Первый судья Лабиринта

Размер шрифта: - +

Глава пятнадцатая. ПЕРВЫЙ

«У каждого мага за спиной — хотя бы один разрушенный мир...»

Есть такая присказка...

Артур сидел на помосте для сожжений, завернувшись в мантию.

Согласно правилам, вступающий в должность глава Трибунала первым делом отдаёт три распоряжения. Приказы, касающиеся Лиги, Института преобразовательной физики и самого Трибунала. Но когда ты просыпаешься утром и понимаешь, что ты — Первый маг и Первый инквизитор одновременно...

Зазвонил мобильный, Артур машинально нажал кнопку.

— Да?

— Простите, что напоминаю, шеф, — мягко сказал Эдуард. — Все ждут в главном зале.

— Да-да. Я сейчас.

Артур сбросил вызов, но не тронулся с места.

За стенами замка блестит в солнечных лучах море, и, может быть, у самого горизонта идёт теплоход...

Мир нежится под ясным осенним небом.

Лабиринт. Единственной мир, в котором уживаются высокие технологии и волшебство.

Его нельзя разрушать.

Нельзя открывать внешние коллатерали.

Нельзя менять внутренний порядок, потому что люди привыкли к нему.

Никто не спрашивает, как поддерживается баланс между магией и техникой.

Какую цену платит эссенциалист, нарушающий постулаты.

Люди хотят жить, улыбаться, любить, растить детей... И гордиться своей землёй.

Артур сжал правую руку в кулак. Она до сих пор побаливает в сырую погоду. Гибкость пальцев восстанавливается медленно, он не может быстро печатать, неудобно пользоваться пером. Даже к пинг-понгу он вернулся совсем недавно.

Можно отменить костры. Можно разрешить инженерам работать над порталами.

Можно всё, что угодно, и Трибунал не осудит.

Потому что Трибунал — он сам. Артур Пелганен, Первый судья.

Первый маг. И эссенциалист.

Снова звонит мобильный. Ну подождите же вы...

— Да!

— Шеф, где вы сейчас?

— ...Там!

— Понял.

Эдуард отключился. Через минуту он уже стоял перед Первым.

Три года назад он сказал молодому магу: «Чем сильнее человек, тем больше испытаний выпадает на его долю. Но ты можешь облегчить испытания для других».

Артур остался в Трибунале...

— Артур, пойдём!

Щемелинский протянул эссенциалисту руку и буквально стащил его с помоста. Артур пришёл в себя, слегка смутившись.

— Эд, я бы не хотел...

— Никто не узнает. Пошли, есть немного времени...

Они покинули двор и вошли в одну из дверей в стене. Главный провёл Артура коротким широким коридором, и очень скоро они оказались в просторном, современно оборудованном помещении, залитом солнечным светом.

В спортзале.

Трибунальщики регулярно пользовались спортивным залом, поддерживая форму, дух, да и просто расслабляясь.

Крыши не было, защитой от дождя и снега служил раздвижной купол. Сейчас его раскрыли.

Посреди спортзала был натянут батут.

— Снимай свою мантию. Залезай и прыгай. Если хочешь, я выйду.

— Останься, пожалуйста...

— Хорошо, Ваша честь...

Артур сбросил мантию на руки Щемелинскому и влез на сетку.

Надо только слегка присесть и оттолкнуться...

— Жизнь — это прыжки на батуте...

Нелегко разговаривать — прыгая, но слова выплёскиваются сами...

— ...Летишь вверх — восторг... Адреналин... Легкость... Моральный подъем....

Падаешь — страх... Паника... Обреченность...

Вдруг под ногами... не окажется... пружинящей ткани? Лишь острые камни... Лишь кости незадачливых прыгунов...

Артур закрыл глаза.

Вдох. Выдох. Ветер. Прыжок.

— Каждый — сам... себе... батут. Кто-то улетает под небеса... Рискует... Пьет до дна... полную чашу... А я сейчас... и на пару метров... боюсь... прыгнуть... Вдруг что-то... не так пойдет?

Эдуард смотрел на молодого судью, не отрываясь. Он пережил уже двух начальников.

Предшественник Циферблата — эссенциалист — славился своей мягкостью и человечностью.

Макс, профессиональный юрист, получил от него в наследство полуразвалившийся Лабиринт...

Артуру Циферблат оставил восстановленный мир. Процветающий, но усиленно отрицающий это.



Марина Дробкова

Отредактировано: 24.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги