Полёт Жар-птицы

Размер шрифта: - +

Полёт Жар-птицы

Верни им небо,

Тоску по дому утоли,

Посеребри путь звёздной пылью.

Верни им небо,

Хозяин света и любви,

В знак прощенья дай вновь крылья.

Catharsis, «Крылья»

 

 

1.

 

Что за глупости эти сериалы!

Просто идиотство. Один другого не так понял, расстались и страдают все оставшиеся серии. Зачем грубить из-за ерунды? Любовь – она выше всех ссор. Сильнее любых обид. Умнее вселенской тупости. Это самое прекрасное, что может случиться в жизни...

Почти пятьдесят лет прошло, а Лена помнит каждый момент. И это – самое тёплое воспоминание.

Ну, может, кроме сына.

Подумав о сыне, старушка рефлекторно оглянулась на телефон. Володя часто звонил, когда мать о нём вспоминала. Что-то загадочное связывало их. А может, Лене просто казалось. Слишком уж сильно привязываются матери к поздним детям.

Парочка на экране телевизора продолжала выяснять отношения. Поморщилась и переключила на спорт. Фигурное катание – вот что должны смотреть старушки. Это даже больше искусство, чем спорт. Грациозный танец. Лена и сама когда-то танцевала. Лёгкая и гибкая, она блистала на сцене и чемпионатах, готовилась к славе...

Только крылья за спиной пропали вместе с её сердцем.

Ох, как летает! Оператор еле успевает снимать. Ледяная крошка так и летит на каждом повороте.

В дверь позвонили одновременно с последним па.

Под гром аплодисментов Лена открыла внутреннюю дверь и заглянула в глазок.

Видно было только часть человека, но это явно не соседки и не Володя. Не почтальонша.

– Кто?

Значит, открывать она вряд ли будет. Сын строго-настрого запретил пожилой матери даже разговаривать с незнакомыми людьми, и тут она согласилась. Время сейчас неспокойное.

– Лена? Мне нужна Лена.

Слышала старушка уже плохо, но на галлюцинации не жаловалась. Но этот голос прозвучал как гром, как ледяной душ – почище тех, что она принимала по утрам. Как в лихорадке она пыталась вспомнить все интонации, подумать спокойней, унять разгулявшееся сердце.

– Кайви? Это я, Раэль, открой мне!

Пространство вокруг оглохло и поплыло, сердце словно раскололось вдребезги дикой болью...

Тяжко выдохнув, старушка сползла на пол.

 

2.

 

Не первый инфаркт – но в этот раз не было ни врачей, ни реанимации. Мощная, живая энергия вливалась горячим потоком, убирая боль и слабость.

Открыла глаза. Моргнула, пытаясь согнать туман. Прямой взгляд в глаза, полные тревоги и... страха.

Разумеется, страх. Его и следовало ожидать.

Под ней диван. Значит, принёс сюда?

Или это сон – навеянный воспоминаниями?

– Раэль?

Это всё, на что хватило пересохших губ, и то прозвучало слабо.

– Лена, Лена, не делай так больше. Я не хотел пугать тебя.

С нежностью взял её руку. Но не больше.

– Кайви, я вернулся. К тебе.

Молодой, как и прежде. Гладкая кожа, густые тёмные волосы, ясный взгляд.

И страх в нём.

И Лена понимала, что тут не причём разрыв сердца. Это шок от увиденного – почти пятьдесят лет сильно изменили облик.

Её, но не его.

Демоны не стареют так быстро. Особенно такие юные, как Раэль. Демоны вообще не стареют так, вроде бы.

– Тебе страшно? Это нормально. Я сильно изменилась, а ты – нет. Я пережила ту любовь и смирилась. Зачем ты пришёл? Знаешь, как это больно?

Он растерянно и немного обиженно пожал плечами, не выпуская её руки:

– Лена, я пришёл к тебе, как только меня освободили. Разве я мог поступить иначе?

К глазам её подступили слёзы.

– Мой любимый демон, ты же не знаешь человеческого счёта. Пятьдесят лет для вас – мгновение от вечности, а для нас – целая жизнь. Я могла быть такой, как ты, могла быть с тобой сейчас на равных. Знаю, ты не обманывал меня, когда обещал не подпускать ко мне старость. И ты сделал бы это... сделал бы, если бы хоть что-то зависело от тебя. Но сейчас уже поздно – поздно для меня. Ты видишь – я такая, и осталось мне немного. И теперь мне, такой, не нужна никакая долгая жизнь. Я не смогу быть с тобой и не быть. Уходи, Раэль, может, у меня получится поверить, что видела тебя во сне.

Демон улыбнулся – светло, гордо и слегка с укоризной:

– Но, любимая, неужели ты думаешь, что я не учёл вашу короткую человеческую жизнь?

 

3.

 

Возможно, он ещё просто не понял до конца. Его кайви не больна, его кайви состарилась. Это естественно и необратимо.

Ну что же. Разве это не приятно – увидеть любимого вновь? Просто увидеть, несмотря ни на что?

– Раэль... Жаль тебя разочаровывать, конечно... Но ладно, спасибо, что пришёл. Повидаться перед смертью – мне, наверное, сколько-то лет осталось, но для тебя это ведь не срок.

– Прекрати говорить гадости.

Он похлопал её по руке и начал шарить в кармане.

Одной рукой.

– Раэль? Что у тебя с рукой?

– Да всё нормально, – отмахнулся он, бережно доставая маленький пузырёк.

– Нормально? Её нет! Что с тобой делали?

– Да брось, отрастёт! Кайви, ну не отвлекай меня! Надо кое-что тебе объяснить. И не хмурься, – он ласково улыбнулся, – лет через двадцать будет новая. Держи лучше это.

Лена смотрела на пузырёк в руке и ждала объяснений.

– Снимает любые болезненные состояния. Всё, что угодно! Полное оздоровление. Изношенность твоего тела тоже вылечит.

– Раэль, это старость, а не болезнь.



Ophidian

#5393 в Любовные романы
#10282 в Фэнтези

В тексте есть: романтика, сказка

Отредактировано: 05.03.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги