Первый судья Лабиринта

Размер шрифта: - +

Глава вторая. ПЕРЕКРЁСТОК

Коллатераль сделали в рекордные сроки. Казалось, армия электронщиков, физиков, программеров только и ждала команды, чтобы выстрелить. Существовали схемы, чертежи, принцип действия вынашивался годами. Оставалось залить софт на гармониевые носители, которые, Дэн готов был поклясться, уже имелись в готовом виде.

Дэн теперь работал в другом филиале Института. Новый шеф, Сергей Васильевич Лебедев, оказался человеком своеобразным. На Щемелинского он смотрел одновременно и как на щенка-выскочку, и как на перспективного сотрудника. А главное, не было в нём ни грамма сдержанности, педантичности, а порой не доставало элементарной вежливости. Дэн привык видеть в людях эти качества и считал их само собой разумеющимися. Новый же начальник вызывал у него недоумение и трепет, как существо исключительное.

Портал имел несколько приёмников. К установлению всех трёх ступеней, а также к испытанию и первому рабочему запуску негодующего Дэна не допустили.

— Это я настоял, — заявил отец, когда они с Дэном сидели на веранде после обеда. — Чем меньше ты знаешь и видишь, тем лучше. Не спорь.

— Но… я один из тех, кто сделал его! — кричал Дэн. — По документам я вообще ведущий программист!

— Тебя что-то не устраивает? Зарплата маленькая?

— Отличная зарплата! Со мной здоровается за руку весь институт! Но я хочу…

— А я хочу, — отрезал Щемелинский, — чтоб ты жил.

Дэн хлопнул дверью и ушёл в дом.

С этого дня он впал в депрессию. Делать было нечего. Коллатераль работала без него, отцу было достаточно нажимать кнопки, не вникая в суть. С проштрафившимися эссенциалистами на выходе работали совсем другие люди. Где они, эти точки выхода, Дэн не знал. Единственное, что ему сказали: «Всё получилось». Это надо было понимать, как то, что феномен изменения личности устранён. Но разрешения использовать порталы в качестве транспортного средства Лига не дала.

В один из самых мрачных моментов Дэна и вызвал начальник.

— Щемелинский, давай-ка делом займись, — без предисловий начал он, бросив на стол средних размеров клеёнчатую папку. Дэн раскрыл её. На титульном листе крупными буквами чернел заголовок: «Гармонит».

— Это что-то на основе гармония?

Шеф фыркнул.

— Типа того. Вообще это руда, этот самый гармоний содержащая.

— А разве… гармоний в таком виде встречается?

— А это смотря где. Ты почитай. И если найдёшь что-то для себя интересное, поговорим. Но никому пока об этом не стоит, информация… не то, чтобы секретная, но знаешь ли… Конкуренты и вообще…

Лебедев сделал неопределённый жест руками.

— Да я привык уже, — вздохнул Дэн, закрывая папку. — Отец так воспитал.

— Вот как раз отцу и не стоит.

Шеф закурил.

— Иди, иди.

Дэн сгрёб папку и повернулся на сто восемьдесят градусов.

«А вот это уже интересно»…

Дэн не пошёл домой, а расположился с материалами у себя в кабинете и начал читать.

Гармонит оказался очень, очень интересным камушком. Он обладал свойством приводитьокружающую среду к некому подобию гармонии. Отсюда, видимо, и название. Радиус действия или, точнее, величина объёма этой самой окружающей среды, на которую мог влиять минерал, зависела от количества минерала.

Гармонит активно использовался в промышленности. Дэн поразился тому количеству дребедени, которая производилась на его основе. В основном — бытовая техника.

Но наибольший интерес представляло его оздоравливающее действие на человека.

— Вот порадуются эссенциалисты, — усмехнулся Дэн, переворачивая страницу.

И присвистнул…

 

***

 

— Я что-то ничего не понял, Сергей Васильевич. Для чего нужен прибор, фактически заменяющий эссенциалиста?

— В самом деле не понимаешь?

Лебедев стряхивал пепел прямо на ковёр. В последнее время и молодой Щемелинский пристрастился к этой вредной привычке — курить табак, содержащий ароматизаторы. Мама заплакала, в первый раз увидев его с сигаретой, отец тоже не одобрял, но Дэн очень быстро втянулся.

— Честное слово, нет. Улучшить визуализацию? Так у них есть эссенциальные мониторы. А лечить они сами умеют, зачем перекладывать это на плечи электроники?

— Да ты садись.

Программист сел.

Лебедев продолжал курить. На его лице явственно отразились сомнения.

«Подозревает, что я тупее, чем кажусь», — подумал Дэн.

— Помнится, во времена моей молодости была такая реклама, — наконец произнёс шеф. — «Машина для счёта денег. Не устаёт и не ошибается».



Марина Дробкова

Отредактировано: 24.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги