Повраги, или Дружба в силу обстоятельств

Размер шрифта: - +

15 глава

15 глава

Шквал огня справа, и тонкую девичью фигурку порвало бы, если бы не хвост. Он обхватил за талию и утащил с рассекающей линии. А там все дальше и дальше, ближе к единственному выходу.

— Стой! Кай! Адонис же ранен! Кай! — пищала принцесса, ошалевшая от пуль, огня и взрыва.

— Я не некромант, — короткий ответ и попытка взобраться по балке.

Его укусили. Не больно (по сравнению с пулевыми ранениями) и сразу же все зажило, но сам факт укуса за хвост заставил вскрикнуть и съехать по балке вниз, как кот по шторке, оставляя глубокие борозды. Пришлось вновь прятаться. Оставшийся в живых, глава мафии выжил из ума и разрядил в металлоконструкцию вторую обойму.

— Ты не заберёшь меня в Ад! — кричала его человеческая паранойя.

Пули залили почище дождя. Места, куда они попадали, хотелось расчесывать до костей, которые эти куски метала не могли пробить. Адская боль туманила разум. В таком состоянии Кай не мог быть уверен в собственных силах и не хотел потерять сознание в процессе спасения уже обреченного человека. Пока ни один из снарядов не угрожал его жизни, но в любую секунду все могло изменится.

Нинель вырывалась, несмотря на единственный прикрывающий ее «щит».

— Хорошо! — зло оскалился Кай. — Заберу я эту падаль! Но выхаживать сама будешь.

Шипя как взбешенная кобра, демон резко бросил принцессу вверх. Пролетев кувырком до самой крыши, она угодила в дыру и приземлилась на край больно ударившись боком. Превозмогая боль, Нинель встала и склонилась над краем.

Крики, рык, стон, звон. Выстрелы прекратились резко, словно по чье-то отмашки. Безумный крик мафиози оборвался. Затем появился демон. Выглядел он как с гравюры «Зло Всего Мира» — глаза горят, кровь капает, в хвосте безвольно висит труп.

— Сама понесешь? — поинтересовался демон у растерянной и перепуганной Нинель. И, не дожидаясь ответа, прыгнул на нее, вынуждая Нинель повиснуть на нем. Кай бежал на всех четырех, не заботясь о конспирации. Дважды он едва не упал, трижды споткнулся, пять раз путал направление.

— Переберись на спину, принцесса, возбудишь еще ненароком, — ехидство вернулось, как только исчезла опасность.

— Люди же не в твоем вкусе, — неразборчиво простучала зубами Нинель, страшась разжать руки и упасть.

— В этом мире и принцесса суккубом пойдет.

Нинель ужасалась сложившейся ситуации. Её жених возможно умирал, болтаясь безвольной куклой. Кай сильно ранен и только от него зависело их благополучие. Тяжелое дыхание и с усилием поднимающаяся грудная клетка ощущались прижавшейся к черту принцессой. Везение, что в прошлый раз, одна единственная пуля прошла в узкую прореху между плоских ребер и едва не убила демона. А сейчас все они остались сидеть на непробиваемых костях буграми.

В попытке отвлечься, Нинель попыталась представить возвращение домой и едва не заплакала. В ее представлении Адонис умирал и ее просто-напросто вручали победителю или союзнику в войне. Как не смотри – печальное зрелище передачи ценной вещи из рук в руки. И она оплакивает его живя с другим мужчиной.

Слезам не дала разразиться резкая остановка Кая. Размышления прервались коротким полетом и встречей с асфальтом. Нинель вскочила, и первым делом проверила, не выбросил ли демон ценный груз. Лишь затем схватилась за свои раненные коленки. Груз побледнел, обзавелся алыми цветами на одежде, но упрямо дышал назло врагам. А вернее одному, придушившего в объятиях хвоста.

— Убить меня пытался? — слабым, разительно отличающимся от обычного тона голосом, спросил Адонис. Голубые глаза смотрели упрямо. Нинель едва не заплакала от счастья – он жив.

— И убью, если сам не сдохнешь, — улыбнулось Зло, выбирая, куда нести Добро. Несмотря на улыбку, у демона подгибались колени, и сам он выглядел не лучше еле живого Адониса. Казалось от обморока его держит лишь необходимость нести рыцаря.

— Отнеси его в больницу, пожалуйста! Он может умереть! — молила Нинель.

Не почувствовав сочувствия на свою долю, черт нахмурился. Но приготовился к коротко пробежке до больницы.

— Нет, — послышался слабый голос Адониса. — Неси домой. Не в больницу.

— С ума сошел? — огрызнулся Кай, покачнувшись. — Вот тогда ты реально сдохнешь!

— Герман. Врач. Доктора могут заметить... не вернемся домой... домой...

Рыцарь вновь вырубился, оставляя выбор на демона и невесту. А демон перекинул решение целиком на невесту:

— Решайте, принцесса. Не знаю, что там у него доктора могут заметить, вроде хвост и рога только у меня.

— Домой, — нерешительно приняла решение принцесса.

Кай рыкнул на идиотизм повражек и прыгнул на стену, даря хрипящему герою океан предсмертных ощущений. Когда Нинель добралась до квартиры, Кай уже уложил раненого на кровать, но не в гостиной, а в своей комнате. Он собрал все лекарства в кучу на столе. Их скептический осмотр не мог порадовать.

— Возись не возись, для откупа от смерти нужно нечто большее, чем «йод и зеленка», — спокойно отметил Кай.

Нинель дрожащими руками раздевала Адониса и ахнула от вида ран: две круглые дырки в животе. Будь жених в сознании, он бы не перенес страданий, отразившихся на лице невесты. Несмотря на страх, Нинель поспешила приступить к лечению: действовала она, как при ранах от стрел. Обмыла, накалила на плите нож.

Шипение и жареный запах, перемежающийся со скрипом сжатых зубов, между которых наружу рвался стон, привели в чувство Кая. Демон помотал головой и с удивление обнаружил себя в углу. Поспешил заняться своим лечением, создавая кучку окровавленных пуль на полу.

Нинель делала тщетные попытки дозвониться до Германа, одновременно с чтением инструкции к лекарствам. Обработать и забинтовать, вот и всё, чему научила её средневековая медицина. В отличие от гордого Адониса, она не имела ничего против обращения за помощью к Каю, как-никак они же в одной лодке.



Елена Троицкая

Отредактировано: 26.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться