Последнее пророчество Ирикеи

Размер шрифта: - +

Глава 10

Что такое счастье? Каждый рано или поздно задумывался над этим вопросом. Но слишком неуловимо и необъяснимо это эфемерное состояние. Кажется, только что твоя жизнь была похожа на серый дождливый вечер, скучный и безрадостный, наполненный однообразными днями-каплями. А через мгновение - тучи развеялись, и ослепительные лучи солнца ярким стремительным потоком осветили каждый уголок твоей души. Вы спросите, что же послужило причиной такого резкого перехода от уныния к полной эйфории? А я вам отвечу – улыбка. И не смейтесь. Разве вы никогда не ждали мимолётного взгляда, случайного слова, тёплой улыбки от Него или от Неё? Главное, что вас заметил тот, в чьём присутствии ваше сердце начинает радостно биться. И хочется прижать к груди руки, чтобы это ненормальное сердце не выскочило вовсе, прямо в руки предмету обожания. 
Дар – даже имя его звучит, как божественное благословение. Я бездумно, безоговорочно, безоглядно влюбилась. Цветы цвели ярче, птицы пели звонче, даже неприглядные пугающие болота выглядели милой зелёной лужайкой, когда он был рядом. Весь мир менялся, как по волшебству, но это не было иллюзией. Таким я его воспринимала, стоило только Дару появиться в поле моего зрения. Он был совершенством во всём. Высокий, сероглазый брюнет. Выдающийся рельеф мышц и подтянутая фигура свидетельствовали о долгих часах проведённых на тренировочной площадке. Весёлый, красивый, отчаянный. Он мог увлечь за собой любого. Каждый стремился к общению с ним, чувствуя, как он бескорыстно делится своей энергией, помогает становиться чище, добрее, светлее. 
Приезжая на заставу тренироваться с Ингмаром он, тем не менее, сразу присоединялся к патрулированию и не раз его меч спасал чью-то жизнь. Привычные и устоявшиеся будни  стражей превращались в яркие и незабываемые дни, полные приключений.  
Его любили все, почему бы мне становиться исключением? Моё сердце не могло противиться его обаянию, волшебному притяжению, которое возникло между нами с первых минут знакомства. 
Мы проводили вместе много времени, правда всегда в сопровождении Рики, но моего счастья было так много, что я с радостью делилась им с моим маленьким другом. К тому же Дар не стремился оставаться со мной наедине. Меня его поведение нисколько не огорчало, напротив вселяло уверенность в его честных намерениях. Я не сомневалась, что тоже нравлюсь ему, но настоящий мужчина в первую очередь должен заботиться о репутации девушки. 
Совместные тренировки, обеды и ужины, а также ставшие традиционными предрассветные посиделки на сторожевой башне - всё это сближало нас ещё больше. Мы понимали друг друга без слов, достаточно было одного взгляда Дара, чтобы моя душа начинала петь
Единственным огорчением было стремительно утекающее время. Ещё две недели и моя практика закончится. Неужели мы вот так и расстанемся навсегда? Глупое сердце надеялось, что этого никогда не случится и мы будем вместе до конца наших дней.
***
Я уже говорила, что счастье эфемерно? Я поняла это в тот день, когда нечаянно подслушала разговор начальника заставы с Даром. Сначала я даже не прислушивалась, увлечённая тем, что старательно выплетала новые узоры для завтрашнего представления. Мужчины находились в соседней комнате, и слышимость была превосходной, наверное, забыли прикрыть дверь. Поэтому мне даже не пришлось напрягать свой слух, чтобы ясно расслышать каждое слово.
- Не стоит играть её чувствами парень. Эля хорошая девочка, будет жаль, если ты разобьёшь ей сердце. 
Голос Ингмара я узнала сразу. Я вся превратилась в слух, желая узнать, что ответит Дар. В том, что вторым собеседником был именно он, я не сомневалась.
- Не о чем волноваться, Ингмар, мы просто друзья.
Дар говорил совершенно спокойно, как будто обсуждал погоду на завтра. Меня поразило равнодушие в его голосе. Противные слёзы защипали глаза, и я заморгала часто-часто, чтобы не дать им пролиться. Не хватало только, чтобы кто-нибудь увидел меня плачущей. Ведь не отстанут, пока не докопаются до истины. 
Так значит, я всё придумала? На самом деле наши чувства были только моими? А для Дара я была всего лишь другом, одним из многих. Вернулись давно позабытые страх и неуверенность. Оказывается, они никуда не уходили, просто затаились в ожидании вот такого момента, когда всего несколько слов способны вернуть с небес на землю. Но глупое сердце не желало сдаваться. Наверняка Дар просто не хотел ни с кем обсуждать наши отношения. Самообман? Ну так что же? Как говорится, чем богаты… 
Зато дышать сразу стало легче. Я расправила плечи, вернула на лицо улыбку и … Трусливо сбежала в свою комнату. Ну не могла я сейчас встречаться с Даром. Он бы сразу понял, что я всё слышала. Мне необходимо было побыть одной, чтобы успокоиться окончательно. Ещё две недели счастья, это всё о чём я сейчас просила бога. Пусть всё остаётся по-прежнему, как будто не было сегодняшнего разговора. Я ещё не готова распрощаться со своими мечтами. 
Я очень хотела узнать хоть что-нибудь о Даре. Кто он? Откуда? Кто его родители? Но парень только отшучивался и переводил разговор на другую тему. Меня терзали сомнения. А, может быть, я ему не нравлюсь? Или, ещё хуже, у него уже есть любимая девушка, может быть, даже невеста. Такие невесёлые мысли, наверное, легко можно было прочесть на моём лице, потому что однажды за завтраком, тётушка Молли села со мной рядом, налила сладкого чаю с пирожками и принялась выпытывать, что такого со мной приключилось, что я хожу, как в воду опущенная.
Выслушав мой сбивчивый рассказ, она только и смогла сказать:
- Эх, милая, не по себе ты парня выбрала. Забудь его пока не поздно.
- А если уже поздно? 
Вдруг я почувствовала, что действительно поздно и в этот самый миг я теряю его.
Я стремительно сорвалась с места, не давая никаких объяснений, и в одно мгновение оказалась во дворе, где очередная группа отправлялась на патрулирование. 
Дар шёл с ними.
***
Полуденный зной становился нестерпимым. Не спасали даже прохладительные напитки, приготовленные заботливыми руками тётушки Молли. Хлебный квас, медовый взвар, ягодный компот. Всё что душе угодно. Эта женщина была настоящей волшебницей во всём, что касалось приготовления разных яств. Она точно знала, кому и чем угодить. Даже мои пристрастия в еде были ей хорошо знакомы, хоть я и была здесь временной гостьей. Сегодня она постаралась на славу, стараясь облегчить стражам несение службы в такой жаркий день.
Я с жадностью припала к кружке с холодным компотом, который она передала мне с одним из воинов. И после того, как немного утолила жажду, снова продолжила напряжённо наблюдать за продвижением небольшого отряда стражей, направляющегося в сторону болота. Три мага и семь воинов сопровождения, в их числе Дар. Десять человек, ставших за прошедшие два месяца моей семьёй, впрочем, как и все обитатели заставы. 
Эти суровые мужчины меня нежно оберегали, стараясь угодить даже в малом. Так, специально для меня, на заставу привезли деревянную купель из настоящего санийского родона. Купание в ней помогало быстро восстанавливать силы, заживлять небольшие раны, а возможность понежиться в тёплой ароматной водичке сразу поднимала настроение. Даже сейчас воспоминания об этом событии вызывали у меня тёплые светлые чувства. Никто так и не признался, чья это была идея, только хитро поглядывали в сторону Дара и Рики. Это было неожиданно, но так приятно.
А уж, как пытались пристроить эту немаленькую ёмкость в купальню, вообще стало главным событием дня. Дело в том, что ширина двери не была рассчитана на такую большую купель. Пришлось разбирать одну стену. Воины потом шутили, что не надо было возвращать стену на место. Было бы ещё одно представление на заставе. 
Я жутко смущалась и краснела, подобные шутки были для меня слишком откровенными. Меня спас Дар.
- Остыньте, парни. Вы смущайте Элю. – он отодвинул меня себе за спину, и разговоры и смешки сразу смолкли.
Этот типичный мужской жест защитника так поразил меня, что я даже забыла о своём смущении. Так меня прятал за спину только мой отец. Дар сделал это так, словно заявлял права на меня. Это было невыносимо приятно. Счастливая улыбка растягивала мои губы всё шире. Я закрыла лицо руками, чтобы никто не заметил моей реакции. Не знаю почему, но Дар решил, что я плачу. Его голос сразу изменился. Теперь в нём звучали забота и нежность:
- Эля, милая, не плачь. Они не хотели тебя обидеть. – он прижал мою голову к своей груди и, о боже, поцеловал мои волосы. 
А я таяла от счастья, вдыхая аромат солнечного дня, цветущего сада, летней грозы. Это был аромат моей любви. 
Рики, хитрец, единственный, кто видел моё счастливое лицо, но не выдал меня, только подмигнул мне и скрылся в толпе растерянных воинов, которые не знали, как заслужить моё прощение. Если бы они только знали, как велика была моя благодарность им в эту минуту за их грубые шутки.
Это воспоминание вызвало слабую улыбку на моём лице. Но она тут же пропала без следа. Я снова уставилась вдаль, стараясь не отвлекаться. Прибежал Рики, но, увидав моё мрачное лицо, тут же убежал на тренировку, которую я бессовестно прогуливала. Пусть потом я и получу нагоняй от строгого наставника, но сейчас даже под угрозой смерти я не могла покинуть мой наблюдательный пункт.
В голове засела назойливая мысль, что если я отведу глаза хотя бы на минуту, случиться непоправимое. Как будто я могла чем-нибудь помочь им на таком-то расстоянии. Но я давно привыкла доверять своему внутреннему голосу. А он твердил мне, что моё место здесь. После того, как удалось предотвратить несколько трагических происшествий, даже самые заядлые скептики поверили в мои способности предчувствовать неприятности. Вот и сейчас, я категорически отказывалась покидать сторожевую башню. Начальник заставы отдал приказ подготовиться ещё двум группам и ждать приказа. Люди делали вид, что заняты своими делами, но их взгляды то и дело устремлялись в мою сторону.
Может быть, это жара на меня так действует? Беспокойство нарастало, я уже не могла усидеть на месте и начала метаться по смотровой площадке.
Это был обычный рейд, маги обновляли сигнальные заклинания, восстанавливали защитный барьер. Всё происходило штатно, никакой опасности не было. В такой солнцепёк нечисть была вялой и пряталась от палящих лучей в болотной жиже. Даже самые шустрые и вечно голодные кронги, предпочитали нападать после наступления сумерек. Эта мелкая зубастая нечисть, размером с кулак взрослого человека и тонкими когтистыми лапками, всегда охотилась большими стаями. Нападала неожиданно, выпрыгивая из трясины, облепляла свою жертву с ног до головы и в мгновение ока разрывала несчастного на части.
Когда группа закончила работу и повернула обратно на заставу, я было успокоилась. И даже повернулась, чтобы спуститься вниз, но краем глаза успела заметить что-то странное. Далеко на горизонте колыхалась тёмная студенистая масса. По спине пробежал холодок. Ещё не до конца осознавая опасность, я закричала во весь голос:
- Тревога! Высший уровень опасности! Скорее, надо сообщить дежурной группе!
Внизу всё пришло в движение. Запасные группы незамедлительно выдвинулись на встречу своим товарищам. Но я сверху видела, что они уже не успевают, слишком стремительно небо темнело. Слишком далеко находился Дар с товарищами. На болота наползала густая тень. «Это плохо, это очень плохо», – твердила я, не переставая перебирать в памяти полученную за год информацию. Не зря же я столько времени просидела в библиотеке. Что это за мерзость? И как с ней бороться?
Тем временем маги из дежурной группы почувствовали чужеродную магию и вместо того, чтобы спасаться бегством, решили встретить опасность лицом к лицу. Глупцы решившие стать героями. А подумать не судьба? Сколько шансов у них против такой силы? Ни одного. Да ещё простых воинов за собой потянули. И, конечно же, Дар в первых рядах. Кто бы сомневался. Я разозлилась – да как они посмели так бездумно и бессмысленно рисковать своими жизнями. Вот только вернитесь, а уж я найду, как вас наказать, мало не покажется.
В голове начал формироваться план, только бы хватило сил. Пришлось действовать без подготовки. Дело в том, что многие заклинания я знала только в теории. До практики дело пока не дошло, а самые сложные и энергозатратные заклинания вообще изучают только на последнем курсе. Построение порталов мне пока не доступно, слишком много расчётов и велика вероятность промахнуться. Даже архимаги из академии предпочитали лишний раз не рисковать. А мне срочно нужно оказаться рядом с дежурной группой. Остаётся только одно - левитация. 
Когда-то давно в раннем детстве мне нравилось бесшумно подкрадываться к маме, зависая в нескольких сантиметрах над полом. Родители так и не поняли, что я левитировала, потому что, как они думали, в моём нежном возрасте такая магия была мне ещё не доступна. Но я-то не знала, что это невозможно, поэтому спокойно парила над землёй. С тех пор я немного улучшила свои навыки, но не до такой степени, чтобы чувствовать себя уверенно, находясь на такой высоте.
Так, медлить нельзя. Страшно конечно, всё-таки до земли около десяти метров. Падать будет больно. Пробую приподняться над полом, детские воспоминания помогают правильно сконцентрироваться. Получается. Тело не забыло ощущение невесомости, испытанное в детстве. Делаю шаг к краю. Вот он - момент истины. Снизу на меня с ужасом уставились десятки пар глаз. Мне стало смешно. Они что думают, что я решила спрыгнуть вниз? Ну да, вообще-то решила, но не спрыгнуть, а слевитировать. И вот я уже стремительно несусь навстречу неприятностям. 
 «Получилось, у меня получилось!» - Кровь кипела от возбуждения. Я затормозила в сотне метров от границы зловонного болота, перед надвигающейся хмарью. На таком расстоянии уже можно было разглядеть полчища нечисти под прикрытием наползающей тени с воем и чавканьем продвигающиеся в сторону заставы. Их как будто направляла чья-то злая воля. Ещё никогда эти твари не действовали так слаженно. Прорыв такой силы не остановить простыми охранными заклинаниями.
В этот момент для меня не существовало запретов и ограничений. Я знала только одно заклинание способное уничтожить всё это мерзкое воинство разом - Сияние. Я не думала о последствиях, жизнь, наконец, обрела смысл. Сотня лет серых будней или короткий, но яркий миг триумфа? Я была готова рискнуть. Сейчас я понимала тех воинов, что не стали убегать от опасности. Я была такой же безрассудной. Здесь и сейчас я почувствовала себя всесильной. Магия струилась по моим венам, заменяя кровь. Я сама была магией. Когда пришло это осознание, исчезли последние сомнения. Вскинув руки, я начала читать заклинание. Мощнейшая вспышка света вырвалась из моей груди, глаз, рта. Казалось, безумный огонь пожирает меня изнутри. Волосы развевались ослепительным ореолом вокруг головы. Я была вспышкой молнии, слепящим солнцем, светом далёких звёзд.
Впереди ревела и корчилась в предсмертных судорогах нечисть, пытаясь укрыться под толщей болотной жижи, но спасения не было. Болото превратилось в кипящий котёл. Вода испарялась, осушая непроходимые топи. Мрак над болотом съёживался, отступал, пока совсем не развеялся. Чистое голубое небо и испуганные глаза Дара, подхватившего меня на руки - это было последнее, что я увидела. Сознание меня покинуло.
***
Дар держал на руках любимую девушку, такую хрупкую, такую красивую и совершенно безжизненную. Как она здесь оказалась? Что она сотворила со всей этой нечистью? Это было что-то невероятное. О таком заклинании он даже не слышал, хотя уже полгода осваивал премудрости магической науки со своим наставником. Пока его знания и умения оставляли желать лучшего, он даже не решался пользоваться своей силой здесь на заставе, продолжая патрулировать болота, как простой воин. Но его скудных познаний хватило на то, чтобы понять, что девушка использовала практически весь свой резерв, чтобы создать такую мощную вспышку света, и теперь находилась на грани. Он сделал единственное, что пришло ему в голову в этот критический момент - он поделился с ней своей силой. Учитывая, что Дар делал это впервые в жизни, он допустил главную ошибку всех новичков: вместо того, чтобы направить магию тонкой струйкой и постепенно наполнять резерв девушки, контролируя поток, он выплеснул всё сразу, как воду из ведра. В результате магия расплескалась в пространстве, не достигнув адресата, а Дар свалился, как подкошенный. 
И вот на руках воинов вместо одной пострадавшей девушки, оказалось два почти безжизненных тела. Несколько минут они не могли опомниться, так быстро это всё произошло, даже опытные маги не успели вмешаться. Хотя помочь они могли только советом. Ведь до эффектного появления Эли они держали оборону, не давая тварям прорваться сквозь заслон.
Да и кто бы мог подумать, что Дар, которого они знали не первый год, вдруг окажется магом. Странно, что у него оказался точно такой же блокирующий амулет, как у Эли.
Когда пострадавших принесли на заставу, маги попытались оказать им посильную помощь. Но, странное дело, магический резерв обоих не удавалось наполнить. Как маги не старались, Дар и Эли оставались пустыми, как пересохшие колодцы и не было признаков их восстановления. Маги опасались, что произошло полное выгорание, в этом случае жить им оставалось считанные дни.
***
Вот он и дождался своего часа. Всё произошло, как нельзя лучше. Мальчишка лежал совершенно пустой, без сознания. Как же тяжело было терпеть эти последние недели. У него даже заболели несуществующие зубы. Постоянный страх, что что-то может пойти не так, сдавливал призрачное сердце. Кажется, он чувствовал каждый давно утраченный орган. Что это? Пошаливают призрачные нервы? Бред. У него нет чувств, нет тела. Пока. Всё станет реальностью через несколько минут. Надо только подождать ещё немного, когда все эти людишки покинут комнату он осуществит задуманное. Тогда ему никто не помешает. Пришлось целых два месяца провести в теле паука. Как бы иначе он смог оказаться рядом с принцем в нужное время? А так небольшое путешествие в багаже принца и вот он на месте. Всё гениальное просто. Маленькая уловка, небольшое уточнение в условиях заточения помогли ему покинуть пыльный фолиант. Всё как всегда, никто не читает то, что написано мелким шрифтом в конце документа. Только не он, у него было достаточно времени, чтобы изучить всё досконально. А там было занятное дополнение. Он не мог покинуть Гримуар, чтобы переселиться в тело человека. Но вся прелесть заключалась в том, что на пауков этот запрет не распространялся. Как же он гордился сейчас своим умом и прозорливостью. Он всегда знал, что эти маленькие создания, которых многие опасаются, окажутся чрезвычайно полезными. 
Дариан. Он уже примерял на себя новое имя. Да, оно ему определённо нравилось, как и всё, связанное с его владельцем: молодость, титул, богатство, а в перспективе власть над целым королевством. А может быть даже мировое господство. Так, что-то его занесло, всё-таки пребывание в компании сумасшедших магов оставило отпечаток безумия на его ауре. Надо будет провести обряд очищения, когда дело будет сделано. А то недолго угодить обратно в закрытое хранилище, на ту самую полку с сосудами. Каким бы сильным не был маг, всегда найдётся кто-то более сильный, кто сможет противостоять его безумию. Не стоит повторять ошибки прошлого и привлекать к себе внимание высших сил. 
Паучок выглянул из-под кровати. Комната пуста. Посетители удалились. Пора. Тонкие мохнатые лапки ловко ухватили прозрачную сферу, и паучок поспешил к постели Дариана.
Это было простейшее заклинание по заточению души осуждённого в магический сосуд, не позволяющее ему пройти перерождение. Так он собирался освободить тело для себя. Вот уже сплетена ловчая сеть, и душа - сонная и потерянная - легко покидает тело, перетекая тонкой струйкой в прозрачный сосуд, место своего будущего заточения. А освободившееся тело занимает новый владелец.    
Победа! Он снова живёт, чувствует, осязает. Какие волшебные ощущения. Хотелось петь, прыгать, танцевать. Испытать все возможности своего нового тела. Как давно он не ел человеческой еды, не пил благородного вина, не был с женщиной, наконец. Он так долго обходился без физических ощущений, что не смог справиться с нахлынувшими эмоциями.
Неосторожное движение рукой, и… Сфера падает с кровати, разлетаясь на мелкие осколки. Нет, только не это. Он видел, как освобождённая душа Дариана заметалась по комнате. Метнулась к своему телу, но новый хозяин был готов к этому и не позволил ей вернуться обратно. Теперь это тело принадлежало ему. Но и душа принца не желала уходить в царство вечности. Она точно помнила, что у неё оставались неоконченные дела в этом мире. Оставалось единственное пристанище – тело паучка. Лже-Дариан заметил это перемещение и вознамерился прихлопнуть шустрого паучка, но неожиданный посетитель помешал ему совершить непоправимое.
В комнату вошёл Ингмар. И что ему неймётся? Ведь и получаса не прошло, как он навещал парня. 
Пришлось изображать бессознательное состояние. Лже-Дариан пока не готов был общаться с людьми, хорошо знавшими настоящего принца. Нужен план, иначе его обман скоро раскроется. И тогда не избежать ему общения с Придворным магом. Нельзя недооценивать его силу и опыт. 
Тем временем Ингмар подошёл к изголовью кровати и с неожиданной нежностью пригладил спутанные волосы Дара. 
- Прости, что не уберёг, внук. Я приношу одни несчастья тем, кого люблю. Лучше бы ты держался от меня подальше.
Лже-Дариан чуть было не подпрыгнул на кровати, услышав такое обращение. Сквозь густые ресницы он наблюдал за мужчиной и гадал, каким образом принц Дариан мог оказаться внуком этого человека? Ясно одно, что его дочь была матерью принца. Или король объявил бастарда сыном Алтеи, или…
Не может быть! Ингмар - пропавший король Далтена - Наргор?! Вот так новость. Эту информацию можно использовать. Только надо хорошенько подумать, что выгоднее для него – вернуть Наргору королевский престол или заручиться поддержкой Саргоса, выдав ему местонахождение пропавшего короля и опасного противника. Хотя, с этими царственными должниками одна морока, ну не любят они быть обязанными, так и норовят избавиться от кредиторов. В его долгой жизни всякое бывало. Поэтому Лже-Дариан не торопился с принятием решения. Не каждому так повезёт – быть молодым, и в то же время опытным и мудрым. Всему своё время, а пока надо наблюдать и продолжать собирать информацию. К счастью, у него есть время, чтобы всё тщательно обдумать и взвесить, а там глядишь, на ум придёт и третий вариант, который и станет самым правильным.
Интересно, мальчишка знал о своих родственных связях с начальником заставы? Это может стать его слабым местом. Не хотелось бы вызвать преждевременные подозрения у окружающих. Всё-таки придётся использовать вариант с потерей памяти. Банально, но в его случае поможет избежать множество проблем. Принц Дариан был общительным человеком, душой компании. Лже-Дариан был замкнутым и нелюдимым. Не заметить перемен в его характере просто невозможно. Да ещё эта девчонка, Эленора. Романтические отношения с ней вовсе не входили в его планы. Не такой он видел идеальную спутницу жизни. Слишком наивна и доверчива. Как жаль, что нельзя найти женщину под стать ему - опытную, в юном теле. Хотя, если подумать, нет ничего невозможного. У него же получилось. Только следует быть крайне осторожным в выборе кандидатуры. Хитрая и умная женщина может быть опасным противником, если не привязать её к себе чувствами.
Он так задумался, что не заметил, как посетитель покинул комнату, унося на спине шустрого маленького паучка.
***
Глупая, маленькая, отважная девочка. Она спасла их всех. Но как прикажете жить дальше, сознавая, что не уберегли, не смогли защитить, укрылись за её спиной? Это было невыносимо. Взрослые мужчины, опытные воины боялись смотреть друг другу в глаза. Понимали, что ничего не могли сделать, не могли остановить, просто не успели бы. Так неожиданно взлетела она с той проклятой башни. Кто же мог знать,  что она кинется в самое пекло. Какая ирония – пеклом была она сама. Вот уже вторые сутки девушка не приходила в себя. Тоненькая, бледная она неподвижно лежала на кровати, и только едва различимое дыхание показывало, что девушка ещё жива. Надо было сообщить её родителям. С тяжёлым сердцем начальник заставы отправил письмо ректору в академию. Как мало они знали о своей спасительнице. Кто она? Откуда? Кто её родители? Просто милая одарённая девочка, волею судьбы, подарившая им жизнь. 
Кажется, судьба её не баловала. Поначалу она была похожа на испуганного зверька, сторонилась людей и замыкалась в себе. Но постепенно, чувствуя заботу и дружеское участие, раскрылась, как цветок навстречу солнцу. Девушка всё чаще улыбалась и даже напевала незамысловатые песенки. Так хотелось верить, что она была здесь счастлива. 
Ещё одна боль терзала сердце старого воина - Дар. Мальчишка, так бездумно рисковал собой. Почему не попросил помощи? И девушке не помог, и сам едва живой остался. Эх, молодость, молодость. Сначала делают, а потом думают, да и то не всегда.
Ингмар тряхнул головой, прогоняя невесёлые мысли. Что он, в самом деле, как глупая баба, причитает раньше времени? Всё ещё обойдётся. Вот прибудут столичные маги и быстро поставят пострадавших на ноги. Им-то простым воякам не доступна целительская магия. Каждый год посылал Ингмар заявку в столичную Магистерию, чтобы прислали целителя на заставу. Да только всё зря. Кто же согласиться покинуть тёплое обжитое местечко и отправиться на болота? Такого самого впору признавать не вполне здоровым человеком. А студенты-практиканты появлялись только летом. Да и то не всегда. Вот, как в это лето. Кому только пришла в голову идея послать к ним неопытную девочку? Вот так и перебивались. Сами, как могли, залечивали друг другу раны. А серьёзно пострадавших отправляли порталом в столицу. 
Ещё одно происшествие сильно тревожило начальника заставы – болото исчезло вместе со всеми обитателями. Там, где прежде была непроходимая трясина, теперь образовался глубокий котлован. Чёрная жирная земля покрывала всю поверхность бывшего рассадника нечисти. Ингмар подозревал, что или кто послужил удобрением для этой земли. Не зная, какие сюрпризы может преподнести обновлённая территория, он приказал усилить защитный барьер и вести постоянное наблюдение днём и особенно ночью. 
***
Я бродила в густом тумане, пытаясь отыскать дорогу, ну хотя бы тропинку, которая вывела бы меня из этого места. Я пыталась звать на помощь, но звук стихал в шаге от меня, словно натыкаясь на непроницаемую стену. Иногда я видела смутные тени, мелькающие то тут, то там. Я пыталась догнать, схватить, но руки неизменно проваливались в пустоту. Туман становился всё гуще, теперь он напоминал вату. Она мешала идти, лезла в глаза, в рот. В какой-то момент, я стала бояться, что задохнусь в этих удушающих ватных объятиях. Паника накатывала, не позволяя справиться с ситуацией, ухудшая моё положение. Тяжёлый вздох раздался на грани моего восприятия. Я обернулась. В моём положении это было так же сложно, как поворачиваться вокруг себя, стоя по шею в воде с раскинутыми в стороны руками. Движения были плавными и тягучими. Всё же мне удалось рассмотреть окружающее пространство в метре от меня. Дальше только белая пелена. Вздох повторился. И голосом умудрённого опытом взрослого, говорящего с несмышленым ребёнком, меня спросили:
- Что ты тут делаешь, дитя?
Я онемела от неожиданности. 
А голос продолжил, явно не ожидая моего ответа:
- Твоё время ещё не пришло, дитя. Не стоит спешить на встречу с вечностью, не исполнив предназначение до конца.
Тут я получила ощутимый толчок пониже спины и … очнулась.
Я лежала в своей кровати, а рядышком в кресле прикорнула тётушка Молли. Вязание вот-вот упадёт с колен на пол. Пригляделась, не иначе для Рики вяжет тёплый свитер, больше никому такой маленький не подойдёт. Лицо уставшее, белоснежный фартук помялся, чепец съехал на бок, выпустив на свободу седые пряди волос. Как-то это не похоже на нашу аккуратную, всегда идеально выглядевшую тётушку. Что она тут делает? Я нервно хихикнула, вспомнив, что мне недавно был задан этот же вопрос, и то, что за этим последовало. 
Тётушка Молли тут же распахнула глаза, минуту приходила в себя, ловила ускользающие спицы. Потом опомнилась и бросилась ко мне, стискивая в своих объятиях так сильно, что я решила, что теперь-то точно задохнусь. 
- Девочка, милая, как же ты нас напугала, мы уж и не чаяли, что ты очнёшься. Всё богу молились о твоём здоровье, да благодарили, что послал нам тебя, спасительницу нашу.
Она ещё долго плакала, причитала, да гладила мне волосы. Потом вдруг подхватилась, выскочила в коридор и закричала во всю силу своих лёгких: «Ингмар, Рики, все сюда! Радость-то какая, наша девочка очнулась!».
Комната была забита до отказа в считанные минуты. Приветствия, радостные улыбки. Шум такой, что не разобрать, кто и что говорит. Я смотрела в эти родные улыбающиеся лица и плакала от счастья. Так много любви мне дарили только мои родители. Но для них я была маленьким ребёнком, требующим заботы и постоянной опеки, а здесь я обрела верных друзей, для которых стала полноправным членом команды.
Но что-то было не так, кого-то не хватало. Я ещё раз обвела всех присутствующих затуманенным взглядом. Сердце сжалось от недоброго предчувствия.
- Где Дар?
Я вспомнила его тревожное лицо, склонившееся надо мной там у болота. Нет, с ним ничего не могло случиться, опасности больше не было. Где же он? Почему не пришёл вместе со всеми? Или он просто не захотел стоять в толпе и придёт позже, когда волнения улягутся.
Рики сжал мою руку, и по его взгляду я поняла, что с Даром всё плохо. 
- Не переживай раньше времени, девочка, ты очнулась, значит и Дар скоро придёт в себя. – Ингмар, как всегда говорил спокойным, уверенным голосом. 
Но стоило только посмотреть на него – осунувшееся лицо, поникшие плечи, безграничная усталость в глазах - и моя тревога возросла стократно.
- Где он? – мне было так трудно говорить, горло, словно присыпали песком. Сил совершенно не было, но я хотела знать, где Дар. 
- Он в своей комнате. Не вставай, - заметив мои слабые попытки подняться, Ингмар уложил меня обратно, – ты ничем ему не поможешь. Завтра прибывают маги из столицы. Не волнуйся, они быстро поставят его на ноги.
Потихоньку тётушка Молли выпроводила всех из моей комнаты. 
- Ступайте, ступайте. Девочке нужен отдых. Выспаться, да сил набраться. – женщина была неумолима. – Ещё успеете насмотреться, когда ей станет лучше.
Рики спрятался было за кровать, но его тут же обнаружили и за ухо вывели за дверь.
Я осталась одна, но ненадолго. Как же без целебного бульона?
Согретая, накормленная, я уснула. Мне снился странный сон: огромная в полнеба паутина. Я в центре. Изо всех сил пытаюсь вырваться, но у меня ничего не получается. Ко мне приближается здоровенный паук, я уже чувствую, как его лапы касаются меня. Понимаю, что мне не спастись. И вдруг, вместо паука я вижу Дариана. Паутина исчезает, и мы оказываемся в королевском дворце, в зале для приёмов. Никого кроме нас здесь нет, музыка звучит всё громче. Мы начинаем танцевать. Кружимся легко и красиво, не касаясь ногами пола. Я счастлива, радостно смеюсь, откинув голову назад. А когда возвращаюсь взглядом к Дариану, вижу, как его лицо начинает искажаться в отвратительной гримасе. И вот уже меня прижимает к себе не Дариан, а сморщенный старик с выцветшими глазами. Его губы кривятся в усмешке, и я вижу жёлтые старческие зубы и чувствую запах тлена, исходящий от него. Я истошно кричу, стараясь отцепить от себя скрюченные пальцы, превращающиеся в мохнатые паучьи лапки. И внезапно просыпаюсь, разбуженная собственным криком. 
В комнату вбежала тётушка Молли. Долго меня успокаивала и отпаивала травяными настоями, но я больше так и не смогла уснуть в эту ночь
***
Утром появилась мама. Она ворвалась в мою комнату - осунувшаяся, с серым от переживаний лицом – и тут же у двери осела на пол, ноги её не держали. Только руки ко мне протянула, беззвучно произнося моё имя.
- Жива, жива, - даже полчаса спустя, ощупав меня с ног до головы и проверив всеми доступными средствами состояние моего здоровья, она продолжала держать меня за руку и повторять одно это слово.
А я прижималась к ней, как в детстве и шептала на ушко:
- Всё хорошо, мама. Со мной всё хорошо.
Нас не беспокоили, понимая, что пришлось пережить моей маме, получившей известие о моей возможной скорой гибели. Только не смогли скрыть удивление, что моя мама ректор академии. В глазах воинов застыл немой вопрос: «Как она могла отправить дочь на проклятые болота?» 
Мне было очень стыдно. Но я пообещала себе, что объясню всем на заставе, что приехала сюда тайком от мамы. Она не заслуживает осуждения сквозившего в каждом взгляде, брошенном в её сторону. 
К обеду все поуспокоились, и началось самое неприятное для меня – выяснение обстоятельств моего появления на заставе. Я предпочла разговаривать с мамой наедине, потому что в этом деле был ещё один неприятный момент: на Габурские болота получила направление девушка. Сейчас уже не важно, что я поехала вместо неё, значение имеет только одно - такое не допускалось в принципе. Что это - халатность или чьи-то преступные намерения? В этом предстояло разобраться. Мама уже смогла вернуть себе обычную деловитую собранность. Тут же засобиралась обратно в академию. О том, чтобы мне остаться на заставе, не могло быть и речи. Да и практика всё равно подходила к концу. Я только надеялась, что когда-нибудь снова встречу своих новых друзей.
К тому же предстоял непростой разговор с папой. Мама не успела предупредить его о случившемся, просто, не задумываясь, помчалась ко мне, надеясь успеть вовремя. 
Оказалось, что папа тоже прибыл на заставу, но занимался спасением Дара. К сожалению всё чего он смог добиться, это привести его в сознание, но Дар совершенно ничего не помнил и никого не узнавал. Как такое возможно? 
Меня ожидало ещё несколько потрясений. 
Во-первых, Дар оказался магом, но необученным и потому носящим блокиратор, как и я.
Во-вторых, он пострадал, пытаясь спасти меня.
И, самое печальное, Дар оказался принцем Дарианом. Вот так и рушатся мечты. Нам никогда не быть вместе. Что стоило мне быть более внимательной, не витать в облаках, а хорошенько рассмотреть членов королевской семьи на приёме, или на своей помолвке? Может быть, тогда я смогла бы уберечь своё сердце? Вряд ли.
Дар всегда был таким открытым, держался со всеми на равных. Кто бы мог заподозрить в нём королевскую кровь?
Вот глупая. Что случилось, то случилось. Что это я так расклеилась? Ничего не потеряно, пока все живы. Я ещё поборюсь за своё счастье. Только бы Дариан вспомнил меня и наши чувства.
***
Прощание было не долгим. Родители так опасались за состояние моего здоровья, что не позволили мне даже выйти во двор, открывали портал прямо из комнаты. Дара я так и не увидела. Может быть, это и к лучшему. Выглядела я, прямо скажем, не очень хорошо. Магическое истощение никого не красит. Волосы, как пакля, тусклые глаза, бледная прозрачная кожа. Не такой я хотела предстать перед любимым, который даже имя моё не помнил. Вряд ли мой болезненный вид поможет вернуть его чувства ко мне. Зато Рики был рядом со мной до последней минуты. Держал за руку и смотрел большими печальными глазами. Я ещё не сказала ему о том, что через два года он поступит в академию. Моей маме тоже понравился этот бойкий мальчишка, и она сказала, что для таких одарённых детей из королевской казны выделяются средства на обучение. Но сначала ему надо немного подрасти. Четырнадцать лет – это минимальный возраст для поступающих. 
Я вручила Рики большой красочный фолиант по основам магии - подарок от моих родителей. А также гарантийное письмо, подписанное ректором академии, в котором говорилось, что Рикардо Мортени сможет через два года начать своё обучение в Магической академии королевства Арнии. То-то было радости. Даже пришлось звать на помощь тётушку Молли, только она могла успокоить этого сорванца. Надеюсь, через два года он повзрослеет и сможет лучше контролировать свои эмоции. В противном случае академию ждут не лёгкие времена.
Ну, вот и всё. Делаем шаг в портал, и мы с мамой снова оказываемся в стенах родной академии. Папа остался на заставе, чтобы позже перенести принца в королевский дворец.
 



Ольга Лебедева

Отредактировано: 18.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги