По следам попаданки

Размер шрифта: - +

Глава 27

Глава 27

 В последующие дни гулять я предпочитала в Королевском парке, расположенном около дворца. Здесь любили гулять «сливки» общества, так что охрана была на уровне, а подвыпивших вообще не пускали.

За неделю до начала занятий с практики приехал племянник профессора Никкель.

- Ник, - представился он, серьёзно рассматривая меня и пожимая протянутую руку.

После чего обошёл меня кругом, внимательно принюхиваясь.

- И ты туда же! – возмутилась я.  – Вот скажите, профессор, - спросила я у учителя, который тихонько посмеивался, наблюдая за нашей встречей. – Почему оборотни так внимательно меня обнюхивают? Я так плохо пахну или, наоборот, так уж завлекательно?

- Никки? – переадресовал профессор вопрос племяннику.

- Ты пахнешь сиренью и вишней, - сосредоточенно обнюхивал парень мои распущенные волосы. – Сирень меня не интересует, а вот вишня… Очень привлекательный запах.

Парнишка был немногим выше меня, так что мне было легко смотреть в его глаза. Встретившись со мной взглядом, тот внезапно смутился и отпрянул, так как к этому моменту почти уткнулся носом в мою шею. Парнишкой я, конечно, его зря называю. Он перешёл на третий курс Школы, и сейчас ему было где-то 23 года. Оборотни обычно поступали в 20 лет, а маги в 25. Но психологически это был ещё самый настоящий подросток.

Я рассматривала юного оборотня, невольно сравнивая с Марком. Нет, тут конечно и сравнивать нечего. Марк – матёрый зверь, знающий себе цену, а Ник – по сути ещё подросток, только выбирающийся из детского возраста. Серые волосы чуть касающиеся плеч,  собраны в низкий хвостик. Спереди длинная чёлка почти закрыла глаза, отчего приходится всё время её убирать, чтобы не мешала. Одет ещё в дорожную одежду неприметного серого цвета.

- Так, - хлопнул в ладоши профессор, прерывая наши гляделки. – Потом успеете ещё наобщаться, а сейчас Никки – марш наверх приводить себя в порядок – скоро обедать будем.

В общем, паренёк мне понравился сразу. Добрый и отзывчивый, озорной, если бы ещё не принюхивался постоянно… Он даже не замечал этого, а я постоянно его одёргивала, после чего он виновато смущался и извинялся, а я его тут же прощала. И через некоторое время всё повторялось.

- Дядька, я с Катей гулять схожу, - обратился Ник после обеда к профессору.

- Идите, конечно.

За время этой нашей первой прогулки я рассказала моему новому другу и почти родственнику всю свою историю. Ну, по крайней мере, в этом мире.

- Держись меня, сестрёнка, - заявил мне парень, обхватив меня рукой за плечи. – Я буду твоим защитником.

Правда тут же смутился и руку убрал, но я с благодарностью приняла его помощь:

- Спасибо тебе, братик, - потрепала я его макушку.

- Эй, - возмутился волчонок. – Я же не маленький!

- Конечно, нет, - рассмеялась я. – Прости, я больше не буду.

И вновь погладила его по голове.

По утрам Никки в обязательном порядке тренировался в саду. Профессор тоже присоединился к нему, чтобы «поддерживать форму», как он сам сказал. И я стала с ними выходить в сад, только делала свой комплекс упражнений. Профессор мне предложил комплекс укрепляющих и растягивающих упражнений. Движения были все насквозь знакомы, и Америки открыть не удалось. А в саду нашлась довольно удобная деревянная беседка, где я могла спокойно заниматься на коврике.

Время до начала учёбы пролетело как один миг в изучении первооснов магии, легенд и религии, а так же самых распространённых растений и животных, которые известны каждому ребёнку в этом мире.

Мне почти удалось вылечить ногу учителю – работы осталось где-то на три дня. И, конечно, никто не отменял медитаций. Гулять я теперь почти всегда ходила с неугомонным братцем.

И вот долгожданное 1-ое вересеня. Формы, как таковой в Школе не было. Отличительным признаком учащихся служил светло-зелёный длинный до полутора метров и достаточно широкий – около 60 см, шарф. У дипломированных целителей шарф был более тёмного оттенка. Носить его можно было как угодно: хоть заместо пояса, хоть на шее, хоть на голове. Но всегда должен наличествовать. Ещё ученикам выдавали спортивную форму (тому, кто не захотел или не мог купить себе сам) серого цвета, и рабочий халат для работы с зельями или трупами на практике зелёного цвета.

Я в качестве формы решила носить свободные штаны (почти юбку-брюки) и моё изобретение в здешней моде – блузку  длинными чуть расклешёнными рукавами и завязками на запястьях, чтобы не мешали при письме или на практической работе. Ещё одни завязки были на горловине почти под горлом. Соблазнять я никого не собиралась, а потому всё было просто без изысков. Поясок завязывался под грудью, а дальше блузка свободно спадала до середины бедра, скрывая мой растущий живот.

Шёл всего второй месяц беременности, но живот уже был заметен, по крайней мере, без одежды, да и грудь ощутимо налилась. Только недавно сообразила, что наши 9 месяцев и здешние – это разные вещи. Ведь в Оборотном почти во всех месяцах кроме одного 28 дней. Значит, даже у магов беременность проходит быстрее, чем на Земле. А со мной вообще не понятно. Хотя всё-таки я уже больше маг, чем простой человек. Но у меня под сердцем оборотни, а их вынашивают 7 местных месяцев! Ладно, подождём. Это всё будет потом, а сейчас учёба.

До школы добирались с Ником. Первокурсники собирались в холле Школы, где я и рассталась с оборотнем. Прямо у входа всех снабдили шарфами, так что теперь мы официально – учащиеся Школы целителей. Пока ждали кого-нибудь из преподавателей, меня нашли трое моих спасителей.

- Доброе утро, Катя, - поздоровался со мной Вел.

Только сейчас я смогла их рассмотреть, как следует. Проще всего их можно было различить по цвету глаз. У Вела они были голубыми, а у Нора – карими, у Барта же скорее серо-зелёными. В остальном же они отличались мелочами вроде чуть более узкого подбородка у Вела или более густой шевелюры Барта. Волосы у всех были короткими.



Любовь Орлова

Отредактировано: 13.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги