Перехватчик-7.

Размер шрифта: - +

Перехватчик-7. Глава 7. Да здравствуют Учения!

Наконец-то, после экзаменационной нервотрепки пришла пора Учений. Два года жил я в предвосхищении этих дней: вылет на полигон Академии, несколько планетарных систем в нашем распоряжении, практически боевые условия! Не то, что практика на тренажерах на первом курсе. Для салаг! Да, безусловно, там я научился пилотировать корабли разных типов. Так ведь все без романтики, без интриги.

Но теперь, когда я уже без двух курсов пилот и штурман пора бы повоевать по-серьезному. Полная самостоятельность в хорошей компании. То – что нужно!

Когда я представлял себе предстоящее, душа словно срывалась в крутое пике. К горлу подкатывала радость, вперемешку с тревогой. Хотелось скорее забраться в корабль и усвистеть навстречу приключениям.

Правда, тогда я и не подозревал, что боевые условия могут стать весьма реалистичными и мне придется кого-то спасать и стрелять из настоящего излучателя.

 

* * *

Дни оставшейся до Учений недели пролетали с пятой космической скоростью, беспокойно и весело. Дисциплина несколько ослабла, но мы старались держать себя в руках, что бы, не дай бог, не остаться в тылу и не наблюдать, как сотоварищи отчаянно сражаются за отличные оценки по Практике.

Ну, в общем, началась вся эта дребедень с делением «красных» и «синих», разведчиков, перехватчиков и распределением милитаристического имущества в виде псевдоизлучателей и световых пушек, стреляющих холостыми, кораблей и прочей техники с оборудованием.

В среду, весь наш курс, впервые участвовавший в учениях, собрал майор Канис заведующий полигоном. В его задачу входило разъяснение нам правил Учений, соответствие должностей и званий, а так же обязанностей отдельных воинских соединений.

Излагаемый майором материал был невероятно важный. От него зависела успешность выполнения боевых задач и, в конечном счете, победа армии. Но, подробное описание предстоящих событий так захватывало мою небедную фантазию, что она периодически уносила меня на Полигон.

Мне рисовались захватывающие картины воздушных и безвоздушных боев с моим участием. И, обычно, в процессе завершения какого-нибудь витиеватого маневра, в одном шаге от победы я …внезапно приходил в себя в разгаре обсуждения какого-либо пункта правил. Некоторое время уходило на то, чтобы понять, что я пропустил. Это порождало дурацкие вопросы, сильно мешавшие Тону, который, в отличие от меня, был всецело поглощен дискуссией. Как правило, он отмахивался и обещал объяснить все потом.

Я делал волевое усилие, дабы сконцентрироваться на реальных событиях, но фантазия оказывалась сильней. В конце концов, я плюнул и решил, что на ночь глядя, почитаю методичку. А что не пойму, выясню у Эка.

После майора пришла очередь прапорщика, распоряжавшегося оружейным складом. В этом месте я неожиданно проснулся, что бы узнать, каким образом функционирует фиктивное оружие. Выяснилось, что каждый курсант будет обеспечен комбинезоном, фиксирующим попадание волн из излучателей, бомб или мин. В зависимости от этого будут рассчитываться баллы жизнеспособности.

У сильно беспечного или невезучего, при достаточном количестве попаданий, заблокируeтся все оружие, какое он бы ни взял в руки. У подбитых кораблей выйдут из строя пушки, а если не повезет фатально – двигатели. Соответственно, все «убитые» либо добровольно, своим ходом уберутся в «отстойник», либо будут отбуксированы туда же «погребальной» командой из числа преподавателей Академии.

Для себя я твердо решил, что «отстойник» меня не дождется. Уж я-то приложу все усилия, что бы выжить и победить.

На следующий день, в четверг, огласили списки армий. Мы оказались в числе «синих». Эк Тон в звании капитана, я – лейтенанта, а Юом – сержанта. Адмиралом нашей армии был Моран Лакроу – умный, спокойный и рассудительный товарищ, с последнего курса капитанского отделения. Как человек и начальник Моран мне нравился. Он казался воплощением последовательной стабильности. В целом было приятно, что наш Адмирал расчетлив и не склонен к авантюрам

Однако, с другой стороны, после прочтения списков стал беспокоить тот факт, что противником Морана оказался Ким Онка. Это вывешивало и порождало кучу сомнений относительно выигрыша.

Ким – ныне Адмирал «красных» - славился на всю Академию тем, что каждый год, на Учениях, неслыханной доблестью и хитростью приводил свою армию к победе. Чем бы ни управлял и в каком бы звании не находился. Легенды о Киме ходили разные, но все как одна, свидетельствовали о его незаурядных способностях. «Красные» в один голос утверждали, что шансов у нас нет.

- Онка пытается победить нас еще не воюя, - утверждал начитанный Тон, - Старый прием…

- Зара сказала, что половину легенд о себе Ким выдумал сам, - просвещал нас сплетнями Юом.

Думать о том, что мы обречены, не хотелось. Я делился опасениями с Эком.

- Никого не слушай, - посоветовал Тон, - Я совершенно уверен, мы Онка еще нос-то утрем!

«Железный человек» Кима не боялся, он считал, что это уникальный шанс по- соперничать, пока Онка еще курсант. Пусть даже он и был выше Тона на полголовы и старше на три года.

В пятницу состоялся общий сбор нашей армии, для назначения командного состава, ознакомления с территорией и распределения по базам. Мероприятие во второй лекционной аудитории было шумным. Триста с лишним человек народу толкались, говорили и смеялись одновременно.

Так как от Кима Онка Моран ожидал всякого, вокруг корпуса выставили посты, а в аудитории активировали глушители передатчиков. Я мысленно поставил нашему Адмиралу плюсик и расслабился.

Со слов Адмирала, в нашей зоне учений располагалось пять систем: из них четыре действующие базы: на Сиге, Дельте, Дуоре и Строне, пятая Рашшу – выделялась под «отстойник». Основной базой Адмирал выбрал Дуор, на нем должен был базироваться, единственный крейсер «синих» и самый большой гарнизон в 140 человек.



Елена Белынцева

Отредактировано: 20.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги