Пленённая снами

Размер шрифта: - +

Глава 2

Глава 2

 

Жизнь едва уловимо изменилась, как будто краски частично вернулись в нее. Тоска, сопровождающая повсюду так давно, что успела стать привычной, чувство потери, особенно острое и почти нестерпимое по утрам, никуда не исчезли. И все же Ника вновь разговаривала с подругами, улыбалась и даже шутила, а вечерами участвовала в столь любимых ее мамой семейных ужинах и проводила время с младшей сестрой. Правда, к концу недели у нее не осталось сил даже на это.

С прошлой пятницы ночами ее мучил один и тот же кошмар. Настолько реальный, что находясь в нем, Ника не понимала, сон это или явь. Раз за разом она оказывалась запертой в комнате-клетке, в щели между угольно-черных досок которой виднелась безрадостная пепельно-серая пустыня. Самое неприятное, Ника догадывалась, как именно попала в эту ловушку, но отчаянно не понимала, как у сна может быть продолжение и как это остановить. Она всеми силами старалась выбраться из чертовой клетки, но ничего не получалось. Единственное, что удавалось - это проснуться. Десятки раз за ночь в холодном поту она открывала глаза, но, засыпая, неизменно оказывалась все в той же клетке. Эта борьба изматывала, Ника не высыпалась и с каждым днем все сильнее боялась ночей. Усталость накапливалась, синяки под глазами росли, а Юля опять смотрела с тревогой.

Вечером пятницы родители с сестрой уехали на дачу. Ника наотрез отказалась ехать с ними, опасаясь, что начнет кричать по ночам и это будет отлично слышно в крохотном домике с тонкими стенами. Делиться с родными своей ненормальностью она пока не была готова. К тому же Ника надеялась за выходные отыскать что-нибудь о странных снах в интернете.

Истекли подаренные будильником пять дополнительных минут, и ей пришлось все-таки встать. Отрывистая поверхностная дрема хотя бы немного восполняла потребность во сне, но валяться в постели весь день Ника не собиралась. Не подходя к зеркалу, она провела щеткой по упругим коротким волосам и отправилась в душ. Потом выпила пол чашки горячего чая (заставить себя позавтракать было непосильной задачей) и попробовала накормить кошку Мусю, отказывающуюся от еды вот уже несколько дней. Есть Муся не стала.

- Придется все-таки вести тебя в клинику, - сказала Ника, погладив любимицу, и пошла к себе.

В комнате мягкий утренний свет проникал сквозь узорчатые тюлевые шторы и попадал на светлые стены, которые, как и было когда-то задумано, сияли от этого маленькими золотыми искорками. Не глядя на эту прежде радующую красоту, Ника быстро надела светло-синие джинсы и достала из шкафа первую попавшуюся кофту. Надевая ее, все-таки заметила цвет. Сиреневый - удачный выбор, когда-то был ее любимым цветом, к тому же шел к всегда чуть-чуть загорелой на вид коже и ярко-голубым, почти синим глазам. Только есть ли теперь разница, что носить?.. Внутри еле заметно кольнуло, но Ника давно привыкла на многое не обращать внимания.

Позвонив маме и пообещав отвезти Мусю в лечебницу, Ника нашла визитку ветклиники, к услугам которой они обычно прибегали. Но та оказалась закрытой на ремонт, и ей пришлось искать в сети другие. Обзвонив несколько клиник, Ника выбрала ту, что привлекла участливым секретарем, приемлемыми ценами и возможностью принять в первой половине дня.

Лечебница Нике понравилось. Небольшая, но чистая, с приятным дизайном и приветливым персоналом. Молодой врач аккуратно осмотрел Мусю, измерил температуру и взял анализы. Крови Ника не боялась, но от ее вида на этот раз почувствовала себя нехорошо. Еще сложнее дались ей расспросы о поведении кошки, перенесенных заболеваниях, режиме питания и прочем - Ника отвечала неуверенно и сбивчиво. Однако это не помешало ветеринару выдать все необходимые рекомендации и назначить дату нового приема.

Немного растерянная, но в целом довольная Ника вышла из кабинета и замерла. Из открывшейся двери кабинета напротив вышел Сергей, тот самый парень из метро. Он улыбнулся и определенно узнал Нику. Девушка не успела построить ни единого предположения, каким образом мир оказался настолько тесен, в следующее мгновение она увидела выходящего из той же двери громадного серого пса.

- Не может быть... - едва слышно выдохнула она.

Ника посмотрела в необычайные опаловые глаза и как будто нырнула в их глубину. В голове закружилось, мутная пелена застила глаза, что-то яростное и обжигающее вырвалось из груди. Его пес.

- Стефан... - прошептала она и, почувствовав терпкий аромат прелой осенней листвы, погрузилась во тьму.

***

Над мертвой долиной показалось солнце. Его ядовитые лучи стали прорезать серую облачную завесу, обрушивая столпы испепеляющего света прямо на землю. Как раз там, где стояла угольно-черная клетка. Очередная дыра в небесах пропустила столп разрушительных лучей прямо на нее.

Ника пришла в себя резко, как если бы ее спящую окатили ушатом ледяной воды. Светило так невыносимо, что разлепить веки получилось не сразу. С трудом приоткрыв глаза, Ника осмотрелась. Четыре стены, пол и потолок.

"Значит, опять здесь... И это все-таки НЕ сон?! Что происходит?!.."

Ее охватила паника.

"Проснуться, проснуться", - повторяла она. Безрезультатно.

Ослепляющий свет проникал в щели между угольных досок. Сами доски при этом выглядели абсолютно черными, их вязкая темнота словно впитывала в себя свет, сочащийся по их краям, так, что лучи пробивались внутрь ровными узкими полосами. Черный ящик, прорезанный лезвиями обжигающих лучей. Ее черная клетка.



Екатерина Елизарова

Отредактировано: 12.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться