Подчини волну!

Размер шрифта: - +

Глава пятнадцатая

Экран планшета моргнул, словно подмигивая напоследок, и погас окончательно. Яр потряс наладонник, даже об коленку постучал. Но совесть в электронике уснула вместе с батареей. Лейтенант сунул бесполезный кусок пластика в карман, со злости едва не оторвав клапан, и, задрав голову, уставился на люк.
- Ну и что там за хрень? – поинтересовался он уныло.
Крышка, поросшая бородой ржавой плесени, мха или какой-то другой дряни, грозными взглядами не впечатлилась и сообщать есть ли за ней выход не спешила. 
Голос парня гулко прокатился по бетонной трубе, всего на секунду заглушив мерный, пыточный звук падающих капель, и потерялся где-то за взломанной решёткой. Яр переступил с ноги на ногу, плеснув стылой водой, от которой икры задеревенели до самых натуральных судорог. Утёр подбородок с осевшей на щетине влагой от парящего, словно у собаки на морозе, дыхания.
- Шеф, там вроде клубешник какой-то. Или концертный зал, что ли? – подал голос сержант.
Мужик, которому, кажется, уже все было глубоко фиолетово, устало привалился спиной к бетонной трубе, чертя лучом подствольного фонарика на противоположной стене. Яр, конечно, мог и ошибиться, но вырисовывал акшара член.
- А ты откуда знаешь? 
- Да мы тут, кажись, как-то чёрного гоняли, - равнодушно отозвался сержант, чуток подумал, чертя световой контур заново и глубокомысленно добавил, – А может и не тут. 
- Ну, зашибись! - восхитился Яр. – Да тебе за такую информацию премию выписать стоит!
Подчинённый восторгов начальства не оценил, равнодушно пожал плечами, не отрываясь от своего высокоинтеллектуального занятия. Они все устали до полного равнодушия. Вопросы вроде: «Куда дальше?» и «Что там?» перестали интересовать. Уж дойти бы хоть куда-нибудь.
Блондин почесал ногтем бровь, тяжело вздохнул, перебросив автомат за спину. И подпрыгнул, хватаясь за перекладину под люком, даже на вид прогнившую до трухи. Видимо этот прут был единственным, что осталось от бывшей лестницы. 
Яр подтянулся, чертыхнувшись, когда перекладина под его весом испуганно скрипнула. Болтая ногами, блондин вывернул напряжённую до вздувшихся вен шею, но сумел-таки прижаться ухом к крышке. 
По ту сторону чего бы там ни было стояло могильная тишина. Впрочем, это люк, не смотря на всю свою трухлявость, мог оказаться слишком толстым. Но ведь и дело то к утру шло. В это время концертов не проводилось, а все приличные ночные клубы уже закрывались.
- Ладно, какая на хрен разница? Дальше то все равно ходу нет, - буркнул Яр, спрыгнув на скрытый под водой пол. Солдаты, шарахнувшиеся от веера брызг, глянули на своего командира с особой любовью. – Ну, чего пялитесь, дамочки? Давайте, сержант вперёд, остальные по расчёту! Двигаем, двигаем!
Акшара два раза повезло – по мелочи. И один раз не повезло, но уже по крупному. Вылезли они в какой-то котельной не котельной, но труб тут было в избытке. Зато ни бомжей, ни слишком ретивых сантехников не наблюдалось. Собственно, кроме намертво прикипевших к железу вентилей тут вообще ничего не нашлось. Зато имелась дверь, ведущая в коридор, заваленный хламом так, что солдатам пришлось проявлять чудеса эквилибристики.
Но на этом везение закончилось. Коридор их привёл к самому натуральному зрительному залу.
Помещение оказалось абсолютно пустым. Только на сцене шевелилось ленивое подобие жизни. Рабочие ползали вокруг ажурной, напоминающей подъёмный кран, конструкции, но без суеты и спешки. Кажется, они больше обсуждали, как и что надо сделать, чем действительно делали. Откуда-то из темноты доносились звуки гитары. Не единая мелодия, а обрывки, отдельные переборы, как будто кто-то настраивал инструмент.
Да ещё по подмосткам прогуливалась девица - прохаживалась от одного края до другого, словно шаги считая. Время от времени она замирала, поднимая голову, словно что-то хотела разглядеть в темноте зала. 
Ну, девица и девица. Высокая, хотя подиум сцены и изменял перспективу. Поэтому могло быть так, что это не она высокая, а рабочие, прохлаждающиеся у неё за спиной, низкорослые. Но, в общем и целом, ничего особенного. Темные волосы заколоты на затылке и их кончики нелепо торчали над макушкой. Лица не разглядеть – слишком далеко. Фигуру скрывал толстый свитер. Вот ноги в узких джинсах… Ноги, да – хороши.
Собственно, в данный момент лейтенанта волновали не её прелести, а то, что дамочка могла заметить акшара. Точнее, она просто не могла их не заметить, так как выход из зала тут был один единственный - как раз у противоположной стены. То есть, отряду предстояло каким-то магическим способом пересечь здоровое помещение, к тому же забитое рядами кресел. Видимо пришла пора учиться оборачиваться призраками.
Деваха остановилась посередине сцены и крикнула куда-то в сторону, чтобы проверили центральный монитор. Кажется, добавила ещё что-то про освещение – Яр не расслышал. Громадный экран за её спиной, словно собранный из кубиков, вспыхнул, зарябил и сфокусировался на лице девушки.
Спроси его кто, Яр бы не ответил, красивая она или нет.  Ну, не привык он баб оценивать по лицу. Все, что его интересовало, находилось ниже подбородка. А тут лейтенанта как гантелей припечатало. Блондин просто взгляда не мог отвести от черных прядок на висках. Которые почему-то вились колечками, хотя шевелюра у неё была тяжёлая и абсолютно гладкая. Но вот эти тоненькие прядки завивались в кудряшки на бьющейся в такт пульсу синеватой жилке. И в этом было что-то такое…  
Лейтенант повернулся, неловко дёрнув плечом, и едва не снёс фанерный щит, за которым присел на корточки. Не то чтобы он был готов немедленно из штанов выпрыгнуть, но деваха зацепила, даже во рту стало сладко. Не приторно, а вкусно так. Блондин пялился на картинку, как идиот. Вроде бы она продолжала говорить, но он не слушал. Просто смотрел, как двигаются губы.
Из ступора акшара вывел его собственный сержант. Мужик, видимо сообразивший, что с командиром не все ладно, придвинулся к спине, сопя на ухо, обдавая запахом табачного перегара и крепким настоем канализации. Да и девица, напоследок ещё раз глянув в зал, куда-то скрылась. Монитор, медленно затухая, погас, и сцена опустела, даже рабочие умотали.
А вот это относилось к разряду хороших новостей.
***
Акшарские уроды оказались сообразительнее, чем он рассчитывал. Сумели-таки умотать до того, как прискакали копы. Правда и наследили, видимо, изрядно. Потому что спустя всего полчаса заброшенный дом окружали чуть ли не все полицейские машины, которые имелись в Крысиных кварталах. Штук двадцать их тут было точно.
Впрочем, Гэр не слишком расстроился. Игра-то только начиналась. И, пожалуй, было бы не слишком интересно, кончись она прямо здесь. Своего он добился. Теперь акшара будут за ним бегать, как бобики. Баба – это, конечно, хороший стимул. Но ещё лучше то, что он им самим сумел хвост прищемить.
Ракшас довольно усмехнулся, наблюдая, как в оконных проёмах мечутся тонкие лучи фонарей.  Люди по своему обыкновению развели абсолютно ненужную суету. Видимо, муравьиное мельтешение помогало им избавиться от чувства собственной беспомощности. Пора было занять их делом, а, заодно, и намекнуть, что тут поблизости шляются нехорошие парни, способные доставить мирным жителям кучу проблем.
Гэр, не вставая с корточек, достал из кармана телефон, наощупь набрав номер. К остову здания как раз подъехали две пожарные машины. И это тоже было совсем неплохо. Непонятно, что они тут забыли в данный конкретный момент, но совсем скоро им работа найдётся.
- Это я, - мурлыкнул висс в трубку, как только гудки сменились тишиной, - действуем по плану.
- Не звони мне больше.
Ракшас от неожиданности едва на задницу не сел. Его реально мотнуло так, что пришлось даже на руку опереться.
- Не понял?.. - рыкнул он в трубку, брезгливо отряхивая испачканную асфальтным крошевом ладонь о брючину.
- Чего именно ты не понял? Я с тобой больше никаких дел не имею. Акр тебя слил. А мне ещё пожить хочется.
- Кому слил? 
Ракшас все-таки сел на земли, привалившись спиной к стене. Просто ему вдруг показалось, что он куда-то проваливается. Или асфальт стал зыбким, как грёбанное болото. А, может, ещё что-то произошло. Но ему вдруг потребовалась более надёжная опора, чем собственные пятки. По крайней мере, зад земля ещё держала.
- Всем и сразу. Тебя ищут и люди, и акшара, - голос в трубке замялся, как будто пережёвывая слова. – Наши тоже. Короче, разрешение на твой отстрел выдано всем. Ну, удачи, что ли? Пока.
- Стой! – Гэру казалось, что он рявкнул, а на самом деле вышел придушенный шёпот. – Почему? Ладно, эти уроды, но ты-то почему меня кидаешь, а? Ты же говорил, что…
- Да мало ли что я говорил? Ну, реально, скучно это все. Отлавливай этих собак по одиночке… Конечно, было бы забавнее, прокати твой план. Но дохлому ёжику понятно – не позволят тебе большой шухер навести. Ты же не дурак, висс, сам прикинь. Короче, моё дело – сторона.
Телефон запиликал в ухо длинными, безнадёжными гудками. Ракшас опустил руки, свесив их между широко разведёнными коленями, упёрся затылком в стену. Впервые в жизни он пожалел, что не курит. Сигарета сейчас была бы к месту.
На него открыли охоту, как на бешеного пса. Нет, на бешеного волка звучит круче. Хотя как бы это не звучало, а в дерьме он по самые уши. За которые, наверное, уже даже и награду назначили. Свои же и назначили.
Хотя – стоп. Нет никаких своих и не было никогда. У них собственная игра, в которую Гэра не пускали. Игра в войнушку. Не было никакой настоящей войны, в неё просто игрались большие дяди. Он знал это прекрасно, всегда знал. Акр от виссов реального положения вещей и не скрывал никогда. Не заострял на этом внимания, но и тайны не делал. Остальные ракшасы пусть что хотят, то и думают. Те, кто реально дело делает, должны быть в курсе.
Ни у акшара, ни у ракшасов не было ни сил, не возможностей всерьёз противостоять людям. Да ещё белые мудаки по рукам связаны гражданскими. В Норе такой проблемы не знали, зато и бойцов у них в полтора раза меньше. Куда при таком раскладе свободы отстаивать?
Но и людям ни с руки с генными кардинально разбираться. У них собственных проблем до жопы. А если бы они наехали всерьёз, то, опять же, ни акшары, ни ракшасы, покорно брюхо не подставят. На кой людям гражданская, да ещё и партизанская война в собственной столице?
Вот и определили грёбанное статус-кво. «Генников» как будто бы нет, а ракшасы с акшара как будто бы воюют. И ни у кого никаких вопросов не возникает. Наверное, на этом ещё и немалые бабки кто-то поднимал. Хотя, что значит «кто-то»? Пушки-то откуда-то брались, техника и прочая лабуда. С «чёрного» рынка. Ага, классный отмаз. Такой чёрный, что никому не видать. Хотя только маслины , наверное, вагонами закупают, что те, что другие.
Гэр усмехнулся, помотал головой. И почему эта гениальная мысль ему раньше в башку не пришла, а? Главное же, только ленивый в уши не дул: «Никто тебе, парень, не даст такого сделать!». Идиот? Полный. Придурок. Проблема в том…
Проблема в том, что он в эту войнушку верил. Без веры-то в то, что ты правее правых живётся слишком дерьмово. На кой он тогда вообще тут появился? Не пёс же он цепной, в самом деле. Хотя другие видать искренне полагают, что так оно и есть.
Ракшас цыкнул языком, длинно сплюнув сквозь зубы.
- Ладно, козлы, будет вам …ый мессия! - Процедил он. – А я послушаю, как вы запоёте, когда вам яйца оторвёт…
Висс медленно, придерживаясь рукой за стену, поднялся. Он был в полном порядке. Просто ноги от долгого сиденья на холодном асфальте затекли. Гэр покрутил шеей, присел, пару раз долбанул кулаком собственную тень. Нервная, но приятная энергия закипала внутри, бурля мелкими пузырьками, требуя выхода. 
У него появилась цель, собственная цель. Наконец-то.
Ночь давно перевалила за середину, а сделать предстояло ещё многое. Но сначала нужно вычистить собственное убежище. Надежды на то, что его не найдут, мало. А в «компе» он наследил изрядно. И, кстати, дом, в котором он себе логово оборудовал, подходил для начала его миссии идеально. 
***
Ощущение времени у Вейр пропало давным-давно. Она понятия не имела день на дворе, утро или ночь. Не говоря уж о том, чтобы определить час. Только вот Ли все равно была уверена - ракшас явился гораздо позже, чем обычно. Пустой желудок и переполненный мочевой пузырь служили ориентирами ничуть не хуже, чем часы.
Правда, удовлетворять её естественные надобности чёрный не спешил. Он вообще не обращал на врача внимания, как будто заложницы неожиданно стала бестелесной, как привидение. Даже своим фирменным взглядом с порога не удостоил. Он метался от двери к компьютеру и обратно с такой скоростью, что у Вейр в глазах начали мельтешить тёмные пятна. Но намекнуть на своё присутствие Ли не решалась. Наоборот, сжалась в комок, обняв руками колени. 
Чем он таким занимался, врач понятия не имела. Несколько раз за стенной что-то громыхнуло, заставив пол вздрогнуть. Потом запахло озоном, как после грозы и ещё чем-то, будто нагретым пластиком. Происходящее Вейр активно не нравилось. Точнее, оно пугало до вполне реальных спазмов. Кажется, Дем, все-таки не успеет её спасти.
Эта мысль была единственной, плавающей в ледяном бульоне под черепом. Скорее и не мысль, а строчка, как будто врач раз за разом читала с листа: «Дем не успеет её спасти…». Зато и страха она не чувствовала. Эмоции вообще куда-то делись, оставив себе на смену только ноющий желудок, да тяжесть внизу живота. Лишь они и свидетельствовали: она все ещё живая. Или, скорее, условно живая.
Когда перед ней на корточки присел акшара, она ничего не поняла. Не подумала, будто ей мерещится. Просто пялилась на него, тупо пытаясь сообразить, что это такое появилось.
- Давай быстро и по сути, - его голос показался Вейр слишком непривычным, хриплым. Ухо царапало отсутствие мурлыкающе-рычащих ноток. – Ты цела?
Не слишком понимая, о чем её спрашивают, Ли кивнула.
- Под наркотой?
Вейр отрицательно помотала головой.
- Что не так? 
Дем легко, почти ласково, обхватил её лицо ладонями, поворачивая его к свету, рассматривая зрачки.
- Писать хочу, - призналась Ли.
Лейтенант усмехнулся.
- Ну, с этим прядётся подождать. Или не жди – как удобнее.
И только тут до врача дошло, что это действительно он – Дем. Сидит рядом и рассматривает её глаза с почти профессиональным интересом. Она вцепилась в запястья акшара, расцарапала кожу до крови, но даже не заметила этого, и попыталась отпихнуть парня от себя. Конечно, ничего из этого не вышло. С таким же успехом она могла и бетонную стену толкать.
- Он здесь! Тут где-то! Уйди, уходи, пожалуйста… - лихорадочно зашептала Вейр. - Если он тебя тут, то… Уходи, слышишь?
- Ну, начинается! - парень одним неуловимым каким-то движением высвободил руки, перехватив ладони Ли и придавив их к её же собственным коленям. - «Брось меня, брат, со мной не дойдёшь!». Смотри поменьше боевиков, ладно?
- Он же тебя… убьёт! – истерично взвизгнула врач, напрочь забыв, что нужно шептать.
- Твоя вера в меня умиляет, - буркнул Дем, глянув на неё насуплено, косо.
Обиделся, кажется.
- Ты не понимаешь…
- Точно. Не понимаю. Будь добра, завали на пять минут хавальник и не дёргайся, лады? А потом ты мне всё объяснишь.
Врач действительно захлопнула рот, звонко клацнув зубами. Потом опять открыла и снова закрыла, правда уже без энтузиазма. Вейр решила, что возмущения типа: «Как ты со мной разговариваешь?!» в данном случае будут не слишком уместными. Это действительно могло и подождать.
Пока она соображала, чтобы такого умного сказать, Дем, повернув голову врача на бок, ощупывал замок на ошейнике. Его пальцы были тёплыми и очень твёрдыми. И это не самое волшебное ощущение действовало на Ли странно. Лёд под черепом начал таять, заодно смывая скопившуюся перед глазами муть. И как будто даже сил прибавлялось.
Акшара хмыкнул, резко дёрнул, отшвырнув разорванный ошейник вместе с обиженно звякнувшей цепью в сторону. И приподнял запястья Вейр, рассматривая наручники с ненормальным каким-то любопытством. 
- С этим тоже придётся подождать. Не пережимают?
- Нет, даже пальцы не отекли, - заверила его Ли для убедительности этими самыми пальцами и пошевелив.
- Тогда пошли.
Дем встал и потянул её за локоть вверх. Врач попыталась встать, но получилось у неё не слишком ловко. В конечном счёте, акшара её просто вздёрнул на ноги, да ещё и придержал, пока она вспоминала, что такого надо сделать, чтобы стоять вертикально.
- Куда? – Вейр опять уставилась на него, с трудом соображая, какой пункт дальше идёт по плану.
- Спасаться! – рявкнул Дан, которого врач таки вывела из себя.
Кажется, он хотел добавить ещё что-то, но вдруг, глянув куда-то поверх головы Вейр, толкнул её к стене, да ещё и сверху навалился, прижимая спиной. Проделано это было без всякой нежности и Ли довольно чувствительно приложилась затылком о бетон. 
- И далеко это вы собрались? 
Ракшаса врач не видела. Собственно, в данный момент она вообще кроме обтянутых кожей пальто лопаток лейтенанта не видела. И от этого жуть накатила с новой силой. Все-таки, комфортнее знать с какой стороны бросится враг, чем гадать по голосу.
- Как же я так лоханулся то? – пробормотал Дем.
- В первый раз, что ли? – явно усмехнулся чёрный.
- Точно, не в первый.
Оба мужика заткнулись, вероятно буравя друг друга самцовыми взглядами. В подвале повисла тишина такая тяжёлая и плотная, что Ли казалось – сумей она руку протянуть, могла бы пощупать это молчание. Но эксперимент провести не удалось. Зажатая Демом врач не в силах была и ногой подрыгать.
Доктор завозилась, пытаясь разглядеть, что там такое происходит, но акшара только сильней навалился на неё. Зато теперь она видеть из-под его руки кусочек подвал и, главное, проем входной двери, в котором застыл ракшас.
Между прочим, чёрный, и раньше симпатии не вызывавшись, сейчас выглядел по настоящему жутко. Лицо, разбитое так, словно он со всего размаху на стену налетел, глянцево поблёскивало как отлакированное. С оттопыренной, порванной нижней губы тонкой струйкой сочилась кровь, смешиваясь с тягучей слюной. Одной рукой он держался за косяк – ракшаса заметно поматывало. А вот другой сжимал пистолет, между прочим, направленный на них. И вот пушка даже и не думала вздрагивать или вилять в сторону. Как привязанная смотрела черным глазком дула точно Дему в лоб.
Правда, кажется, акшара тоже не был безоружным. Вейр не видела, но судя по напряжённой руке, у лейтенанта собственный ствол имелся. И демонстрировать его чёрному парень не стеснялся.
- Ну что, так и будем торчать до второго пришествия? – поинтересовался ракшас, сплюнув на пол.
- Предлагаешь прилечь? – хмыкнул Дем.
- Да можно и так, - Гэр гоготнул неожиданно весело, даже задорно. – Я-то могу и постоять – мне по херу. И так в трупы записали. И пластид рванёт без меня. А вот ты что делать будешь, герой?
- Пристрелю? – предположил лейтенант.
- Или я тебя. Сыграем в долбанных ковбоев? Быстрый, но дохлый? Против такого расклада я тоже ничего не имею.
- А как тебе игра съе…сь отсюда, пока не рвануло? – вынес встречное предложение акшара. – Понимаешь, мне девку отсюда вытащить надо. А тебя я и потом найду.
- С чего это ты вдруг решил, будто я могу побыть добрым? – осклабился ракшас, почти до дёсен обнажив зубы, окрашенные красным. 
Его мотнуло вперёд так, что он едва дверной косяк не выдрал. Но вот пистолет не отклонился в сторону ни на сантиметр.
- А так подыхать интереснее. Ты как бы убегаешь, я как бы догоняю. А вместе мы шхеримся от тех, кто набежит на поднятый тобой шухер. Давай сейчас ты мне ключики от браслета кинешь, да и провалишь отсюда. Как тебе план?
- Может, тебя ещё на ручках до выхода донести?
- Да нет, я сам, ножками. Давай сюда ключ и вали.
Вейр почти ничего из этого брутального трёпа не поняла. Собственно, мозги до сих пор ворочались с трудом. До неё только и дошло, что ракшас куда-то делся, а Дем расстегнул на ней наручники.
***
Акшара волок её за собой с настойчивостью носорога. Ли не столько бежала, сколько волоклась за ним, пытаясь не запутаться в собственных ногах. Получалось у врача не слишком хорошо. Конечности слушались хозяйку плоховато. Да ещё вокруг царила такая темнота, что она Дема-то практически не видела. А парень явно куда-то очень спешил.
Пока они пробирались по подвалу, было не так плохо. Света, падающего сквозь дверной проем комнатушки, в которой сидела врач, хватало на то, чтобы видеть, куда ноги ставить даже тогда, когда они отошли на приличное расстояние. А вот потом стало хуже.
Они выбрались в какое-то очень большое помещение. Шаги отдавались гулко, и собственное похрипывающее дыхание Вейр слышала с эхом. Вроде бы, вокруг высились какие-то колонны, но действительно ли это были опоры или просто тени, определить врач не могла.
- Мы где? – пискнула она, запнувшись в очередной раз и врезавшись носом в спину акшара.
- Парковка под домом, - ответил парень, упорно тянущий Ли вперёд. – Закрытая. Послушай, я не могу тебя нести. Мне нужна хоть одна свободная рука, понимаешь? Постарайся идти побыстрее.
- А зачем? Этот же ушёл, - врач хлюпнула внезапно забившимся носом. Или она просто раньше не замечала, что у неё насморк? – Кстати, почему он ушёл.
- Жить хочет, - хмыкнул Дем. – Понимаю, у тебя шок и все дела, но попытайся ускориться, ради Девы, а? Мне тоже ещё пожить надо. Я даже не знаю, на сколько этот мудак таймер поставил. Давай, перебирай копытами!
- Какой таймер?
До Ли хоть и с трудом, но начало доходить - с ней действительно что-то не то. При слове «таймер» почему-то возникли ассоциации с микроволновкой. Да и её расспросы слишком уж сильно напоминали поведение блондинистых героинь все тех же боевиков, которые ей, оказывается, смотреть не стоило.
На её вопрос лейтенант не ответил, только прибавил шагу.
- Он что?.. Не-ет… Ну ты же не хочешь сказать?..
Акшара явно вообще ничего говорить не хотел, только пёр вперёд, как бульдозер. Вейр попыталась затормозить, упёршись пятками в пол, и даже руку свою дёрнула так, что в плече что-то хрустнуло.
- Это же жилой дом, да? И он его взорвать хочет, да? 
Кажется, ещё чуть-чуть и её голос сорвался бы на визг.
Дем выматерился и по прежнему игнорируя вопросы Ли, перехватил врача поперёк талии, взвалив себе на плечо, как мешок, рванул вперёд уже бегом. Вейр дрыгала ногами и колотила парня по груди, что-то бессвязно вереща про то, что так нельзя и надо спасти людей. Но он на её дёрганье не обращал ни малейшего внимания.
Темнота неожиданно кончилась, как будто они вынырнули из-под чернильной воды. Перед глазами доктора моталась расчерченная черными трещинами асфальт, сквозь который пробивалась жёлтая, пожухшая трава, кое-где придавленная гниющим железом. Правда все это она видела смазано, как сквозь пелену. Слезы, смешиваясь с соплями, текли по лицу.
Дем вдруг споткнулся, засеменил вперёд, как будто его в спину толкнули. И только потом, с задержкой, Ли услышала сзади негромкий, даже деликатный какой-то хлопок. Волосы, мотающиеся перед лицом как пакля, взметнул по-летнему тёплый ветерок.
А вот потом грохнуло по-настоящему. Так, что даже уши заложило. И Вейр показалось, будто она угодила прямиком в барабан работающей стиральной машины. Мир закрутился каруселью, причём в несколько сторон одновременно. Её куда-то понесло, приложило боком до хруста в рёбрах, а потом и головой. Из носа хлынул настоящий поток, и ладони обожгло, словно она их в огонь сунула.
Также резко, как и завертелся, мир снова стал стабильным и неподвижным, только в ушах что-то тоненько, с комариным писком, звенело. До Ли дошло, что она растянулась на асфальте, ткнувшись разбитым в кровь носом в какую-то железку. А ещё за писком что-то ровно, мощно гудело.
Врач не без труда перевернулась на спину, уставившись в светлеющее, предутреннее небо, подсвеченное откуда-то с боку красным. Болело всё и везде. Казалось, что у неё ни одной целой кости не осталось – их просто перемололо в труху. И тело уже и не тело вовсе, а мешок с костной стружкой. Ещё и лицу было жарко, как будто рядом горел гигантский костёр.
- Ты как? – раздалось откуда-то сверху, словно к ней решил обратиться сам господь Бог.
Но, конечно, до такой чести Вейр ещё не дожила. Просто над ней навис Дем, поглядывающий на врача одним глазом, как сорока, и одновременно прикуривающий сигарету.
Ли в ответ помотала головой, потом кивнула и поняла, что внятного ответа на этот вопрос у неё не имеется. Врач попыталась сесть. Как не странно, но у неё получилось. Правда, не без помощи парня, не слишком нежно подпихнувшего доктора в спину.
- Как-то спасение я себе по-другому представляла, - проворчала Вейр.
Она, морщась, положила ладонь на разбитый бок, словно опасаясь, что сломанные ребра вылезут наружу, и рукавом куртки вытерла кровь, сочащуюся из носа. И тут её взгляд зацепился за… это.
Неподалёку действительно полыхал громадный костёр. Вроде бы, бетон по определению не должен гореть, но он горел, весело потрескивая, как будто зданию, превратившемуся в груду обломков, такой конец даже нравился. Шустрые язычки пламени с энтузиазмом лизали серый камень, высовываясь в щели и остатки оконных проёмов юркими змейками.
Это не был жилой дом. Скорее заводской цехи или что-то вроде офисного центра. Да и как бы помещения не использовали раньше, последние лет десять, пожалуй, тут кроме крыс никого не водилось. Видимо, ракшас испытывал особую нежность к заброшенным зданиям. Впрочем, такого добра в Крысиных кварталах хватало.
И в больном на всю голову чёрном определённо скончался актёр. Может быть и не гениальный, но талантливый точно. Единственную практически полностью уцелевшую стену украшали огромные красные, как будто кровью написанные, буквы: «Мы вернулись!». И ещё знак – кулак, сжимающий спираль ДНК. Выглядело это все вполне антуражно.
- Это что? – мотнула подбородком Вейр, указывая на рисунок.
- Знак бунтовщиков, - неохотно буркнул Дем, поднимая врача на ноги.
- Так бунт, значит, был?
Акшара ничего не ответил. Просто развернул Ли к себе спиной и прижал, укрыв полами пальто. 



Катерина Снежинская

Отредактировано: 13.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги