Перерождённая. Талисманы Силы. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава девятнадцатая: Родина зелёных кровей

Велиус дружелюбно улыбнулся, Мишель почувствовала под ногами твёрдую поверхность, в глаза прыснул тёплый свет. Он поступал в просторную комнату через большие французские окна.

   – Можешь меня отпустить, – его голос был слегка грубоват, в меру громок. – Не то, чтобы я против, мне это даже приятно, но ты снова ведёшь себя распущенно.

«Это я веду себя распущенно?» – Прозвенели в голове Игнатовой слова. Она отступила, со злостью смотря на принца.

– Не могли бы вы дать мне перечень, того что я могу делать и того что нет, а также, как мне реагировать на хамство с вашей стороны?

Велиус переменился в лице, за его спиной хихикнула Алина, которую Мишель лишь сейчас заметила. Белый цвет платья слегка смягчал её яркую внешность и подчёркивал едва уловимый румянец.

– Она хороша собой, но на этом достоинства заканчиваются, – Алина приобняла Велиуса сзади, так, словно межу ними было немного больше, чем дружеские отношения. – Я бы не советовала тратить попросту время, но ты сам решай. Не сердись, – она увидела напряжённое лицо Мишель. – С ним я всегда откровенна, даже больше чем с родственниками.

– Вы неплохо смотритесь вместе, – пробубнила Игнатова, делая несколько глубоких вдохов.

Её всё ещё не покидало присутствие Алекса его бесчувственный взгляд, исходящая энергия затрагивающая каждый волосок тела, напряжённость. Он так легко отдал её солдатом, что чувство злости захватывающее тело Мишель, перебороло любовь. Это вводило в замешательство, его взгляд, стоящий перед глазами, Электра на заднем плане, явно чем-то озабоченная. Мишель хотелось кричать, но лишь в полном одиночестве.

– Эта девица, – Велиус позволял себе обращаться к окружающим, как ему вздумается, пренебрегая манерами. – Позволила себе чувства к Хранителю Закона из Тёмного Рода, будучи наследницей чистых кровей из почитаемой семьи наследующей трон. И у меня невеста имеется.

– Мёртвая, – с осуждением произнесла Алина.

– До тех пор, пока её тело готово обратно принять душу, я обязан ждать, подчиняясь нашим законам, – равнодушно сказал Велиус. Он был из тех, кто чтит традиции и подчиняется решениям семьи.

Его отвлёк скрип двери, но прежде чем приближённый слуга успел к ним подойти, Алина разжала руки, и, заглянув в его глаза, с жестокостью сказала:

– Не покушайся на чужое.

Принц лишь улыбнулся, ни сказав ни слова, полностью переключаясь на слугу, тот низко поклонился и опустив глаза в пол доложил о не стабильной ситуации у северо-западных ворот и возвращении его отца в главный замок с минуты на минуту. Принц извинился и, приказав слуге позаботиться о гостях, немедленно покинул комнату.

Демитрий, так звали мужчину средних лет, наряженного в военную амуницию, попросил девушек покинуть комнату. Алину проводили в шикарные апартаменты, где её окружили молодые девушки – горничные, словно мухи, бегающие из угла в угол, поднося различные ароматизированные пены, соли, травы и нарядные платья. Мишель Демитрий повёл дальше, её ожидало нечто более скромное, в постельных тонах и жёсткой больничной койкой. Местные девушки были наряжены вместо скромных коричневых платьев в пол в плотные белые, того же закрытого фасона, с длинным рукавом и воротом. Слуга приклонил голову, заложив руки за спину и развернувшись на месте, быстро покинул больничное крыло. Мишель проводила его обречённым взглядом, хоть и атмосфера здесь была приятная. Много света, растений и улыбающихся лиц, по её коже бегали мурашки, встревоженным табуном лошадей.

Суетливые медсёстры все были как на подбор, каштановые волосы, сиреневые глаза, рост с различием в пару сантиметров. Противоречить им было бесполезно, девушки знали свою работу и выполняли её на ура. Ещё на Станции Мишель слышала, что у призраков лучшая медицина, теперь убедилась на деле. Множество баночек, заполненные не самыми приятными на вид и запах мазями, растворами и пилюлями заполняли стеллажи вдоль стен. И почти каждая из них, оказалась на теле Мишель, оказывая самые разнообразные ощущения.

Пытки закончились примерно через пару часов, после чего Мишель почувствовала сильную слабость и сонливость. Девушки задвинули окна плотными тёмными шторами, и друг за дружкой покинули палату. Дурманящие ароматы, заполнявшие комнату, быстро погрузили Игнатову в сон. Слабость и пронизывающая боль не давали телу покоя, его охватывал холод, сменяющийся жаром – это чередование не имело конца. Разум тоже не имел возможности отдохнуть – воспоминания нагоняло волнами страха, тревога въедалась в кровь и разносилась к каждой клеточке.

– Проснись! Давай же просыпайся. Если ты немедленно не откроешь глаза, тогда, я явлюсь к тебе самым ужасным кошмаром.

– Отстань Артемид, – сквозь сон пробормотала Игнатова. – Я устала, дай хоть немного отдохнуть, покинь мои мысли. Ужаснее уже ничего не может быть, так, что можешь продолжать угрозы.

– Если ты не откроешь глаза, будет хуже. Он здесь, так что прекрати отвечать вслух, я и так тебя слышу, – в голосе Артемида звучали ноты угрозы.

– Он? Кто он?

Мишель распахнула глаза, она смотрела на потолок, украшенный картой Мира. Она изображала пять крупных материков, разделённых чёрной широкой полосой, отталкивающей их почти на одинаковое расстояние. Этот «провал» местами вливался в синий оттенок, окаймляющий сушу, изображенную практически в равномерном оттенке жёлтого или зелёного. Тёмные оттенки проявлялись редко, в основном точечно.

– Да поверни ты уже свою глупую головенку на соседнюю койку, – с пущей злостью прокричал в голове Мишель дух. – Рядом с тобой Тёмный Принц, бывший наследник трона. Быть рядом с ним в бессознательном состоянии опасно.

Мишель медленно повернула голову, надеясь, что Артемид её просто пугает. Что бы Принцу Тёмного Трона делать на Земле Призраков? Мишель сглотнула, прежде ей не предоставлялось возможности остаться наедине с Алексом.



Алла Рыбкина

Отредактировано: 05.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги