Подчини волну!

Размер шрифта: - +

Глава шестая

Все-таки, время было садистом. Смакующим извращенцем, сосущим боль, как коктейль через трубочку – никуда не торопясь, наслаждаясь. Именно на этот моменте оно любило превращаться в подтаявшую на солнце жвачку, почти останавливаясь. А то могло и свернуться кольцом, прокручивая одни и те же кадры, все с той же неспешной медлительностью.

Лейтенант ненавидел время. А оно его любило. Просто-таки кайф ловило, наблюдая, как Дема корежит. Но…

Но Бес падал. Он падал, падал и падал, заваливаясь на спину. Его руки взлетали в воздух, будто кто-то сверху жестко дернул за нитки. Автомат плавно, как гребанная танцовщица, выворачивался из ладони. Волосы всплескивали волной – куда там рекламным красоткам. И грудь взрывалась фонтанчиками красного: первым, вторым, третьим. Маньячащее время давало возможность рассмотреть их во всех деталях – до круглых капель, до тягучих струек. И падающее тело вздрагивало, как только вырывался новый фонтанчик. В реальности такого было не разглядеть. Но садистское замедление предоставляло возможность рассмотреть все детали, посмаковать подробности.

Без которых Дем вполне мог обойтись.

Но Бес падал. Так же тягуче медленно, как и все в этом гребанном фильме, его голова поворачивалась. Дем видел смуглое лицо за завесой взмывших волос. Он и сам не знал, хочет ли видеть желтые, горящие бешенным азартом и диким, ненормальным весельем глаза. На то, как он бесконечно падает – смотреть не хотел, на фонтанчики – не хотел. А вот лицо Беса притягивало. Было в этом что-то от расколупывания корочки на подживающей ране.

Актеры, стараясь выжать из зрителей побольше слез вместе с бабками, умирают с отрешено-умной или мученической миной на морде. Но реальность – она круче любого режиссера. И тоже страдает маниакальным психозом. Видать, они со временем родственники.

Бес был, мать его, счастлив, рад. Он, урод драный, радовался! Для него жизнь была сплошным парком аттракционов – даже то, что он падал, его развлекало. Пока ты тут, попробовать надо все. Ага, даже сдохнуть – тоже незабываемый опыт.

Его губы шевелились. Наверное, хотел поделиться, какой это кайф – словить в грудь три «маслины». Только слов было не разобрать. Прочитать по губам – этого Дем не умел, да и занавес волос мешал. А это было важно, до боли в яйцах важно, узнать, что он говорит. Но хоть жилы порви – непонятно.

И лейтенант орал – беззвучно. Горло, слипшееся в монолит, не пропускало ни звука. Но он все равно вопил так, что легкие рвало на клочки. Музыкальное, мать его, сопровождение для бесконечного падения.

А Бес падал…

- Да проснись же ты!

Увесистая пощечина заставила голову дернуться, и Дем приложился затылком о стену так, что в глазах фейерверк взорвался. Не понимая, ни где он находится, ни что вокруг творится, парень кулем свалился с койки. Вскочил на ноги и ломанулся вперед, грудью наткнувшись на стену. Воздух из легких вылетел как пробка из бутылки. Но зато чернила, заливающие череп, схлынули.

Он был в собственной комнате. Стоял, опираясь обеими руками на стену. Дыша, как загнанный марафонец. Реальность – есть. Беса – нет. Это сон. Очередной, мать его, сон. Отпуск кончился. Добро пожаловать в персональный ад.

«Все нормально, ты вернулся домой, парень. Мы рады, что ты с нами!».

Дем провел ладонью по лицу, стряхивая пот и слезы, чувствуя, как дрожат от напряжения плечи и спина. Дьявол за его спиной скалился, изображая когтистыми пальчиками глумливую «козу». И Искренне радуясь возвращению своей любимой игрушки: «Ути, моя маленькая тряпочка, мой зареванный пупсичек, мой маленький потерянный Мальчик-без-половинки! Я счастлив снова быть с тобой!».

Лейтенант выматерился сквозь сведенные судорогой зубы. И только тут понял, что в комнате он не один. Где-то там, рядом с кроватью, отчетливо слышалось чужое дыхание. Дем обернулся через плечо, не рискуя отпускать стену. Ноги дрожали ничуть не меньше рук.

Дьявола за спиной не оказалось. На полу, в луже света, просачивающегося из коридора под дверь, сидела давешняя стерва. И по своему обыкновению таращилась на него, даже рот приоткрыла. Парень усмехнулся, прекрасно понимая ее реакцию. Наверное, его бы сейчас любой мужик испугался.

- Ты кричал, - озвучила очевидное девка. – Это кошмар, да? Бог мой, как же ты кричал…

Сейчас она не была похожа на Деву. Скорее, на перепуганную девчонку. Действительно девчонку, молоденькую совсем. Зарегистрировать, что ли, средства от морщин? А что? Записать на видео, как он, завывая, прыгает на кровати – и продавать по пятерке. Может, пойдут и по десятке. А личико этой дамочки можно использовать в качестве рекламы.

Хотя – нет, уже нельзя, момент упущен. Собралась, копыта под себя подгребла и даже встала. Физиономия сосредоточенная, как будто она мировые проблемы решала. Только руками себя обняла, словно ее озноб колотил.

- Ты сознание в коридоре потерял, помнишь? Я решила зайти, проверить как дела, а тут…

Лейтенант молчал.

- Часто у тебя такие сны? – спросила она тихо.

Дем откашлялся, чувствуя, что горло у него дерет, словно его изнутри наждачной бумагой выстлали.

- Уйди, - прохрипел он.

Сказать нечто более осмысленное лейтеннт сейчас не мог в принципе.

- Я достану хороший препарат. Он безвредный и…

- Просто - уйди.

Она быстро покивала, как будто соглашаясь с ним, и мышкой выскользнула за дверь, аккуратно прикрыв ее за собой. И за это Дем ей был несказанно благодарен.

***

Сон решил, что он гораздо нужнее другим – и ушел, даже не сказав: «Прости!». Оставив Вейр крутиться на  кровати, которая казалась ей тверже кирпичной кладки. Раздражало все: простыня, которая обматывала ноги как бинты мумию; слишком тощая подушка, к тому же не умеющая принимать форму головы; недостаток воздуха и отсутствие кондиционера.



Катерина Снежинская

Отредактировано: 13.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги