Панацея

Размер шрифта: - +

Глава 8

Пейдж и Уоллес наблюдали за закатом, который в этот вечер особенно медленно опускался на пустыню, хотя не исключено, что паре так казалось из-за выпитого алкоголя. Когда солнце почти скрылось за горизонтом, они спрыгнули с крыши машины и вошли в дом. Хоть девушка и собиралась уехать днем, определенные обстоятельства помешали ей это сделать. Уоллес нисколько не жалел, что им придется задержаться еще на ночь, а Пейдж была немного недовольна. Она не привыкла находиться в одном месте больше дня, поэтому чувствовала себя крайне некомфортно.

      Доминик, развалившись на матрасе, уже храпел. Пейдж клонило в сон. Она была изнурена утренней пробежкой и выпитым алкоголем. Стащив с мужчины одеяло, она постелила его на пол и легла, укрывшись огромной курткой. Уоллес же снова сел на стул. Спать ему не хотелось совершенно. За окном стали раздаваться крики, мертвецы сходили с ума, стаями рассекая пустыню, в поисках жертв. Возможно, все эти твари могли бы вымереть, если бы им не удавалось питаться, однако, даже в самых заброшенных частях пустыни живчиками бегали толпы мертвецов. Отсутствие еды никак не влияло на их организм, что, конечно же, крайне огорчало. Избегать мертвецов, чтобы они просто ссохлись от голода — это был бы идеальный план. Но судьба распорядилась так, что нужно было просто истреблять их до потери пульса.

      Крики раздавались совсем близко, как будто мертвецы стояли под окнами и орали, не закрывая рта. Уоллес достал из пачки сигарету и, придвинув к себе пустую банку от пива, прикурил. Ночь обещала быть долгой, так как мужчина совершенно не хотел спать. Его что-то терзало, не давая душе успокоиться. И опять навалилось огромное количество вопросов, на которые он никак не мог ответить. Почему? Зачем? Когда? Эти вопросы имели ответ, Уоллес это прекрасно знал, однако для него они оставались риторическими, так как не было никаких гарантий, что он когда-нибудь узнает верный ответ.

      Пол ночи мужчина провел наедине со своими мыслями под мирное посапывание девушки и ужасный храп Доминика. Крики не утихали ни на минуту и все так же раздавались будто в опасной близости к лачуге. Уоллес чувствовал усталость и сонливость, но решил для себя, что сейчас опасно ложиться. Поэтому мужчина воспринимал свое теперешнее положение как «солдат на посту». «А завтра на пост встанет Пейдж, пока будем ехать днем. Я буду мирно спать, откинувшись на кожаное сиденье новенького Рубикона, а она будет охранять мой сон и гнать по шоссе в никуда», — Уоллес сладко улыбнулся, предавшись мысли о долгожданном сне.

      Крик послышался совсем рядом, как будто настырный кадавр стоял прямо рядом с дверью и орал во всю мощь своей глотки. Уоллес тихо встал со стула и на цыпочках подошел к двери, приложив к ней ухо. В дверь со всей мощи ударили чем-то тяжелым. Мужчина пошатнулся. Удар раздался снова, затем несколько раз. По двери долбили несколько мертвецов, желающих прорваться внутрь. Уоллес потушил лампу и, подойдя к окну, смело откинул шторы, встав близ стены, чтобы его не было видно. Около двери стояло четыре мертвеца. Они рычали, настойчиво стучали по двери головами и руками. Мужчина нервно сглотнул и тихонько, на цыпочках, не закрывая штор, подошел к девушке. Присев на корточки, тихо потрепал ее за плечо. Девушка вскочила, мужчина зажал ей рот рукой, указав на окно.

      В дверь до сих пор долбились. Уоллес убрал руку, а Пейдж лишь кивнула. Она тихо растолкала Доминика и показала, что ему лучше молчать. Все трое снова подобрались к окну и аккуратно выглянули. Около двери было уже шестеро кадавров. Трое стояли и, завывая, смотрели на дверь, а остальные трое долбились головой в дверь. Троица отошла от окна вглубь комнаты.

      — Что будем делать? — шепотом спросила Пейдж, переводя взгляд то на Уоллеса, то на Доминика.

      — Их прогонять нельзя, иначе они приведут сюда еще больше кадавров, — Доминик прикусил губу и перевел взгляд на окно.

      — Они могут выбить дверь, раз так усердно долбятся, — подметил Уоллес.

      — Надо что-то решать, ибо так это оставлять нельзя. Вы же не хотите сегодня умереть? — Пейдж нахмурилась.

      — Предлагаю выбраться на крышу и кинуть далеко гранату. Они сбегутся на шум и будут далеко от дома, — Доминик усмехнулся.

      — Какую нахрен гранату? Откуда ты ее возьмешь? — Уоллес посмотрел на Пейдж.

      — Так я у вас ее из сумки вытащил, конспираторы. Решил, может, мне пригодится. У вас в сумке целый склад оружия, одной хватитесь и ничего страшного.

      — Ты лазил по нашим сумкам? — девушка схватила мужчину за грудки и прижала к стене.

      — Тише ты, хочешь, чтобы они сразу нам дверь выбили?

      — Пейдж, он дело говорит, это может сработать, — Уоллес тронул девушку за плечо.

      — А если этот идиот не докинет? Прощай, убежище, прощай, машина! — девушка отпустила Доминика, и он поправил куртку.

      — Попробуй довериться мне, — мужчина серьезно посмотрел на девушку.

      Пейдж лишь кивнула, и троица начала собирать припасы, менять обоймы в оружии и убирать все нужное. Мертвецы, почувствовав внутри движение, стали долбиться в дверь более настойчиво. Собравшись, троица пошла на кухню. Доминик, как можно тише, потянул лампу в потолке на себя и открыл люк, оттуда сразу выпала лестница. Пейдж забралась первая, за ней Уоллес и затем Доминик, сразу закрывший люк. Они оказались на чердаке, на крышу можно было выбраться только через круглое окно.

      Мужчины с трудом открыли его. Доминик, с винтовкой на плече, вылез на крышу, забрав с собой две гранаты. Пейдж и Уоллес остались на чердаке, заняв позиции у окна, чтобы отстрелить мертвецов. Козырек от дома закрывал ту наглую шестерку, что настойчиво ломилась в дверь, зато из окна были видны сотни рук и десятки кадавров, желающих поживиться человеческой плотью.

      — У него не получится, Уоллес! — девушка толкнула под локоть мужчину, показывая свободной рукой на пустыню, где собралось целое собрание мертвяков.

      — Получится, просто поверь. Это единственный наш шанс.

      В это время Доминик на крыше оценивал ситуацию и раздумывал, как же и куда же можно закинуть гранату, чтобы отвлечь нечисть. Самое большое скопление было слева от дома. Там было около пятнадцати мертвецов, шатающихся на месте и клацающих своими зубами. Доминик выдернул чеку и, быстро прицелившись, кинул гранату в их сторону. Долетев до бархана, она взорвалась, и те мертвецы, что были рядом, зарычав, бросились к нему. Взрывом убило двух кадавров. «Мало», — пронеслось в голове у мужчины.

      Мертвецы постояли у бархана с минуту, а затем, развернувшись, с дикими криками ринулись обратно к дому. Пейдж и Уоллес, высунувшись из окна, направили на них винтовки.

      — Вот же черт! Я говорила!

      Пара начала палить по мертвецам без разбору, стараясь прицеливаться в голову. С крыши отстреливался Доминик. На шум сбегалось все больше и больше мертвецов. Было понятно: отстреливаться нет смысла — надо бежать. Пейдж высунулась в окно и увидела Доминика, который, стоя на одном колене, отстреливал мертвецов.

      — Нужно уходить! Слезай!

      — Уходите сами! Я их отвлеку! — мужчина даже не прекратил стрелять.

      — Ты с ума сошел? Жить надоело?! Я говорю слезай! Уедем вместе! — Уоллес продолжал отстреливать мертвецов, а Доминик резко прекратил и посмотрел на Пейдж.

      — У меня есть еще граната… Вы можете спрыгнуть на козырек, затем на крышу машины. Я вам помогу. С остальными разберусь сам.

      — Но… — Пейдж хотела возразить.

      — Я сказал «живо»!

      Девушке пришлось согласиться. Это был его выбор. Пейдж выбралась из окна и спрыгнула на козырек, Уоллес спрыгнул за ней. Мертвецов с каждой секундой становилось все больше и больше. Парочка по очереди спрыгнула на машину. Мертвецы настойчиво тянули к ним руки. Раздался крик, Доминик, повесив винтовку на плечо, схватил два пистолета и застрелил тех мертвецов, которые находились близ машины. Первой спрыгнула Пейдж. Она сразу же открыла дверь машины и залезла в нее, заблокировав вход со своей стороны. Следующим спрыгнул Уоллес, который так же быстро залез в машину, повторив действия спутницы.

      Девушка завела мотор и начала отъезжать, не стесняясь давить мертвецов. Доминик стоял на крыше и отстреливал кадавров до последней пули. Обоймы закончились в пистолете и винтовке. Он достал сигарету и прикурил. Вокруг дома собралась уже добрая сотня кадавров. Мужчина легко спрыгнул с крыши на козырек. Мертвецы кричали все громче, желая отведать плоти мужчины. Тот, докурив сигарету, достал гранату. Он выдернул чеку и спрыгнул к мертвецам. Раздался взрыв. Ценой своей жизни Доминик уничтожил сотню кадавров. Уоллес снял кепку и закрыл глаза, по лицу Пейдж прокатилась скупая слеза. Они двинулись дальше по шоссе на полной скорости.
 



Дарья Ридд

Отредактировано: 09.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги