Перерождённая. Талисманы Силы. Книга первая

Размер шрифта: - +

Глава тридцать третья: Новая Эра.

Когда кажется, что хуже уже не может быть, судьба поворачивается к тебе спиной и только тебе решать смириться с этим или бороться. Мишель посмотрела на Алекса, вокруг была тишина, война закончилась, не было ни победивших, не проигравших, на лицах всех была скорбь. В первую очередь они сожалели не о смерти товарищей, а о потере великого короля, имя которого на вечно запомнится жителям РодИны.

Алекс сидел на коленях возле тела отца, низко склонив голову, никто, даже Никита не осмеливался к нему подойти. С этого дня РодИну ждали кардинальные изменения, близилась смена правления, власть должна была перейти к молодым. Кристиан подошёл к Мишель, разгоняя толпу, обступившую её.

– О чём ты вообще думала? – Спокойно, но со злостью спросил Хранитель.

Мишель сидела на земле, опираясь на руки, кожу покрыл холодный пот, лёгкие с трудом принимали воздух, её взгляд не отрывался от Алекса, его переполняло смятение и страх. Тело слабело.

– Останови его? – Заполненные слезами глаза посмотрели на Кристиана. – Я готова ответить за содеянное, но не позволяй ему убить меня. Хотя бы ради Алекса, не ради меня. Стэн только этого и ждёт.

Кристиан присел возле Мишель, не обращая внимания на недовольство демонов, на его плечи свалилось столько проблем, что он научился игнорировать их связь и пренебрегать обязанностями защитника. Он попытался сконцентрироваться только на ней, отстраняясь от скорби и свободной энергии, запретив себе думать о будущем. Кристиан почувствовал смерть.

– Связать вашу энергию, было безумной идеей, – сквозь зубы процедил Хранитель. Его глаза широко распахнулись.

– Кристиан, – через толпу демонов пробралась Алина и упала на колени возле любимого, её лицо было заплаканно, как бывшая наследница Светлого Трона, она хорошо понимала предстоящие изменения. Он обнял её. – Я боюсь. Зачем, зачем ты это сделала? – Она смотрела на Мишель, жаждая получить ответ, чувства переполняли её.

– Сейчас не время об этом говорить, – Кристиан дал понять, что к его словам лучше прислушаться. – Твой брат пытается её убить. Благодаря той метке, что Фейдра одарила его, чтобы наказать, он поглощает жизненную энергию Мишель и, если мы его не остановим… сам он этого не сделает.

Алина стёрла с лица слёзы, Кристиан был прав, если Алекс что-то решил сделать, то он это делал. Она заметила болезненное состояние Мишель и тело захлестнул новый поток страха. Усиленно кивая, принцесса поднялась на ноги:

– Я единственная, кого он к себе подпустит.

– Нет, – возразил Хранитель.

– Прекрати, меня опекать, я не могу быть бесполезной или ты забыл кто я?

– Кажется тебе стоит напомнить о моей должности, – эти двое были готовы вцепиться друг в друга. – Я не готов рисковать тобой!

– А я не готова потерять брата. Кто-то должен уберечь этот мир, от ещё одной ошибки. Всё должно быть законно, суд, казнь. Я не позволю ему навредить себе и другим, – она сжала плечо Кристиана, настойчиво смотря ему в глаза, как только он отвёл взгляд Алана разжала пальцы и побежала в направлении Алекса.

Мишель задыхалась, тело немело и с трудом выполняло жизненно необходимые функции. Кристиан отчаянно вздохнул, позволяя себе прикоснуться к Игнатовой и властью защитника обладая способностями Хранителя Силы и древними знаниями поддержал её организм уменьшив боль и увеличив его сопротивляемость. Всем своим видом он давал понять, что не против позволить Мишель умереть, но обязан сохранить мир на РодИне и уменьшить негативные последствия.

Алекса окутывал поток энергии, но Алина настойчиво погружалась в него заставляя дьявола реагировать.

– Не мешай мне, – потребовал Тёмный Принц, уменьшая площадь воздействия силы, но сестра не отступала.

– Алекс, – ласково позвала она. – Фридриха больше нет, помни о своих обязательствах.

– Пока она жива, Мир не обретёт спокойствие, на её руках кровь Великого Совета, Хранителей Силы и теперь ещё моего отца. – Он стиснул зубы, сжимая плотно веки. – Ты была права, всё это время, ненавидя её и желая смерти.

– Нет, – испуганно закричала Алина, подбегая к брату и обнимая его за плечи, Алексу пришлось придержать поток энергии и прервать связь с Мишель. – Я завидовала! Даже когда была слаба, она не переставала любить тебя, рискуя жизнью. Моя власть и сила не позволяли мне быть с Кристианом, я боялась сделать шаг в сторону, лишиться трона, семьи, но как бы я не старалась я лишилась всего, кроме того, от кого отказывалась.

Алекс поцеловал Алану в лоб и крепко обнял, он не злился на сестру, даже когда она совершала глупые идущие в разрез с его убеждениями и желаниями поступки. Иногда ему приходилось жестоко её проучать, но каждый раз делая что-то, что могло ей навредить он был крайне осторожен.

– Глупая. Кроме своей жизни она не чем не рисковала, чувства ко мне единственное что у неё было, но и это она смешала с грязью.

Тёплые слёзы проникали в одежду принца. Алана сжала пальцы, впиваясь в его тело, ненависть к его подружке пробудило в ней интерес, она старалась знать о каждом шаге Фейдры, а потом и Мишель, она присматривалась к её действиям, вслушивалась в её слова, более бдительно чем остальных. Ненависть заставляла идти на странные поступки, вынуждала общаться с теми, кого раньше не замечала и чем больше она узнавала, тем сильнее становилось её чувство.

– Она не имела того же что ты: семьи, титула, друзей. Лишь только возлюбленного, из-за которого погибла ей мать, а отец стал тираном. Просто послушай и не смей перебивать, я знаю, что ты считаешь Веронику предательницей, но отец не всегда был честен с тобой, – она посмотрела на холодеющее тело, почувствовав в Алексе вспышку энергии, которую он быстро укротил. Сестре он позволял многое, особенно сейчас, когда она была слаба. – Игорь не столь умён и силён, чтобы противостоять Фридриху, ради спасения отца, Фейдра согласилась на помолвку. Прости, – она посмотрела ему в глаза. – Прости что именно сейчас, я говорю подобное о твоём отце. Вспомни, как ты был жесток, когда казнили Веронику. Она умерла не за предательство, а из-за вашей любви. Я была там, когда Фридрих… лишил Фейдру последней встречи с матерью. Он сказал… Он сказал, что, если бы она… – Из её глаз полились слёзы, она много раз представляла себя на месте Мишель в тот день и не могла быть столь же сильна, как она. Выбор не был велик, находясь на вражеской территории, будучи дочерью предательницы, даже самый великий воитель был обречён на смерть. – Это ведь ты настоял на продолжении отношений? Даже после помолвки, ты не желал её отпускать! За это, он забрал у неё мать. Он не мог позволить вам быть вместе, потому что ненавидел Фейдру, Фейдру, которой позволили жить, рождённую в День Неповиновения. Она всегда была для тебя лишь утолением чувств, в то время как она искала в тебе опору и поддержку.



Алла Рыбкина

Отредактировано: 05.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги