Повелительница ветра

Размер шрифта: - +

***

Звон, всполох и я с ужасом понимаю, что один из моих кулонов разбит. Тот самый что подарил жених. Фран разбил его!

От магического неба ничего не осталось, лишь цепочка с кусочком осколка.

— Посмотри, что ты наделал?! — разозлилась я, сунув ему под нос сломанный кулон.

— Тебя спас! — Фран тоже начал злиться.

— А разве это требовалась? — мне с трудом удавалось сдержать слезы.

Фран огляделся и замолчал, понимая, что ни один камень даже не задел нас. То все была лишь иллюзия, а теперь мы сидели в разрушенном зале с нужными нам артефактами. Среди мозаики валялось два небольших камня. Но мне было все равно. Мой подарок сломан. И пусть я совершенно не знаю его хозяина. Пусть не хочу замуж, но мне нравилось наблюдать за облаками в том маленьком камушке. Это было волшебно. Словно держать само небо.

На глаза все-таки навернулись слезы.

— Чего ты плачешь? Радоваться должна -- мы нашли аж целых два камня!

Я только пуще заплакала.

— Да что такого в этом украшении?! — он выхватил цепочку из моих рук и замолчал. Почему-то долго ее рассматривал, а потом взял и неожиданно закинул как можно дальше.

— Что ты делаешь?! — в ужасе и одновременно негодовании воскликнула, собираясь кинуться за оставшимся осколком, но меня остановили.

— Он тебе так дорог? — серьезно спросил Фран. — Это ведь просто кулон.

— Нет! — я вскочила на ноги, готовая убить его. Харкэ-ка! Если бы он поверил мне и не бросился спасать...

— Это не просто кулон, а целое небо, которое всегда было со мной. — И зачем-то добавила:

— К тому же подарок жениха.

— Другой такой же подарит! — неожиданно раздраженно проговорил пепельноволосый, даже не спрашивая ничего о том, что у меня есть жених. — Прекрати, плакать. Это того не стоит. Нам надо возвращаться к остальным... — он неожиданно коснулся моего лица, осторожно вытирая слезы, а после с теплой улыбкой спросил:

— Может камни подскажут нам как это сделать?

Я кивнула, успокаиваясь. Слезы высохли. Сама себе удивляюсь. Чего так расстроилась? Ведь даже не знаю хозяина кулона. Скорее мне просто очень понравился подарок, я любила любоваться облаками в нем. Но… разбить подарок жених по нашим обычаям считается дурным знаком. Внутри поселился неприятный росточек страха.

Так, Ханна, успокойся, все будет хорошо. Прикрыла глаза, обращаясь к камням. Они действительно подсказали как выйти отсюда. Вот только «обрадовали», что дверь откроется лишь на рассвете.

Под дверью понимался закрытый сейчас проход в сплошной стене. Как он должен открыться я понятия не имела, но камням верила. О чем и сказала Франу, который выглядел не очень довольным такой перспективой. Однако делать было нечего. Он лишь пожал плечами и хмуро проговорил:

— Значит, остаемся здесь до утра...

Я понимала его недовольство. Ведь сама хотела скорее отсюда выйти. К тому же в горле ужасно пересохло, и все мои мысли теперь занимала вода. Однако мне было приятно, что Фран наконец-то решился довериться, хотя бы в этот раз.

Он тяжело вздохнул и сел прямо на камни, облокачиваясь о стену.

— Что же ты стоишь, Ханна? — пепельноволосый невесело улыбнулся. — Присаживайся рядом.

Я и правда села, подогнув под себя колени, но немного поодаль от мага воздуха.

— Все еще обижаешься? — с досадой спросил Фран. — Даже после всего...

— Я благодарна тебе, — это было абсолютно искренне. — Если бы не ты, не знаю, что бы со мной было. Та трава, она необходима была и только ты смог ее достать, несмотря ни на что. И сейчас, в этом месте, ты помогал мне, бросился спасать, пусть и не было никакой опасности. Я все это понимаю. Спасибо тебе! Но простить твой обман, я вряд ли когда-нибудь смогу...

Хотя бы заговорить об этом смогла.

— Как же ты не понимаешь, — вновь начал он, но я покачала головой, перебивая.

Нет. Слова лишние. Не надо вспоминать!

— Фран, не забывай о моем желании...

Подействовало. Он замолчал. Все-таки в одном Фран порядочен — умеет держать слово.

А вскоре усталость сморила меня и я уснула. Но кажется совсем ненадолго. Только-только закрыла глаза, как меня уже дергали за плечо.

— Ханна, проснись!

Я сонно приоткрыла глаза, чувствуя, что лежу на чем-то… и чья-то рука на талии. А когда осмыслила -- тут же подскочила, не понимая как оказалась столь близко с Франом. Так он еще и посмел меня обнимать?!

— Успокойся, Ханна, — недовольно цокнул языком юноша, тоже подымаясь с пола. — Ночью было холодно. Ты замерзла и дрожала...

Он вдруг замолчал.

— Ай, неважно, ты все равно не захочешь слушать. Лучше посмотри вперед!

Я обернулась к той самой сплошной стене, о которой говорили камни. Сейчас на нее падали первые солнечные лучи. И чем выше они поднимались, освещая стену, тем ярче вырисовывались на ней какие-то древние символы.

— Выход! — воскликнула я, замечая появившуюся в стене арку. Солнце ярко ее осветило, словно указывая на путь.

Не задумываясь, я схватила наши два артефакта и поспешила туда. Арка приветственно пустила нас с Франом. А стоило сделать шаг, как проход захлопнулся за спиной, и нас охватила тьмы, закрывая от солнца.

— Ты точно уверена, что это выход? — настороженно спросил Фран, найдя в темноте мою руку.

— Да! — немного с раздражением отозвалась. — Камни никогда не врут.        

— Не злись, Ханна, — миролюбиво произнес Фран. — Тебе совсем это не идет.



Валерия Осенняя и Анна Крут

Отредактировано: 06.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться