Пепел погасшей звезды. Отражения

Размер шрифта: - +

Глава 4. Ожившие воспоминания

 

Мне повезло. Можно сказать, фантастически. В самый ответственный момент, когда уже готова была наплевать на все данные самой себе обещания, в дверь поскрёбся Циран и, громко кашлянув, сказал ровным голосом:

— Л’эрд Фейрус просил напомнить вам об ужине у её святейшества.

Рейн тихонько застонал. А я, выскользнув из-под страдающего радаманца, поспешно одёрнула изрядно помявшееся платье и кое-как пригладила волосы. Наверное, видок у меня в тот момент был ещё тот.

Теперь оставалось добраться до соседней комнаты незамеченной, не попав на глаза тому же Цирану или того хуже — Тринии. Сейчас мне было не до её скабрёзных шуточек.

— Передай, что мы почти готовы! — крикнул слуге Даггерти и пробормотал со вздохом: — И чего ему стоило притащиться на пять минут позже…

— Вот поэтому ты сегодня будешь спать в своей комнате!

— Если рассуждать логически, то в этом доме все комнаты — мои. И раз уж ты настаиваешь… — завёл свою песню радаманец.

Спорить с этим самоуверенным болтуном было бесполезно. Да и времени оставалось в обрез, а мне ещё следовало успокоиться и привести себя в порядок после бурного воссоединения теперь уже точно не друзей.

Даггерти сладко потянулся и, весьма довольный проделанной работой и достигнутыми результатами в приручении меня строптивой, бодро поднялся.

— Я в душ! Буду рад компании, — улыбнулся хитро.

— Тогда позову Цирана, — ответила ему такой же лукавой улыбкой и, выглянув в коридор — к счастью, пустой, — дёрнула в свою комнату.

Покончив с водными процедурами и вдоволь напевшись в душе, стала наводить красоту перед зеркалом. Пока занималась макияжем, с интересом разглядывала собственное отражение, отмечая, что впервые за долгое время мои фиалковые глаза сияют от счастья. На обычно бледных щеках, стоило вспомнить о недавних мгновениях, проведённых с Рейном, тут же вспыхивал румянец, а губы после бесчисленных пылких поцелуев порозовели и припухли.

Оказывается, пару часов в обнимку с любимым могут сэкономить время и косметику. Ограничившись лишь простым дымчатым макияжем глаз в серой цветовой гамме, поспешила в спальню переодеваться.

Для званого ужина у её святейшества выбрала длинное платье кремового цвета со скромным шлейфом. Простота фасона компенсировалась широким серым поясом, расшитым множеством серебристых стекляшек. Всё как любят радаманцы. Точно такая же блестящая прелесть украшала левое плечо, в то время как правое оставалось открытым.

Собрала часть волос на затылке, дабы были видны массивные серебряные серёжки. В тон им подобрала и клатч. Всунув ноги в кремовые туфельки, в последний раз глянула на себя в зеркало и пришла к выводу, что к выходу в радаманский свет вполне готова.

В дверь постучались, когда я добавляла последний штрих к своему утончённому образу при помощи нескольких капель духов. Тех самых, что так понравились Рейну.

— Войдите!

Мой жених тоже уже успел принарядиться. Сейчас передо мной был не коммодор Даггерти, несколько часов назад вернувшийся домой уставшим и измождённым. А весёлый, излучающий энергию молодой л’эрд, облачённый в элегантный традиционный костюм: чёрные брюки и длинная белоснежная рубашка с воротником-стойкой. Волосы собраны в привычный хвост, на левом виске темнеет неизменная татуировка, к которой я за минувший день, наверное, уже тысячу раз успела прикоснуться губами.

— Нам пора. — Во взгляде и голосе радаманца читалось восхищение, которое он, выйдя из транса, не замедлил выразить и словами: — У меня самая прекрасная невеста во всей Галактике!

— Вот и не забывай об этом, — подарила ему игривую улыбку.

— А ещё у неё самый острый язык и крайне строптивый нрав, — закончил на сомнительной ноте свой комплимент Даггерти. Не дожидаясь от меня ответной колкости, спросил: — Ты ведь больше не будешь отказываться от моих подарков?

— Смотря от каких.

Закатил глаза, мол, я ко всему прочему ещё и невыносимая и, приблизившись, взял меня за руку.

— Раньше ты грозилась отправить его в утилизатор. Надеюсь, теперь будешь с гордостью носить на своём безымянном пальце. Всегда. И в академии тоже, — уточнил на всякий случай.

«Наверняка решил превратить колечко в недвусмысленное послание для Флара», — подумала я, но вслух ничего не сказала.

Позволила надеть украшение себе на руку — платина, инкрустированная тремя маленькими диамантами. Невычурно и элегантно.



Валерия Чернованова

Отредактировано: 24.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги