Планета бурь и Повелитель Мух

Размер шрифта: - +

Часть 1

Мгновеньями он виден, чаще - скрыт.
За нашей жизнью пристально следит.
Бог нашей дремой коротает вечность -
Сам сочиняет, ставит и - глядит...*

* О.Хайям, пер. И.Тхоржевского.


1.


Упругая ветка, сплошь усеянная ярко-желтыми, продолговатыми ягодами больно хлестнула по плечу. Машинально, Дин Словас потер пострадавшее место. По рукаву стекал желтый, на редкость вонючий сок. Дин поискал обо что вытереть руку - и едва не остался без глаз. Словно из воздуха перед лицом материализовалась лиана, украшенная в палец длиной шипами.
- Осторожнее, - Леон Сантин пыхтел рядом. Его руки, как и у Словаса, были сплошь исцарапаны, под мышками комбинезона, грязью на воде, расплывались темные пятна.
- Не помнишь, змеи здесь водятся? - Дин прозевал вьющийся по земле корень и едва не растянулся в грязи.
Сантин думал всего мгновение.
- Водятся!
Дину оставалось только вздохнуть.
Не так он представлял свое прибытие на эту планету. Дагон, казалось, название преследует юношу всю жизнь. Он стремился сюда. Последние пятнадцать лет стремился и... боялся. Хотя каких-нибудь три месяца назад не подозревал, что так скоро окажется в этом мире.
Сантин сосредоточенно пыхтел, воюя с особо прочной и особо липучей лианой.
Дину казалось, он знает о Дагоне все. Он перелопатил груды монографий, статей, фильмов. Едва ли не лучше специалистов он разбирался в обычаях и верованиях аборигенов... о джунглях Дагона он не знал ничего, даже водятся ли в них более-менее крупные хищники. За сотнями трудов, посвященных местным племенам, последнее затерялось, не стоящей внимания мелочью. Хотя хищников здесь быть не должно. Он не представлял животное, которое смогло бы продраться сквозь подобные заросли, разве что... змея...
- Берегись! - Леон не удержал очередную ветку и она, спружинив, понеслась к лицу Дина. Юноша машинально подставил руки, сделал шаг назад... симпатяга корень дождался своего часа. Спиной вперед Дин полетел на землю.


2.


Шестипалая с разноцветными когтями лапа с силой опустилась на вощеную поверхность стола.
- Договорились!
Леон Сантин осторожно кивнул.
- Договорились.
Джиглгерри вытянул вонючую сигару из безгубого рта, дымящийся кончик перстом судьбы уставился на Дина.
- Парень, твоего друга я не очень знаю, а вот тебя... Надеюсь, ты понимаешь папашу Джиглгерри?
- Сколько можно! - инициативу вновь взял на себя Сантин. - Мы уже говорили об этом...
- Я хочу услышать Динни! - завоняв пол комнаты, сигара вернулась в широкий, от уха до уха, рот.
- Я-я, это, отвечаю за него, то есть, за нас...
- Теперь, когда формальности соблюдены, - Леон едва не вздохнул с облегчением, была опасность, что парень подкачает, - могу я узнать, когда мы получим товар.
- Э-э-э, какой быстрый, - более всего Джиглгерри походил на... картофелину. Именно на картофелину - гигантских размеров с руками и ногами, одетую в зеленый смокинг и курящую на редкость вонючие сигары. - Два килограмма криэка это тебе не... не... не конфеты покупать! - картофель затряс всеми подбородками, радуясь очередной шутке.
Разношерстное, как на подбор мускулистое сопровождение, верно загоготало в унисон.
Общего веселья не разделяли Леон с Дином и парочка невысоких субъектов в натянутых по самые уши шляпах. Из-под белых воротничков, на невозмутимые лица, экзотическими змеями выползала затейливая цветная татуировка.
- Так мы договорились, или нет? - не то чтобы Леон терял терпение, но находиться в этой компании дольше необходимого не стоило. Хотя бы потому, что бедняга Дин неизвестно когда успел покрыться белыми пятнами.
- Я вижу перед собой делового человека, - все еще посмеиваясь, Джиглгерри пососал сигару. - И ты видишь перед собой делового человека, - Джиглгерри разогнал чересчур уплотнившейся перед его физиономией дым. - Через две, да, через две недели приходи сюда, ты получишь свой товар.
Леон кивнул, развернулся и, схватив за руку Словаса, поволок парня к свежему воздуху.
- Не забудьте денежки! - нагнал их голос картофелины.


3.


- Вы простые люди, рабочие - основа, фундамент нашей корпорации! - он был красив, как бог, хотя одень этого склонного к полноте лысеющего человека в поношенный костюм, никому на ум не придет подобный эпитет. Он был величественен, хотя сними его с трибуны, приставь к станку или конвейеру...
- Своим могуществом "Броуд Компани" обязано вам и подобным вам тысячам...
Президент, он же держатель контрольного пакета акций "Броуд Компани" граф Чезаре Броуд младший играл в доброго господина.
Мужчины, даже если они разменяли пятый десяток, не перестают играть. Просто с возрастом игрушки мальчишек становятся несколько... дороже, больше, масштабнее - кто на что учился, и кому как повезло.
Чезаре Броуду повезло. Можно сказать, очень повезло. Родиться в далеко не бедной семье, да еще и с родословной - редкое везение. Унаследовать капитал и пост отца, подмяв парочку родных братьев - тройное везение. Укрепить и расширить доставшуюся империю - просто везение.
Чезаре Броуду все это удалось, и теперь он стоял здесь, над рабочими одного из своих заводов, рассказывая людям, какие они молодцы. Люди верили, не потому что это была правда - Чезаре Броуд был на редкость харизматичным человеком. Может поэтому, а может, желая покорить неосвоенные вершины, мистер Броуд решил выставить свою кандидатуру в парламент.
- Я приехал сюда, сказать вам спасибо! Простое человеческое спасибо...
Блестели вспышки фотоаппаратов, стрекотали телекамеры, журналисты, привычно составляя язвительные вопросы, ловили каждое слово кандидата.
Люди - те самые рабочие... некоторые даже прослезились - приятно видеть вот так, лицом к лицу, Большого Босса, узнать, что он помнит о них. Наведенные на толпу камеры, стервятниками, ловили эти слезы. Потом их используют в предвыборном ролике.
Сквозь толпу протискивался пожилой человек в относительно новой синей робе. Пурпурные розы ледоколом разделяли толпу. Жесткие стебли цветов сжимала мускулистая рука - словно штандарт, пропуск в элитный клуб, человек нес красные цветы перед собой.
Сцену тут же взяли в фокус камеры. Как это красиво, символично - старый рабочий дарит своему боссу купленный на небольшую зарплату букет дорогих цветов.
Закаленные журналисты не забыли отметить, что сцена уж слишком отдает мелодраматизмом и дешевой постановкой.
На пути рабочего и роз стала охрана - растолстевшая от спец снаряжения и бронежилетов парочка приветливо улыбающихся ребят.
Чезаре Броуд махнул рукой и они, подобно водам эритрейским, расступились.
Старик поднялся на трибуну.
- Ну что вы... - особо глазастые даже клялись, что углядели на холеном лице Всемогущего Босса легкий румянец.
Старик протянул цветы.
- Право не стоило... - ряд фотовспышек блестел немигающим софитом.
Старик вытащил пистолет.
- Я польщен...
Старик выстрелил.
Дальнейшие, как и предшествующие события, почти неделю смаковали в программах новостей и кабинетах соответствующих органов.
Для охраны, привычной ко всему и особенно к такому охраны, произошедшее оказалось также полнейшей неожиданностью.
Запоздало покидали уютные кожаные кобуры пистолеты. Запоздало переводились предохранители и поднимались руки.
Большой Босс, граф Броуд медленно оседал на пол. А старик... не дожидаясь лопухов-охранников, старик приставил дымящееся дуло к седому виску и вторично нажал на спусковой крючок.
Пули охранников полетели уже в мертвое тело.



Руслан Шабельник

Отредактировано: 05.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги