Портрет Люцифера

Размер шрифта: - +

Часть 2

Жизнь снова заиграла яркими красками, наполнилась теплыми цветами. После того как я помирился с Аней, все снова встало на свои места, я уже не мог себе представить, как мне удалось прожить без нее целых три месяца. Ведь это было такое счастье просто быть рядом с ней. Об остальном я не думал. Напрасно! Первая неделя была лишь сладким дурманом. Я забыл обо всем, просто жил полной жизнью – любил, творил, я был действительно счастлив эту неделю. Хоть что-то темное и тягучее в глубине души не давало покоя, холодной тенью давя на сознание. Каждый раз, глядя на свои руки, я вспоминал, что должен сделать за то, что снова могу писать. И первую неделю... о, как я был счастлив! По истине, счастье – в неведении. Я не знал еще, что не могу выполнить всех обязательств, взятых на себя. С начала я думал, что все будет просто. Ведь я уже давно занимаюсь портретами. И пусть у меня какое-то время не было практики, но ведь это, в конце концов, не так уж страшно.

Но тот портрет, который мне заказали...

Портрет мужчины средних лет. Вита тогда порядком напоила меня и обещала, что мы займемся моими руками. Но после того как мы покинули тот маленький ресторанчик, она лишь потащила меня в очередной бар, где я напился еще больше. Потом, кажется, был какой-то клуб, или еще что-то...

Звон бокалов вокруг оглушал. Все вокруг плыло перед глазами яркими пятнами и сигаретным дымом. Из головы словно вытрясти все содержимое и заменили его ватой – звуки происходящего казались далекими от настоящей реальности. Помню, что, безумно хотелось спать... и вместе с этим хотелось выбежать в середину зала, и начать беспорядочно дергать руками и ногами, заполнив пространство мыслей бешено-скачущими ритмами музыки. Бокал. Еще один. Почему-то чем больше пил, тем больше возникало плохих предчувствий, и тем больше возникало желание выпить еще. Снова бокал. Все вокруг улыбались и приветствовали меня, как старого друга. А я тогда так соскучился по такому общению. Я несколько раз вырубался прямо в залах, потом просыпался на мягких диванах с больной головой и трясущимся телом. Не слушая возражений, Вита заботливо вливала в меня очередную порцию алкоголя, хотя я, в принципе, не мог ничего возразить, да, и не хотел. Так безумная вакханалия начиналась каждый раз снова.

Но однажды, после того, как я в очередной раз очнулся, еще более разбитый, чем прежде, Вита не стала помогать мне обычным уже способом. Она смерила меня ухмыляющимся взглядом и засмеялась так, что похолодели все внутренности, стало жутко и страшно. Хотя может, это просто разыгралось мое больное воображение. Белая горячка, так это, кажется, называется.

Виталина, помогла мне подняться, не ожидал я увидеть столько силы, в этой, казалось бы, хрупкой женщине. Она почти на руках вынесла меня из серого мрачного здания и усадила на заднее сиденье машины. Кажется, там я снова уснул, а когда очнулся, то увидел его.

Высокий худощавый мужчина стоял в дальнем углу просторной комнаты, укутанной в пурпурные цвета. Все вокруг расплывалось, я не мог ни на чем сфокусироваться, лишь его лицо я видел четко. От его фигуры веяло непонятным, достающим до самого сердца холодом, но, несмотря на это, при одном взгляде на него бросало в неестественный жар, адреналином разливающийся по всему телу.

Он откинул назад длинные вьющиеся волосы, они вороньими крыльями на миг взлетели над головой. Неясная фигура Виты отступила назад, чуть склонив голову, она что-то еле слышно прошептала.

Меня с каждой секундой трясло все сильнее, но вместе с тем наполняло пугающее сладкое чувство, будто что-то запретное, и от того ужасно желанное расползается внутри меня, заполняя собой.

Мягкой бесшумной походкой, словно вообще не касаясь пола, он подошел ко мне. И неожиданно стало так спокойно, все сомнения и мысли покинули меня, их будто смыло под его внимательным взглядом.

– Добрый день, Дмитрий. Надеюсь, он для тебя добрый? – По-отечески улыбнулся он.

– К...конечно, – еле слышно прошептал я. Не выдержав долгого зрительного контакта, затаив дыхание, я смущенно опустил взгляд. – Добрый... день.

– Рад, что так. У меня к тебе деловое предложение. Я слышал о том, какое несчастье постигло тебя, это поистине ужасное событие... Виталина, так много рассказывала мне про тебя, – плавным тихим голосом, начал он, – я хочу помочь.

Я не знал, что ответить. Неужели Вита, могла успеть кому-либо, что-то рассказать обо мне... со времени нашего знакомства, мы, кажется, все время были рядом...

Надеясь понять, о чем он думает, я снова взглянул на его лицо. От обилия пурпура вокруг и тусклого освещения, рефлексы, падающие на его бледную кожу, придавали ей густой красноватый оттенок. Уголки его глаз были испещрены сеточкой мелких морщин. Темная, почти черная радужка практически сливалась со зрачками. Я рассматривал его, не в силах оторваться.

– Ну, так что? – Спокойно повторил он.

Я не смело кивнул, пытаясь вспомнить, о чем он только что спрашивал, и заплетающимся языком, невнятно ответил.

– Я обязательно...

Он сделал останавливающий жест рукой:

– Ну, что ты. Я помогу тебе. И не нужно благодарности... – Широко улыбнулся мужчина. – Хотя, если ты настаиваешь, то, пожалуй, от собственного портрета я не откажусь. Ты ведь, кажется, на этом и специализируешься.

И только тут до меня дошло, о чем он говорит. Но так не бывает, невозможно... Нонсенс! Я попытался его остановить, замотав головой, на что тот опасно прищурил глаза, как хищник перед прыжком. В испуге, я замер боясь шелохнуться.

– Ты не хочешь писать мой портрет?

– Нет, что вы...с удовольствием ... – поспешил заверить я, но он вновь остановил меня.

– Конечно, конечно. Только надеюсь, картина будет на должном уровне. И пусть на нее будет хотеться смотреть, она должна быть приятной. Ты ведь уверен, в своих способностях?



Екатерина Вострова

Отредактировано: 18.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги