лучшее время для риска.

      — А что ты предлагаешь? Сейчас этот ученый, или кто он там, выйдет, сядет в лифт и уедет, а мы так и будем тут стоять до скончания веков?

      В кабинете что-то упало и разбилось. Мужчина смачно выругался и топнул ногой. Он явно что-то убирал, чем давал еще больше времени на то, чтобы Шон и Пейдж юркнули в лифт. Шон же укоризненно посмотрел на знакомую и покачал головой, девушка указала рукой в сторону лифта и оскалилась.

      — Это опасно, — возразил Шон, снова вжимая Пейдж в стену.

      — А что сейчас не опасно?

      Пейдж оттолкнула мужчину и, проследив за камерой, побежала к лифту. Шону ничего не оставалось, как проследовать за девушкой. Как только оба забежали в лифт, Пейдж нажала на самую нижнюю кнопку, и кабина начала движение. Девушка села на пол и закрыла лицо руками. Она была абсолютно вымотана и морально, и физически. Шон в это время осматривал лифтовую кабину. Никаких признаков камеры он не обнаружил. На нижний этаж они прибыли через пару минут. Пейдж встала, сразу доставая нож и крепко сжимая его в руке. Кроме пистолета и ножа у нее ничего не осталось, винтовку она выкинула в толпу мертвецов, как только проснулась. «Сначала думать, потом делать. Боже», — Пейдж провела рукой по лицу и пару раз хлопнула себе по щеке, чтобы взбодриться. Как только двери лифта открылись, Шон и Пейдж прислонились к его стенам, чтобы не попасть под камеры. Мужчины аккуратно высунул голову и махнул рукой, разрешая идти. Но как только напарники вышли из кабины, раздалась сирена. Некогда яркие белые ламп замигали красным светом.

      — Знаешь, это явно из-за нас, — подытожила Пейдж и не думая рванула в сторону коридора, совершенно забив на камеры.

      Она слышала шаги Шона, который еле поспевал за ней, и шум сирены. Сердце бешено колотилось, по спине бегали мурашки, а ужасный звук давил на мозги. Пейдж резко завернула за угол, перед ней стояло два солдата. Увидев девушку, они быстро вскинули автоматы и начали палить. Девушка резко развернулась и прижалась к стенке, буквально падая за угол. Шон быстро остановился и помог ей подняться. Автоматная очередь прекратилась. Солдаты аккуратно ступали по полу. Из-за угла показался ствол автомата. Пейдж резко схватила его и развернула на себя. Военный от неожиданности вскинул оружие, ударив себе прикладом по лицу, а девушка таким образом обезоружила его. Руки предательски тряслись, но она смогла развернуть автомат и дважды выстрелить в шею солдату. Второй же появился прямо за ним, и Пейдж выстрелила ему промеж глаз. Сирена не умолкала.

      — Возьми его автомат! — крикнула что есть мочи девушка, чтобы Шон точно ее услышал.

      Мужчина сразу схватил оружие. Дальше они шли аккуратнее. По двум стенам, быстро выглядывая за угол. Пейдж тихо подошла к углу и выглянула из-за него, как резкая боль пронзила ее ногу. Девушка схватилась за икру и оглянулась назад. К ним приближалось четыре солдата, которые тактично прятались за углы. Пейдж быстро скрылась за углом, села на пол и, чуть высунувшись, высадила всю очередь. С одной стороны упал военный, которого таки задела пуля. Трое остальных спрятались.

      — Бля, я высадила весь магазин! — Пейдж снова стукнула себя по лбу. — Сначала думать, потом делать.

      Девушка достала свой пистолет. Оружие это было не такое эффективное, как автомат, но все же лучше, чем ничего. На ремне по бокам висело еще четыре магазина, поэтому она могла позволить себе разгуляться. Резкая боль в ноге помогла ей опомниться. Пейдж пришлось оторвать лоскут от своей майки, чтобы перетянуть ногу. «Бегать я теперь навряд ли смогу, а это плохо», — она смачно выругалась и снова высунулась. С правой стороны на нее смотрели солдаты, которые уже направили свои автоматы. Шон же высунулся из своего укрытия и выстрелив, попал одному в плечо. Тот взвыл так, что даже перекричал сирену.

      — Неженка! — крикнула Пейдж.

      В ответ на слова девушки солдат снова высунулся и произвел неимоверно огромное количество выстрелов. Шон усмехнулся и покачал головой. Он держал автомат наготове, но считал это все настолько бессмысленным. Никто из них не решит друг к другу подойти, так как они все с оружием. Один высунется — начнет стрелять другой, и наоборот. Все это было очень странной и забавной игрой в кошки-мышки, где никто не мог победить. «Только если нас окружат», — промелькнула в голове Шона мысль.

      — Бля! — Пейдж повышала голос так, что перекрикивала любой звук в коридоре. — Военные. Сука!

      Мужчина резко побледнел. Это было заметно даже в моргающем красном свете ламп коридора. Навстречу им бежало несколько солдат. «Ага, окружат», — подумал Шон, вскидывая автомат и высовываясь из своего укрытия. Первые два военных схватились за живот и грудь, так как мужчина решил рискнуть и высадил половину магазина. Другие два не стали прятаться, а лишь подхватили своих товарищей и поволокли вперед, используя их, как живые щиты. «Они серьезно?» — Пейдж в оцепенении сидела на полу, не зная, что и сделать. Она первый раз видела такое пренебрежение к своим соратникам. Шон попытался хоть как-то зацепить оставшихся двух солдат, но все было тщетно, после чего он откинул автомат в сторону, так как магазин был абсолютно пуст. Наконец солдаты добежали до Пейдж и Шона, сразу толкая вперед тела погибших соратников и вскидывая автоматы, беря на мушку незнакомцев.

      — Поднять руки, быстро! — сирена тут же прекратила выть. По идеально белому полу растекалась лужица крови.

      Солдат махнул рукой, и к нему подбежали те двое, что были с другой стороны. Один сразу схватил за руку Шона, поднимая с пола. Мужчина было дернулся, но чуть не получил прикладом по лицу. Шон сразу поднял руки. Второй же поднял Пейдж, позволив опереться руками на стену. Девушку и мужчину обыскали, выкинув и пистолет, и нож, и запасные магазины. Тот, что обыскивал Шона, показал большой палец вверх. Мужчине сразу заломали руки назад и толкнули вперед, не отпуская рук. С Пейдж обошлись более заботливо. Солдат позволил опереться ей на свое плечо, но при этом с силой сжал ее за талию, чтобы девушка не смогла вырваться. Двое военных шли впереди, один приложил палец к уху:

      — Спрашивает Данкан! Данкан запрашивает, алло! — Он пару раз стукнул пальцем по уху. — Вести к вам? Четверо убитых. Ведут Данкан, Лопез, Мартинез и Харрис. Ведем.

      Пейдж наконец заметила нашивки на форме солдат. Чуть выгнув голову, она посмотрела на Шона. Тому пришлось идти чуть согнувшись из-за того, что солдат крепко сжимал его руки за спиной. На плече у него была нашивка с фамилией Харрис, у ее же солдата — Лопез. Значит, впереди шли Данкан и Мартинез. Пейдж усмехнулась, а Лопез, неодобрительно на нее посмотрев, скривил губы в отвращении. Выглядели они с Шоном, конечно, хуже некуда. Засаленные грязные волосы, раны на руках и лице, запекшаяся кровь на штанах и ботинках.

      Наконец они подошли к лифту. Сначала Данкан и Мартинез пропустили вперед заложников, а затем зашли сами, нажимая на красную кнопку. Кабина дернулась и поехала куда-то вбок. Пейдж и Шон удивленно переглянулись. Большая рука сразу опустилась на щеку девушки и развернула ее голову обратно. Пейдж усмехнулась и дернула плечами. На сей раз солдат слегка ее ударил по щеке, отчего девушка пришла в ярость и с силой наступила на ногу обидчику. Лопез цыкнул, но больше ничего не сделал.

      — Меньше дергаться будете — может быть, даже в живых останетесь, — Харрис неприятно улыбнулся и пнул Шона по коленке, мерзко засмеявшись.

      — Отставить разговоры! — Солдат развернулся. На его нашивке была фамилия Данкан. — Давайте просто закончим с ними и уйдем. — Он недобро сверкнул глазами, смерив взглядом Шона и Пейдж. — Тоже мне, герои нашлись.

      Вскоре лифт остановился, и двери с каким-то ужасным скрипом отворились. Не было больше коридоров и бесчисленного количества проходов. Они оказались в просторной комнате без окон и каких-либо входов, кроме лифта. Это, наверное, была единственная комната, в которой полностью отсутствовал белый свет. На стенах висели разные карты, проецировались какие-то фигуры. По центру же стоял большой круглый стол, за которым сидел президент. Шон и Пейдж сразу его узнали, так как его лицо неоднократно мелькало по телевизору. Харрис толкнул Шона вперед, и тот упал на колени, еле успев выставить руки вперед, чтобы не рухнуть лицом на пол. Лопез аккуратно отпустил Пейдж и посадил ее на стул, сразу сковывая сзади руки наручниками. Около Шона встал Данкан, приставивший к его затылку ствол автомата.

      — Вот, господа, что происходит, когда позволяешь своим ученым разгуливать спокойно по округе. Наверняка ведь вы оба от Гери, да? Как он? Уже подох? — Президент ухмыльнулся и скрепил руки в замок. — Знаете, я не думал, что кто-то действительно сюда полезет. Два единственных видных входа, и именно вы оказались теми, кто сможет зайти так далеко. Прямо золотой билет, как пропуск в наше царство. — Он взмахнул руками и хохотнул. Голос его звучал холодно и точно, он выговаривал каждое слово без запинки, акцентируя внимание на чем-то важном. — Почему вы не могли просто приехать и зайти к нам? На карантин?

      — Карантин? — Шон ухмыльнулся, а Данкан чуть толкнул его стволом в голову. — Ваши солдаты застрелили моего друга. Я должен был идти с ними?

      — Значит, он не выполнил их приказ. — Президент лишь развел руками.

      — То, чем вы тут занимаетесь — отвратительно. — Пейдж оскалилась. Ей подумалось, что сейчас она выглядит словно животное, загнанное в угол. — Мало того, что вы виноваты во всем том, что происходит наверху, так вы еще и продолжает проводить опыты! Вакцину разрабатываете от этой дряни? Походите хотя бы один чертов день наверху и поймете, что вакцина здесь бесполезна! — Девушка сорвалась на крик, сама того не заметив.

      — Закройте свой рот, уважаемая, — президент рассмеялся и пригрозил ей пальцем. — Я тут с вами дебаты не собираюсь устраивать, как и объяснять что, зачем и почему. Просто очень мне хотелось последний раз глянуть на героев, что позволили себе сюда так бесцеремонно ворваться и убить несколько моих подчиненных.

      Шон поднял голову и недобро сверкнул глазами. Даже не задумавшись над своими действиями, он набрал в рот побольше слюны и плюнул в сторону президента, попав тому прямо на пиджак. Глаза президента загорелись, а Шон услышал щелчок.

      — Стоп, — поднял руку президент и встал с кресла. — Думаешь, такой смелый?

      — Да. Смелый. — Шон без тени сомнения твердо смотрел в глаза президенту, который подходил к нему все ближе и ближе.

      Президент замахнулся и ударил ногой мужчину пол лицу. Шон закашлялся и сплюнул на пол. Из носа и рта шла кровь. Президент довольно ухмыльнулся и, поставив ногу на шею Шону, заставил того опустить лицо на пол.

      — Вот, что бывает с теми, кто решает идти против меня. — Президент толкнул Шона каблуком обратно и, нагнувшись, похлопал того по щеке. — Уведите их. — Он быстро подошел к Данкану и что-то шепнул ему на ухо.

      Руки Пейдж освободили, помогая встать, Шона же бесцеремонно встряхнули, снова заламывая его руки назад и толкая вперед. На сей раз они ехали на лифте вверх. Буквально через пару минут уже отвыкших от обычного света дня Пейдж и Шона вытолкали на улицу. Они оказались перед теми самыми белыми воротами. Данкан коснулся своего уха и, посмотрев на вышку, кивнул. Сначала отворились маленькие ворота, сетчатые. Шона и Пейдж завели туда.

      На улице светило солнце, приятно пригревая кожу, где-то вдалеке было слышно пение птиц. По небу медленно плыли перистые облака. День был абсолютно замечательным для какой-нибудь прогулки по полю или пляжу в Майами. Теплый ветер ласкал лицо, тихо шурша листьями на деревьях. Открылись белые ворота. Пейдж и Шона ослепил какой-то яркий свет, отчего они зажмурились. Над головой, совсем близко громко каркнула ворона. Преступников завели за ворота, которые стали медленно закрываться. Заскрипел какой-то механизм, щелкнули затворы. Раздалось два выстрела.



Дарья Ридд

Отредактировано: 09.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги