Первый судья Лабиринта

Размер шрифта: - +

Глава одиннадцатая. РОЖДЕНИЕ И СМЕРТЬ

Нить за нитью, за цветом цвет, радугой — бесконечность,

И становится тканью свет, сея себя беспечно...

Нить за нитью, за стоном стон, мягкий узор вплетаю,

Станет частью живого он, центром, началом и краем...

Нить за нитью, за гранью грань плавно перетекает,

Нет таких глубоких ран, что терпением не сшивают...

Мир за миром, за нитью нить, путь в лабиринте снов.

Тот, кого нельзя воскресить, может родиться вновь.

Нить за нитью, плетется шелк, волшебен его узор.

За плотиной речной поток, спокойствие вечных гор,

Сила того, что не дать не мог...

Жизнь — это просто шелк...1

...Мы привезли Андрюху в абсолютно бессознательном состоянии, я даже подумал — всё, не успели. Не было ни пульса, ни дыхания, и Петер — я видел — открыл уже рот, чтобы сказать, что...

Но Артур заявил, что ему наплевать. Он — как был, в камуфляже — уселся перед лежащим на полу Андреем в позу лотоса и соединил руки над головой. По его телу словно пробежала молния. Электрический разряд. А потом в правой руке откуда-то появился длинный тонкий предмет. Словно светящийся луч. И он этим лучом...

Уверяю вас: зрелище не для слабонервных, когда человека на твоих глазах прошивают насквозь. Никаких нитей на этот раз я не видел, зато луч в руках Артура так и мелькал, проходя через бездыханное тело эссенциалиста.

Чисто фэнтези...

И хотя маг молчал, я слышал его слова, про шёлк...

А потом — клянусь, не вру — услышал уже два голоса.

«Что ты видишь»?

«Горы, черная-чёрная вода и белые лотосы. Я плыву»...

«А сейчас»?

«Ночное небо и месяц. Пытаюсь достать его»...

«Что слышишь»?

«Серебряный песок пересыпается в часах»...

«Где ты»?

«Не вижу себя»...

«Смотри лучше, ну»!

«Я — песок»...

«Хорошо. Дальше»?

«Горы сомкнулись в кольцо».

«Что внутри кольца»?

«Город. Лабиринт».

«Какого цвета»?

«Бирюзовый. Бирюзово-серебристый».

«Как тебя зовут»?

«Андрей».

«Хорошо, Андрей. Здесь Артур, возвращайся».

Андрей открыл глаза.

— Ура-а-а! — грянул ликующий вопль сразу нескольких голосов.

Артур. Петер. И я.

И Андрей.

 

 

Когда он очнулся, наконец, с меня такая тяжесть свалилась!

Андрюха - мэнэджер, спортсмен, любитель музыки, кумир девчонок. Эссенциалист.

Мой друг.

Артур возился с ним час или больше, «сшивал паутину», как он сказал. Вязать узлы нельзя, можно только вплетать нити. С самого Артура градом льётся пот, но счастлив, как ненормальный. Нарушил он стандарт или нет — теперь уже не важно.

Не у кого спрашивать...

Андрей мне тоже ужасно обрадовался. Да и не только мне. Он, кажется, упивался сознанием того, что просто живёт, всё время тряс нам с Артуром руки и твердил: «Спасибо парни»!

Мы с Главным — вернее, уже с Первым, — переглянулись. Спасибо? А ведь без нас...

 

***

 

— Без тебя Сева Сергиенко бы просто исчез. Растворился в космосе. И Андрей бы никогда не возник, — сказал он мне, когда мы уже под утро, пересказывая друг другу свои приключения, стояли у окна и курили. Закуришь тут, после всего пережитого...

— Так это не столько благодаря мне, сколько — Дэну...

— И Денису я благодарен, — тихо и серьёзно сказал Андрей, затянувшись. — Что бы там ни было. Ты знаешь, он... Он меня сделал таким... Не только он, вы все. В общем, сейчас я лучше, чем был Сева.

— Ты так думаешь?

— Да.

Петер чуть не силой уволок Артура спать. «Завтра тяжелый день, — сказал он и был прав. — Все выяснения — потом».

Возле прохода выставили охрану, обязав пропускать нас в оба мира. А мы остались на перекрёстке ждать рассвета. Нам ещё так много надо было рассказать друг другу...



Марина Дробкова

Отредактировано: 24.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги