Последняя воля Мистера Эддингтона

Размер шрифта: - +

Глава ХII  

Дом мистера Оулдриджа находился на одной из центральных улиц Лондона. Семья адвоката пользовалась большим уважением среди горожан. Многие искали их поддержки и одобрения. Образованные и интеллигентные мистер и миссис Оулдридж всегда отличались порядочностью и добродушием. Эти же качества они прививали своим детям. Мистер Оулдридж всегда поражал ясностью ума и прагматичностью, а миссис Оулдридж для достижения цели частенько прибегала к маленьким женским хитростям, но маскировала их так искусно, что этого никто не замечал.

Часы в гостиной адвоката пробили три пополудни.

Мистер Оулдридж сидел в своем кабинете и просматривал какие-то документы. Его жена Элизабет суетилась по хозяйству. Старшего сына Чарльза еще не было дома, а дочери расположились в гостиной и бурно обсуждали предстоящий на неделе поход в Театр Короля на новейшую постановку. Это была опера Моцарта «Так поступают все женщины».

В это время для мистера Оулдриджа доставили записку. Прочитав ее содержимое, он тут же послал за миссис Оулдридж.

– Моя дорогая, – сказал он. – Вы не поверите, от кого я только что получил эту записку.

– Ну, не томите меня, от кого же? – спросила миссис Оулдридж.

– В город приехала племянница моего давнего друга, мистера Эддингтона. Вы помните его, дорогая? Ведь именно ему мы обязаны своим успешным положением на сегодняшний день.

– Конечно, помню, с ним вы принимали участие в англо-испанской войне 1761–1763 годов. Когда вы видели его в последний раз, лет десять – пятнадцать тому назад?

– Вот именно, дорогая, в последний, – с сожалением произнес мистер Оулдридж. – Его племянница пишет, что он скончался.

– О, как это прискорбно! Я всегда была о нем хорошего мнения, – добавила миссис Оулдридж.

– Знаете ли вы, моя дорогая, что у мистера Эддингтона не было детей? Эта племянница его ближайшая родственница. Когда он навещал нас последний раз, просил меня в случае его кончины позаботиться о ней. Он написал завещание, в котором объявляет ее единственной наследницей. Хочу сказать, девушке крупно повезло. Поместье мистера Эддингтона в Грансфилде весьма внушительных размеров и приносит хороший годовой доход. Кроме того, Торнтоны вносят приличную сумму за его аренду на протяжении последних лет.

– Вы на что-то намекаете, мой дорогой? Я не совсем вас понимаю.

– Я говорю о том, миссис Оулдридж, что нашему сыну пора подумать о создании семьи и обзавестись собственным жильем. А эта маленькая мисс – очень неплохой вариант. Из них выйдет отличная пара.

– Должна вас огорчить, друг мой. В голове нашего мальчика нет и мыслей о женитьбе.

– Так, значит, настало время этим мыслям появиться в его голове, – резко ответил мистер Оулдридж.

– А вам не кажется, что вы немного торопитесь? Мы ведь ничего о ней не знаем. Ни ее титула, ни рода, ни образования. К тому же наверняка она дурна собой.

– Дорогая моя, вам ли не знать, что при ее средствах на титул и образование можно закрыть глаза. Что до ее внешности, так по мне – это вообще не имеет значения.

– Пожалуй, вы правы, но все же… наш мальчик… Вы же знаете, я хочу для него самого лучшего, – в смятении соглашалась миссис Оулдридж. И, немного задумавшись, продолжила: – Вы так и не рассказали мне, за какую отличную службу король так щедро наградил мистера Эддингтона после окончания войны?

Мистер Оулдридж глубоко вздохнул. Чуть ухмыльнувшись, он поднял глаза на супругу и спросил:

– Разве не говорил? Ну что ж, тогда слушайте. Деньги эти он получил вовсе не за службу, а вот как…

Это произошло, я точно помню, в мае 1762 года, когда мы взяли Альмейду в Португалии.

В один из вечеров мы с мистером Эддингтоном сидели в местном трактире. Было уже поздно, я порядком устал и рано отправился спать, а Уильям остался. Следующим днем он куда-то исчез и вернулся только к вечеру с огромным мешком испанского золота. Уже по возвращению он рассказал мне, что сразу после моего ухода за его столик подсела пара молодых португальцев. Уверенные, что мой друг не понимает португальского языка, они смело вели между собой разговор… Речь шла о зарытом золоте. В разговоре один из них зачитывал другому условие некой шарады. В ней говорилось, что золото спрятано на квадратном поле, в месте, отстоящем на определенные расстояния от трех последовательных углов. Сложность состояла в том, что в округе было слишком много квадратных полей. Если бы тому парню знать размеры поля, то, сделав простые измерения, он мог бы без труда отыскать его и найти сокровища.

Мой друг Уильям всегда любил шарады и математические задачки, поэтому, услышав этот разговор, сразу же сообразил, что это место может быть только на поле одного размера, а те двое об этом не догадывались. Уильям без труда нашел то самое поле, так как португалец, в разговоре упомянул район, о котором шла речь. И действительно, в определенном условием месте лежало спрятанное золото.

Вот такая история, моя дорогая.

Пораженная миссис Оулдридж не могла вымолвить ни слова.

– Мистер Эддингтон щедро поделился найденным золотом, благодаря которому мне удалось начать собственное дело, – продолжил сер Джон. Но я получил лишь малую долю сокровищ, остальное он, разумеется, оставил себе. На эти деньги Уильям построил имение в Грансфилде, а остальные положил в банк. Так что, скажу вам, моя дорогая, его племянница теперь весьма завидная невеста.

– Поверить не могу, что за годы нашей совместной жизни вы только теперь решились рассказать мне всю правду.

– Все как-то не представлялось удобного случая, да и какая разница? – пояснил мистер Оулдридж.

 – И все же, каким бы ни было положение этой девушки, прошу вас, не заставляйте нашего мальчика жениться без любви, – продолжила миссис Оулдридж. – Я не позволю вам сделать нашего Чарльза несчастным ради материального блага.



Ольга МкАллистер

Отредактировано: 02.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться





Похожие книги