Пламя для Снеженики (история 1)

Размер шрифта: - +

Глава 13

Глава 13

 

Об откровениях

 

                                       Нам всем порой нужно с кем-то

                                       поговорить откровенно.

                                       (Джоанн Харрис. Персики для месье кюре)

 

Меня привели прямо в покои владычицы Подземья, которая первым делом принялась обнимать своего супруга и спрашивать у него о том, а не пострадал ли он в битве.

Я почувствовала себя неуютно и хотела громко заметить, что охотились на меня, а не на Ар'рцелиуса, но передумала кричать. Вместо этого призадумалась и возмущенно посмотрела на маменьку. Она правильно истолковала мой негодующий взор, отпустила своего мужа и покачала головой.

Я не успокоилась:

- Ты следила за мной!

Ар'рцелиус осмотрел нас обеих и изрек:

- Оставлю вас вдвоем. Сильно не ругайтесь, помните о малыше, который вас слушает, - он любовно огладил живот своей супруги.

Я сняла подвеску с живым камнем, подозрительно поглядела на браслет, подаренный Роном, и повторила:

- Ты за мной следила!

Матушку мой выпад ничуть не смутил. Она прищурено изучила мой браслет и отошла к высокому комоду из темно-зеленого с желтыми прожилками камня. Там стоял золоченый ларец, полный драгоценностей.

Сверху лежала простая подвеска, точная копия моего кулона.

- Вот, - родительница вытащила это украшение, оно заворожено качнулось в ее руках. – Именно так я и следила за тобой, Ягодка! Мой камень раскаляется, если твой предупреждает об опасности!

- И это…

- Да. Таково свойство живых камней. Так что у твоего браслета есть пара.

- Интересно!

- Что конкретно? То, что твой возлюбленный не рассказал тебе о свойствах живых камней или то, что он не явился тебе на помощь?

Я задумчиво замолчала, гадая, что для меня окажется более важным. Две части моей души спорили между собой. Ведьминская составляющая возмущалась первому обстоятельству и требовала наказать наглого мага. Женское начало расстраивалось, что желанный мужчина проигнорировал опасную ситуацию, в которую я попала.

Я пребывала в полной растерянности, не часто мне доводилось сомневаться, волноваться и…ревновать.

- Ты влюбилась, - подвела итог матушка, с сочувствием гладя на меня.

- Влю-би-лась, - произнесла это слово по слогам, точно пробуя его на вкус.

Мне показалось, что я даже ощутила его – вначале сладкий, словно фруктовый сироп, потом терпкий и пьянящий, как крепкое вино, а в конце чувствовалась полынная горечь.

- Влюбилась, - вздохнула.

- Это Рон? – прозорливо осведомилась родительница.

- Он самый, - я нахмурилась,  стараясь прислушаться к доводам  разума и отодвинуть прочь сердечные терзания.

Матушка яростно блеснула глазами, заставив меня с опасением спросить:

- Я чего-то не знаю? Может, Рон женат? – в моей душе закружился целый ураган не слишком приятных чувств, а сердце вздрогнуло.

Маменька отошла к высокому зашторенному окну, скрывая выражение своего лица, и явно глубоко задумалась.

- Мамуль? – позвала я ее так, как бывало уже когда-то.

Она не повернулась, только протяжно вздохнула и крепко ухватилась за подоконник.

- Мамуль, - повторила уверенно, - мне не четыре года, и я приму все, что ты мне скажешь с показательным спокойствием и сумею забыть обо всем, если это будет нужно!

Родительница повернулась ко мне, и я опять разрешающе кивнула:

- Говори!

Она тихо промолвила:

- Рон…он…это Дарэф…тот самый…

В первое мгновение мне показалось, что я ослышалась, после мир вокруг вдруг потерял свои краски, следом мне почудилось, что я теряю твердую основу под ногами, потом истерично расхохоталась, в конце же пришло такое равнодушие, что резко оборвала смех и воззрилась в одну точку.

- Дочь, - матушка обняла меня, и я безучастно спросила:

- Тебе известны подробности?

- К сожалению, мне ведомо только то, что Ар и Рон братья…

- Это и мне известно, - я пребывала в непонятном состоянии, будто смотрела на все происходящее со стороны.

- Если бы я раньше узнала обо всем, дочка, - заламывая руки, воскликнула маменька, - то ни за что не допустила бы вашего сближения!

- Ты ни в чем не виновата! Я сама позволила ему так много! – как-то  очень отрешенно объявила я, а потом вскинула голову. – Он сейчас здесь? Спроси, пожалуйста, у Ар'рцелиуса!

Родительница отвернулась, мысленно взывая к своему супругу.

Пока мы с ней шли по коридору, обе молчали, лишь у высокой инкрустированной самоцветами двери, маменька промолвила:

- Ягодка, помни, что ты моя дочь, и я всегда и во всем готова поддержать тебя!

С благодарностью сжала ее руку, ибо в данный момент мне совсем не хотелось разговаривать.

Мы вошли в небольшой зал, внутри принципиальных отличий не было, он напоминал прочие помещения твердыни тьмы. Темно-фиолетовые тона выглядели пышно, богато, но мрачно, особенно в сочетании с серым цветом мебели.

Здесь нас дожидались Ар'рцелиус и Рон. Без лишних слов, я быстрыми шагами подошла к последнему и, от всей души размахнувшись, ударила его по левой щеке.



Анна и Валентина Верещагины

Отредактировано: 18.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги